ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Малькольм приподнял голову от подушки, по которой рассыпались ее шелковистые волосы, и внимательно посмотрел на Ариэллу. Увидев слезы у нее на глазах, он нахмурился и смахнул их. Она отвернулась, не в силах вынести его взгляд.

— Ты по-прежнему считаешь, что я не могу стать лэрдом твоего клана?.. — Он взял ее за подбородок и заставил смотреть на него. — Но клянусь, я отведу от вас все невзгоды.

Его глаза горели огнем, выражение лица не позволяло усомниться в серьезности этих слов. И все же Ариэлла знала, что ему не сдержать свою клятву, ибо помнила о печальной судьбе его соплеменников. Она закрыла глаза.

— Тебе нельзя оставаться у нас, Малькольм, — с отчаянием прошептала девушка. — Ты не тот человек.

Его опалил гнев.

— Боже, доколе же ты будешь испытывать мое терпение? — Он поднялся и, не стесняясь наготы, подошел к столу за кубком с вином. — Совершенных людей не бывает. Когда же ты усвоишь это, Ариэлла? Каждый, кто хоть чего-то стоит, рисковал, а значит, совершал ошибки. Порой эти ошибки оставляют глубокие шрамы. Но даже самые непростительные приносят пользу, ибо служат хорошими уроками. — Малькольм горько усмехнулся. — Если, конечно, бедняга, совершивший их, остался в живых.

Сказав это, он осушил кубок.

— Мой отец никогда не совершал ошибок, — возразила Ариэлла, натягивая на себя простыню. — Он всегда оставался достойным и отважным вождем. В отличие от тебя он безгрешен перед своим народом.

То были жестокие, оскорбительные слова, но она не могла не произнести их, поскольку желала напомнить самой себе о несовершенстве Малькольма. Он вспыхнул от негодования.

— Твой отец не сталкивался и с сотой долей трудностей, выпавших на мою долю! — Почему она так все упрощает? — Разве ему приходилось воевать, вести в бой войско? Где там! Он не высовывал носа из своего замка, не приходил на помощь другим. Его клан, единственный раз подвергшийся нападению, не сумел дать отпор врагу и потерял многих людей. Это стоило жизни и ему самому. Ты тоже едва не погибла. Так вот кого мне ставят в пример?

— Да, защитить нас он не смог. — Ариэллу уязвило его презрение к ее отцу. — Он не был воином. Зато следующий лэрд клана Маккендриков будет настоящим вождем.

Малькольм смотрел на нее с горькой обидой.

— По-твоему, я не воин и не вождь… — Эти слова дались ему с огромным трудом.

— Возможно, прежде ты был тем и другим. — Она призывала себя к спокойствию. — Но это в прошлом.

Девушка видела, что оскорбляет Малькольма и причиняет ему боль. Но он вынудил ее к этому. Малькольм должен понять: что бы между ними ни произошло, она не изменит мнения о нем. Лэрдом Маккендриков ему не бывать! Более того, нужно сделать все, чтобы он не вернулся сюда. Для этого она возбуждала в нем ненависть к себе. Очнувшись от глубокого забытья, в которое он сейчас погрузится, пусть вспоминает о ней только с гневом. Пусть никогда не посетит его мысль вновь предстать перед ней!

Малькольм попытался разогнать заволакивающий глаза туман. Мучительная усталость завладела им. Сейчас ему хотелось одного: упасть на кровать, обнять Ариэллу и забыться сном. Он мечтал о нескольких часах сна, чтобы не вспоминать ни о прошлом, ни о настоящем, а только наслаждаться ее близостью и теплом. Завтра он даст понять Ариэлле, как жестоко она ошибается. Зачем отрицать свои грехи? Ему не под силу изменить прошлое. Но он найдет способ доказать ей, что сломленный человек, утративший волю и жалеющий только себя, исчез. Да, прежним несокрушимым воином ему уже не быть, в этом Малькольм не сомневался. Но лэрду мало одной физической силы, ему нужны мудрость, отвага, честь. Он должен извлечь опыт из горьких уроков прошлого. Малькольм считал, что располагает всем этим в полной мере. Еще недавно ему казалось, что он никогда уже не пожелает взвалить на себя столь тяжкий груз, но теперь Малькольм принес бы эту жертву — ради нее.

— Я очень устал, — пробормотал он заплетающимся языком и с неимоверным усилием добрался до кровати. — Давай вернемся к этому разговору завтра.

