ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Замуж по требованию
Приключения желтого чемоданчика
Сто лет одиночества
Не пытайтесь сделать все идеально. Стратегии борьбы с перфекционизмом
Остров Робинзонов
Пять ночей у Фредди. Четвёртый шкаф
Рисунки на песке
Худеем с умом! Методика доктора Ковалькова
Мастер своего дела. Семь практик высокой продуктивности

— А вы разве не хотите? — с удивлением спросила она, принимая стакан из его рук.

— Нет.

Жаклин поднесла стакан к губам и сделала большой глоток. Крепкий напиток обжег ей гортань, но вслед за этим в ее груди разлилось приятное тепло, которое помогло ей собраться с мыслями.

— До вас не доходили последние новости из Франции? — неожиданно спросила она.

Арман пожал плечами и уселся на диван напротив камина.

— Революционное правительство закрывает церкви в Париже и его окрестностях, — не спеша начал он. — Доносы все еще считаются проявлением лояльности, поэтому в парижских тюрьмах содержится более семи тысяч заключенных — гильотина не успевает рубить головы так быстро, как этого хотелось бы Комитету. Но, несмотря на все аресты и казни, народ продолжает голодать.

— Неужели именно этого добивались революционеры? — прошептала Жаклин, делая еще один глоток.

Арман отрицательно покачал головой:

— Не думаю, мадемуазель. Часть знати, к которой относился и ваш отец, мечтала о новом порядке, при котором власть но Франции не будет единоличной. Возможно, они даже разделяли взгляды буржуазии и считали, что привилегии должны быть отменены во имя равенства, при котором человека будут оценивать не по его фамилии, а по способностям и поступкам. Крестьяне хотели более простых вещей — хлеба, чтобы поесть, и одежды, чтобы согреться; они мечтали о разрушении той системы, которая заставляет их бороться за свое выживание. Однако сегодняшнее правительство не имеет ничего общего с теми идеалами, которые привели его к власти в 1789 году. Революция вышла из-под контроля. Прежние вожди осуждены и казнены, феодализм отменен, монархия разрушена. Теперь во всех бедах страны обвиняют буржуазию, но народ продолжает голодать. Похоже, что власть начинает испытывать страх перед своим народом.

— Это должно было случиться. — Жаклин тряхнула головой.

Арман с восхищением взглянул на нее. Она стояла перед камином и смотрела на пламя, свет которого переливался на се нежной коже. Маленький локон шаловливо спустился на щеку девушки и теперь дрожал, сверкая как золотой дождь.

Арман вдруг почувствовал нестерпимое желание дотронуться до этого нежного завитка. Ему вспомнился тот вечер, когда Он гримировал ее, превращая в крестьянку. Теперь ему казалось невероятным, что он смог справиться с такой задачей. Глядя на тонкие черты лица, великолепно очерченный подбородок, прямой нос, полураскрытые алые губы Жаклин, Арман не мог представить себе, как можно не хотеть ее.

— Месье Сент-Джеймс, мне нужна ваша помощь, — неожиданно услышал он.

— В самом деле?

Жаклин поставила стакан на каминную полку и начала расхаживать по комнате, обхватив себя руками.

— Сегодня я получила сообщение от своего друга — его арестовали и посадили в тюрьму в Париже по ложному обвинению в пособничестве моему побегу. То, что на самом деле он невиновен, не спасет его от гильотины. — Она остановилась и взглянула на Армана. — Если он еще жив, я хочу нанять вас, чтобы вы спасли его.

Друг. Интересно знать, кто это на самом деле, подумал Арман. При этом выражение его лица ничуть не изменилось, и Жаклин не могла понять, заинтересовало его ее предложение или нет. Он не отказал ей сразу, но и не стал задавать никаких вопросов, что она сочла недобрым знаком.

— Конечно же, я заплачу вам, — поторопилась добавить она: вряд ли он будет рисковать своей жизнью только ради хорошего отношения к ней.

Арман удивленно поднял брови:

— Хотелось бы знать, из каких денег, мадемуазель? Может быть, сэр Эдвард открыл вам неограниченный кредит?

— Вовсе нет. В этой стране я не располагаю нужной мне суммой, но у меня есть достаточно денег во Франции.

Он не мог поверить в то, что услышал.

— Разве вы не знаете, что правительство конфисковало все имущество де Ламберов, включая замок и земли?

— Это так. Но сейчас во Франции мало кто имеет наличные деньги, а владения де Ламберов так велики, что правительство наверняка не нашло покупателя.

Ее доводы были для него непонятны.

— И что с того?

Жаклин села на диван рядом с ним.

