ЛитМир - Электронная Библиотека

Что все-таки произошло с мисс Скотт?

Он прокручивал в голове ее поведение в последние дни. Пикник. Обтягивающий джемпер.

Она хотела отпраздновать свой диплом. Может, это окончание учебы так на нее повлияло? А он испортил ей праздник!

Его рука дернулась, и ручка упала на стол.

Стол. Работа. Договор. Ручка. Сосредоточься.

Аннабелл повернулась. Ее карие глаза и загадочная улыбка сказали, что она знает о его потаенных мыслях… Она намеренно медленно провела пальцами от колена до лодыжки, как сделал бы умелый любовник. Вагнер зачарованно следил за пальцами, ласкающими стройную ножку.

— Вам нравится?

— Ода!

— Это называется — соблазн.

— Что?

Она вытянула ножку, любуясь накрашенными пальчиками.

— Мой лак для ногтей. Он называется «Соблазн».

Аннабелл опустила голые ступни на ковер и пошла к нему. Бесшумно. Плавно, с чувственной грацией дикой кошки.

— Анн.., мисс Скотт, мне некогда разговаривать, мне надо работать!

Она замерла в дверях, скрестив ноги. Ярко накрашенные пальчики зарылись в пушистый ковер.

Сегодня на ней была короткая юбка, расширявшаяся книзу и ласкающая стройные бедра при ходьбе.

Как просто было бы сейчас встать, подойти к ней и притянуть в свои объятия. Убедиться, что она не надела лифчик.

— Нет времени на игры, весь в работе, — посетовала она. — Скучный мальчик!

Работа? Видела бы она сейчас, как он возбужден! Какая уж тут работа!

— Мне.., гм.., нужно побыть одному.

— Я закрою дверь, но сначала я хотела бы немного разнообразить вашу скучную жизнь.

Ну все, с него хватит. Что еще она задумала!

— Разнообразить? Это как же?

Пальчики Аннабелл взялись за подол юбки, поднимая его на пару сантиметров…

— Продемонстрировать, что на мне нет трусиков. Кстати, у вас совещание со Смитом и Дином через час.

Уронив подол, она исчезла. Дверь в кабинет захлопнулась.

И его еще волновало, носит ли она лифчик?

Когда на ней нет даже трусиков! Под этой коротенькой красной юбчонкой на ней абсолютно ничего нет.

Вагнер чуть не бросился следом. Черт, что он сделал бы, догнав ее? Вагнер вскочил, задев бумаги, которые ворохом посыпались на пол.

Потом заставил себя сесть обратно.

Проклятье. Совещание через час! Как он сможет вести себе адекватно в таком состоянии… Да они проведут его как ребенка!

Нагнувшись, он собрал бумаги и сунул в кейс.

Придется идти пешком в офис Смита. Прогулка поможет ему успокоиться.

Поправив галстук, Вагнер вышел из кабинета, и остановился, ошеломленный. Его ассистентка сидела, закинув длинные стройные ноги на стол.

У мисс Скотт великолепные ноги. Взгляд Вагнера обежал всю ее фигуру. И не только ноги.

— Пожалуйста, позвоните Смиту и Дину и скажите, что я вышел, — выдавил Вагнер.

Она положила одну ногу на другую:

— Слушаю и повинуюсь.

На мне нет трусиков. Эти слова вертелись у него в голове.

Проклятье, ему придется бежать вприпрыжку до офиса Смита, чтобы успокоиться.

Кивнув, он бросился к лифту и нажал кнопку вызова. Если бы все было так быстро. Через пару минут он оказался в фойе. Женщины и мужчины в костюмах, ожидающие лифта, расступились, давая ему дорогу. Вагнер сразу направился к выходу.

Все хорошо. Шум города. Анонимность толпы.

Деловая атмосфера.

После совещания он поговорит с Аннабелл о ее поведении в офисе и стиле одежды. Он прямо скажет, что недоволен ее поведением.

А сейчас он больше не будет о ней думать. У него впереди важное совещание с директорами «Андерсон» — Аргусом Смитом и Рэймондом Дином, известными своей беспринципностью и алчностью. Вагнер должен держать ухо востро.

Больше всего он не доверял Смиту. Аргус Смит когда-то отказал отцу Вагнера в финансовой поддержке. Он ждал, когда тот сдастся и передаст ему право на патенты. Но этого не произошло. Патенты останутся в руках семьи Экром.

