ЛитМир - Электронная Библиотека

Аннабелл пристроила корзинку на бедре.

Вагнер поспешил к ней:

— Позвольте вам помочь.

Ослепительно улыбнувшись, Аннабелл сняла с корзинки покрывало и уронила его на пол.

— Что вы делаете? — изумился он.

Она опустилась на покрывало, и его взгляд утонул в вырезе ее голубого джемпера. Зрелище было восхитительным.

Надо как-то поднять ее на ноги. Ему надо думать о договоре.

— Грудку или бедрышко? — спросила она.

Вагнер сглотнул.

Цыпленок. Она купила цыпленка.

— И то, и то, — выдохнул он.

Вагнер опустился на пол, прежде чем успел понять, что делает. Она заслужила праздник. Его ассистентка работала так же много, как и он. Если Аннабелл хочется сидеть на полу — пожалуйста.

Он перед ней в долгу.

— Я решила устроить пикник в кабинете. Вместо обеда. Так нам не придется выходить из офиса и пропускать важные звонки.

Конечно, как он раньше не подумал! Что же он будет делать без нее: без ее ответственности, пунктуальности и аккуратности?

Вынув из корзинки две керамические миски, она начала раскладывать куриный салат и макароны. Его желудок заурчал, уловив аромат теплого хлеба.

— Только что испеченный в булочной на углу.

Девушка щедро намазала ломоть хлеба маслом.

Немножко масла попало ей на кончик пальца. Аннабелл поднесла пальчик к губам и облизала. Их глаза встретились. Вагнер понял, что не отрывает взгляда от ее губ.

— Масла? — спросила она.

— Ода…

— Вагнер, хотите бутерброд с маслом?

Он заставил себя сосредоточиться.

— Нет. Спасибо.

— Вы не откроете бутылку?

Мужчина умело снял фольгу. В прошлом ему часто приходилось открывать шампанское: поводов для празднеств хватало.

Грациозно наклонившись, Аннабелл взяла тарелку и поставила себе на колени. При этом ее пальцы задели его ногу. Это прикосновение обожгло даже через шерстяную ткань брюк. Его мышцы непроизвольно напряглись. Вагнер уставился на ее руки. Почему он раньше не замечал, какие у нее тонкие запястья и длинные пальцы?

Как могли эти хрупкие руки выполнять столько работы? Она училась, работала у него, а также подрабатывала по вечерам, чтобы выплатить долги отца. Его взгляд поднялся вверх, к ее губам. Розовые, полные, они жаждали поцелуя.

Его поцелуя.

Какое-то странное чувство охватило его. Пальцы впились в пробку. С легким свистом пробка вылетела из горлышка, и шампанское выплеснулось из бутылки. Смеясь, Аннабелл протянула ему стаканчик.

Вагнер улыбнулся:

— Пластиковый?

— Не нашла других.

Пить шампанское из пластиковых стаканчиков, сидя на полу, было непривычно. Но этот пикник нравился ему все больше и больше.

Осторожно наполнив пластиковые стаканы, Вагнер протянул один девушке. Аннабелл Скотт работала с ним четыре года, но он не мог припомнить, чтобы они обедали вместе или вообще сидели так близко, что он чувствовал ванильный аромат ее шампуня или видел ямочку на щеке.

Кроме одного раза.

Он почти забыл об этом.

Два месяца назад они заработались допоздна над каким-то проектом. Аннабелл заснула на диване в кабинете. Вагнер не мог оторвать глаз от пряди ее волос, покоящейся на нежной щеке. Ее грудь ровно вздымалась, натягивая тонкую ткань блузки.

Настоящее искушение. Его тело не могло остаться равнодушным. Вагнер был на грани того, чтобы совершить ошибку и поцеловать ее, но сдержался.

Он умел управлять своими желаниями.

Ямочка снова заиграла на ее щеке. Она втянула в рот макаронинку.

Желание вспыхнуло у него внутри. Вагнер отвел взгляд. Смотри в свою тарелку, это безопаснее, твердил он себе.

Повисла тишина.

Тишина не была неловкой, но все же через несколько минут он решил нарушить ее:

— Как ваша спина?

Ее брови удивленно приподнялись. Потом девушка улыбнулась:

— Хорошо. Просто устала. Столько учебы.

Его бросило в холодный пот. Аннабелл закрыла глаза и потянулась. Грудь поднялась навстречу его взгляду, и Вагнер чуть не застонал. Он схватил пластиковый бокал и опрокинул содержимое в рот.

И закашлялся.

— Это не шампанское.

— Нет. Я решила, что не стоит пить алкоголь посреди дня. Это игристый сливовый сидр.