Ариэлла покачала головой. Малькольм с удивлением увидел, что по ее щекам снова катятся слезы. Почему она плачет? Ему не удавалось сосредоточиться. Какое горе терзает ее? Малькольм нахмурился. Перед его глазами сгущался туман. Сонливость нахлынула на него теплой волной, лишив способности думать, говорить, осознавать происходящее. С чего его так сморило? Он видел, что Ариэлла задыхается от рыданий. Да что с ней?..

— Господи! — выдохнул Малькольм, поняв, наконец, что происходит с ним и с ней. — Что ты со мной сделала?

Этим вопросом он до смерти напугал ее. Его охватил гнев. Гэвин! Надо найти Гэвина!

Он направился к двери. Шаг, другой…

Проваливаясь в кромешную тьму, Малькольм слышал рыдания Ариэллы.

Глава 12

Издали замок, окутанный туманом, казался розовым и походил на мираж, внезапно выросший на вершине зеленого холма. Казалось, он вот-вот исчезнет. Аккуратные беленькие домики на склоне, из труб которых вились дымки, тая в голубом небе, тоже казались миражом.

«Теперь скоро! — подумал Родерик, испытывая сладкое томление. — Скоро все это будет моим!»

С тех пор как Маккендрики отбили его атаку, минуло около двух недель. Сначала ему не верилось, что эти жалкие ремесленники так быстро овладели азами ратного искусства и обратили в бегство его опытных воинов. Но едва он увидел на гребне стены Малькольма, как недоумение сменилось горечью и злобой. Поверженный Черный Волк, несчастный калека, спивавшийся в безвестности, вдруг оказался у Маккендриков! Еще больше поражало то, что его прежний лэрд, сражаясь с ним, был совершенно трезв и как будто забыл о боли. Уж не совершилось ли такое чудо благодаря волшебному мечу? Неужели Ариэлла по глупости вручила его Малькольму? Но короткий бой рассеял подозрения Родерика. Малькольм остался опасным соперником, однако сражался обыкновенным мечом. Изувеченный, он держал его обеими руками, стараясь не обращать внимания на больную ногу. Еще несколько минут настоящего боя вымотали бы Малькольма так, что прикончить его не составило бы ни малейшего труда.

Задумчиво проведя рукой по глубокому рубцу на щеке, Родерик задумался над тем, что заставило его прервать в ту ночь поединок. Он понял, что у Маккендриков появилась воля к сопротивлению.

Той ночью он потерял дюжину убитыми и ранеными, еще десятеро попали в плен; у него осталось лишь два десятка пригодных к битве воинов. Поскольку замок укрепили, а Маккендрики явно желали показать свою удаль, Родерик отказался от штурма. Оставался единственный способ заполучить меч — захватить Ариэллу и заставить ее отдать ему волшебное оружие. Когда он вооружится мечом, а девчонка станет его заложницей, ему никто не посмеет воспрепятствовать: он прикончит Малькольма и будет хозяином замка. Наконец-то у Родерика появятся своя крепость, земли, клан умельцев, которые обогатят его. Но самое главное, обладая волшебным мечом, он покорит один клан за другим и добьется владычества над всеми шотландскими нагорьями.

А вот девчонку, дважды оставившую его в дураках, ждет суровая кара. Родерик мстительно усмехнулся. Пора показать мерзавке, что у ее нового лэрда кончилось терпение.

— …и поэтому ему пришлось уехать, — закончила Ариэлла, ласково убирая волосы со лба Кэтрин.

Огромные глаза девочки были печальны.

— Почему он даже не простился?

— Было уже поздно, и Малькольму пришлось уехать без промедления. — Проклиная себя за эту ложь, Ариэла все же выдавила: — Он просил меня извиниться перед тобой за него и объяснить, что его ждут не дождутся в родном клане.

— Но Малькольм нужен и нам! — возразила Кэтрин. — Сегодня он обещал поучить меня верховой езде. Он обещал… — У девочки задрожали губки, что предвещало слезы.

— К нам уже приближается новый лэрд. Он ведет за собой большой отряд, поэтому Макфейн нам больше не нужен, — утешала ее Ариэлла. — В честь приезда Гарольда мы устроим большой пир с танцами и музыкой. Тебя никто не заставит рано лечь спать. Уверена, ты будешь довольна.

51
{"b":"19975","o":1}