Вагнер знал, что у него мало преимуществ в этой игре, но все равно собирался играть по-крупному. Иногда, чтобы выиграть, нужно уметь блефовать.

Секретарша провела Вагнера в пустующий зал для переговоров. Через десять минут вошли Смит с Дином. Пожав друг другу руки, они сели за массивный дубовый стол. Вагнер отказался от кофе, и секретарша плотно закрыла двери.

Перед ними лежали белые папки. Еще одна папка лежала на пустом месте напротив него.

Вагнер вопросительно посмотрел на папку.

— Кое-кто может присоединиться к нам позже, надменно произнес Смит.

Вагнеру стало не по себе. Они что-то задумали, но нужно в любом случае сохранять спокойствие и уверенность в себе. Нельзя подавать виду, что он обеспокоен или раздражен.

Еще через пятнадцать минут дискуссии Дин протянул ему сигару.

— Рад видеть тебя в составе «Андерсон», Вагнер. Или почти в составе.

Почти? Что значит это «почти»? Вагнер сунул сигару в карман пиджака.

— «Экром энтерпрайз» будет ценным приобретением для «Андерсон». Надеюсь, ты уже наигрался в собственный бизнес? — усмехнулся Дин.

— Особенно учитывая, что он принес тебе одни долги. Последнее время ты финансировал компанию из собственного кармана, не так ли? — фыркнул Смит, отчего его массивный живот заколыхался.

Вагнер проглотил вертевшийся на языке резкий ответ и вместо этого одарил противников вежливой улыбкой. Вот, значит, какую тактику они выбрали — метод кнута и пряника. Один поощряет фразами вроде «Ты такой молодец», «Мы гордимся тобой», а другой оскорбляет в лицо, называя неудачником и вечным должником. Все направлено на то, чтобы смутить его и заставить довериться благожелательно настроенному противнику.

И это еще не все. Вагнер нутром чувствовал угрозу — Не совсем так. Скорее из твоего. Помнишь, как я заработал первый капитал на перекупке одной из твоих компаний?

Глаза Смита сузились, но он не подал виду. С фальшивой улыбкой он поднес к губам стакан. Но оскорбление не прошло незамеченным.

Вагнер напрягся. Обмен оскорблениями ни к чему хорошему не приведет. В бизнесе не место переходу на личности.

Дин скрестил руки на груди и посмотрел Вагнеру прямо в глаза.

— Как ты планируешь распорядиться деньгами?

— У меня есть несколько соображений на этот счет.

Вагнер не собирался раскрывать свои планы и смотреть, как потом «Андерсон» зарабатывает на его идеях деньги.

— А вы? — спросил он.

Смиту не дал ответить звук открывающейся двери. Его губы расплылись в улыбке при виде человека, которого секретарша впускала в зал.

Вагнер резко повернулся, чтобы рассмотреть новоприбывшего. Он выглядел знакомым. Деловой круг в Оклахоме был довольно узким, так что многих бизнесменов Вагнер знал в лицо, особенно самых влиятельных, занимавшихся нефтью и газом.

Смит прочистил горло:

— Позвольте представить Кении Роадса.

Роадс. Знакомая фамилия. Лоббист в политике с влиятельными связями в политическом и деловом кругах Оклахомы. Роадс не протянул руки.

Вагнер, кстати, тоже. И правильно сделал. Что же они задумали?

Смит откинулся на спинку кресла, которое покрякивало под его весом. Взгляды, которыми они обменялись с Роадсом, не остались не замеченными для Вагнера. Он кожей чувствовал волнение Смита. Ничего хорошего. Соглашение еще не подписано. Все может измениться к худшему в любую секунду. Но сейчас не время впадать в панику.

— Мистер Роадс присоединился к нам в качестве третьей заинтересованной стороны, — сказал наконец Дин.

Роадс взглянул на папку перед ним, но открывать не стал.

— Я слышал о вашей репутации, Экром. Похоже, она заслуженна.

Вагнер ничего не сказал. Этот Роадс ему сразу не понравился, И тон, которым тот говорил, тоже.

Но Вагнер не подал виду. Этому он научился на ошибках отца. Никогда не подавай виду и сохраняй спокойствие в любой ситуации.

Роадс провел пальцами по полированной крышке стола, оставляя маслянистые полоски.

Что-то в выражении его лица настораживало. Какую игру они ведут?

10
{"b":"19978","o":1}