— Очень необычный.., вкус… — сказал он, откашлявшись.

Девушка открыла корзинку и вынула два куска шоколадного торта и гроздь винограда.

— Конечно, сейчас не сезон, стоит он бешено дорого, но я просто обожаю виноград. А вы?

Вагнер чуть не подпрыгнул на покрывале, когда ее розовый язычок облизнул виноградинку. Он представил, как ее язык…

Черт, что с ним происходит?

То, как она ела, наводило его на самые неприличные мысли. Он думал о сексе. О сексе со своей ассистенткой. С мисс Скотт.

Абсурдность этой идеи заставила его вскочить на ноги. К несчастью, вставая, он зацепился за кончик покрывала. Шоколадный торт соскользнул с тарелки. Аннабелл нагнулась, чтобы поднять его.

Девушка вскинула на него глаза, полные тоски и боли. Он обидел ее!

Ярость на себя и неудовлетворенные желания еще не повод обращаться с ней грубо.

— Спасибо, мисс Скотт, и примите мои поздравления, — пробормотал он виновато. — Я буду работать допоздна сегодня. Пожалуйста, закройте дверь, когда будете уходить.

Дверь за ней бесшумно закрылась, и Вагнер рухнул в кресло.

Аннабелл стоило большого труда не хлопнуть дверью. Она швырнула злосчастную корзинку на стол и потянулась за блокнотом.

На этот раз она взяла маркер, чтобы внести исправления.

1. Используй язык. Прикуси его, когда тебе еще раз захочется спросить совета у Кэти.

2. Играй с едой. Оставь это младенцам!

3. Выгибай спину. Дальше в том же духе — и ревматизм тебе гарантирован.

Спиртовой запах маркера наполнил комнату.

Она тщательно заштриховала строчки с мантрой:

«Я соблазнительница». Никакая я не соблазнительница!

Отодвинув блокнот, Аннабелл набрала номер Кэти. Подруга ответила сразу. Значит, ждала ее звонка.

— Ну как, масло подействовало?

— Как ты узнала, что это я?

— Определитель номера.

— План провалился. Я завязываю.

— Хмм…

Аннабелл ясно видела Кэти в этот момент. Подруга откинулась на спинку кресла, покусывает кончик ручки и думает. Плохой знак.

— Хватит планов. Ты права. Колодец пересох, поспешила добавить Аннабелл. У нее есть свой собственный план. Если Кэти его одобрит, ей не понадобятся каблуки-стилеты и черное страусовое боа.

— Не знаю. Мне все еще кажется, что его нужно просто подтолкнуть, — Кэти втянула воздух. — У меня есть…

— Погоди, — перебила Аннабелл. — Твои два последних плана провалились.

— Но они должны были сработать. Этот мужчина невозможен. Мне нужно тщательно продумать…

— Кэти, я не хочу…

— Ты должна начать встречаться с другим мужчиной.

Аннабелл расслабилась. Эта идея совершенно безумна.

— Хорошая идея. Кого же из толпы моих воздыхателей мне выбрать?

— Начнем с малого. Соседка моей подруги Хэзер выходит замуж, и Хэзер устраивает завтра последнюю «холостяцкую» вечеринку у себя дома.

Аннабелл застонала.

— Нет, только не вечеринка. Я ненавижу вечеринки.

— Белл, дорогая, может, пора изменить это мнение? У тебя в офисе ничего не происходит. Пора поискать мужчину в другом месте. Может, тебе не повезет на вечеринке, но с чего-то ведь надо начинать!

Аннабелл бросила взгляд на дверь в кабинет Вагнера. Плотно закрытую дверь в его сердце. Ей никогда не открыть эту дверь. Пора смириться с этим.

— Ладно, я согласна.

— Чудесно. Увидимся на вечеринке.

Аннабелл положила трубку и заглянула в дневник. Она вырвала исчерканные листки из блокнота, решительным шагом подошла к бумагорезательной машине, нажала кнопку и подождала, пока листочки превратятся в горсть белых конфетти.

ГЛАВА ВТОРАЯ

— Что я здесь делаю? — Аннабелл пришлось повысить голос, чтобы перекричать толпу.

— Это философский вопрос, — пошутила Кэти, забирая из импровизированного бара напитки и протягивая один стакан подруге.

3
{"b":"19978","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Это по-настоящему
Взлом маркетинга. Наука о том, почему мы покупаем
Любовник из модного каталога
Хранительница времени. Выбор
Научные забавы. Интересные опыты, самоделки, развлечения
Мистерия ярких чувств
Драконий отбор, или Пари на снежного
Хождение по буквам
Лунный календарь для садоводов и огородников на 2019 год