— Помните, как в суде общественный обвинитель спрашивал меня о драгоценностях де Ламберов?

Арман кивнул.

Лицо девушки озарила гордая улыбка:

— Это единственное, что не попало в их грязные руки, хотя они больше всего желали заполучить наши сокровища.

— Насколько я помню, вы сказали Фуке-Тенвилю, что все продали.

— Я солгала.

— И теперь эти драгоценности в Англии? — с интересом спросил он.

— Нет, я спрятала их в замке. Когда мы вернемся во Францию, я немедленно достану их и отдам вам.

По мере того как смысл ее слов доходил до Армана, в его глазах начали появляться недобрые огоньки.

— Так вот в чем дело, — разочарованно произнес он. — Мысли о мести до сих пор отравляют ваше сознание и не дают начать нормальную жизнь. — Он резко поднялся и подошел к камину. Его душил гнев.

— Эта миссия не имеет ничего общего с местью! — в сердцах воскликнула Жаклин. — Франсуа-Луи арестован, и ему нужна ваша помощь. Так как я не думаю, что вы будете работать задаром, мне необходимо отправиться с вами, чтобы достать драгоценности. Как только они окажутся у меня в руках, я буду ждать вас в любом месте, которое вы сами выберете. И я не собираюсь сбегать от вас, чтобы отомстить Никола Бурдону. — Она, конечно же, врала, но надеялась, что ее голос звучит достаточно искренне.

Арман обернулся к ней; выражение его лица не сулило ничего хорошего.

— Мадемуазель, неужели вы считаете меня полным идиотом? Вам, как и мне, прекрасно известно о вашем непреодолимом желании всадить нож в грудь Бурдона. То, что вы обращаетесь ко мне с подобными просьбами, свидетельствует лишь о том, что вам безразлична ваша жизнь, несмотря на наши обязательства перед сестрами. Вы поразительно эгоистичны, — добавил он с досадой.

— Как вы смеете говорить мне подобные вещи! — Жаклин соскочила с дивана и подошла к нему почти вплотную. — Я готова заплатить любую цену, которую вы назначите, месье Сент-Джеймс, только бы Франсуа-Луи был спасен. Я даже готова рискнуть собственной жизнью ради его свободы, а вы обвиняете меня в эгоизме — вы, расчетливый делец, превративший людское горе в товар!

Арман задумчиво посмотрел на нее:

— Жаклин, скажите мне, что значит для вас этот человек, раз вы хотите рискнуть всем ради него?

— Он… мой друг, — неуверенно ответила она. С Франсуа-Луи она собиралась разделить свою жизнь, но так как ей осталось провести на этом свете совсем немного, то не было нужды говорить правду.

— Значит, друг, — повторил Арман. Он не мог понять, почему теперь это приобрело для него такое большое значение. — И что же, вы собираетесь вернуться во Францию, чтобы спасти всех оставшихся там друзей? — спросил он с неожиданной насмешкой.

— Конечно, нет. Но Франсуа-Луи обвинили в том, что он помог мне бежать, поэтому его спасение для меня дело чести. — Она отвернулась, не в силах сдержать ярость, вызванную его расспросами. — Я знаю, месье, вам трудно понять это, так как кодекс чести неизвестен вашему классу.

Зги слова прозвучали как пощечина. Арман схватил ее за плечи и с силой встряхнул.

— Предупреждаю вас, моя очаровательная маленькая аристократка, — тихо произнес он, не ослабляя железной хватки, причинявшей Жаклин сильную боль, — что я не прощаю подобных оскорблений. Если вы хотите осуждать меня, то делайте это исходя из моих поступков, а не из моего происхождения.

Она стояла перед ним и смотрела на него своими темно-серыми глазами, похожими на штормовое море; ее грудь вздымалась от волнения, почти касаясь его груди. Острое желание пронзило Армана с такой силой, что у него едва не закружилась голова. Тот самый шаловливый локон все еще подрагивал на ее щеке, и вдобавок к нему присоединилось несколько непослушных прядей, выбившихся из прически. Ее лицо раскраснелось, то ли от жара, исходившего из камина, то ли от гнева.

Жаклин слегка приоткрыла рот, очевидно, чтобы потребовать немедленно отпустить ее, его рассудок требовал того же, но он больше не мог сдерживать себя.

27
{"b":"19976","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Создать совершенство. Через тернии к звездам: как рождаются виртуозы
Эсми Солнечный Ветер
Лунный календарь для садоводов и огородников на 2019 год
Командарм. Позади Москва
Двойные игры адвоката
Грабли сансары
О чем мечтать. Как понять, чего хочешь на самом деле, и как этого добиться
Сорви с меня маску
Наказание