ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты прав, – согласился Штирлиц. – Странно, что в Рейхе его считают одним из самых умных и дальновидных офицеров.

– Это показатель общего уровня ума в Рейхе, – сказал Купер.

Тем временем Кальтенбруннер излагал своим сотрудникам новый план.

– Надо устроить засаду у него в доме. Для этого необходимо дождаться, когда он выйдет, засесть на лестничной площадке этажом выше его квартиры и, когда Штирлиц будет возвращаться, закидать сверху гранатами. Это мой гениальный план. Если вы и его провалите, всех расстреляю три раза!

Кальтенбруннер остановился перед одним из своих агентов. Это был его лучший агент по имени Клаус. Этот агент выполнял задания своего хозяина в Испании, Алжире, Советском Союзе. Санта-Клаусом прозвали его друзья-диверсанты за то, что каждое дело этого агента было настоящим «подарком» для врагов Рейха и Кальтенбруннера!

– Уж ты-то меня не подведешь, Клаус? – спросил Кальтенбруннер. – Ты мой самый классный агент! Надеюсь, хоть ты не исчезнешь даже при провале!

– Так точно! – воскликнул Санта-Клаус, преданно пожирая глазами начальника.

– Устрой этому козлу Штирлицу отличную засаду!

– Так точно!

– Что ж, – сказал агент Купер, закрывая чемодан. – А мы, пожалуй, устроим засаду на их засаду.

Через час они были в доме, где жил настоящий Штирлиц. Поднявшись на этаж выше своего, Штирлиц расположился на широком подоконнике, поставив рядом с собой сумку с несколькими бутылками пива, купленного по дороге. О край подоконника русский разведчик открыл бутылку, пиво вспенилось и полилось на пол. Штирлиц приложился к горлышку и, блаженно зажмурившись, с наслаждением выпил полбутылки.

«Нет, что бы вы не говорили, – вспомнил он слова господина Мюллера, – а баварское пиво в три раза лучше жигулевского!»

Черт побери! Он бы сейчас не отказался попробовать жигулевского, чтобы освежить в памяти его вкус. «Вкус Родины, – подумал Штирлиц, – это вкус пива, которое на этой Родине пьют!»

– Штирлиц, – позвал агент Купер, который смотрел на дверь квартиры Штирлица в лестничный проем. – Вы вышли из квартиры с рюкзаком пустых бутылок.

На лестнице послышался характерный звон и слова песни «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью», которую настоящий Штирлиц невнятно напевал себе под нос.

– За пивом пошел, – сказал Штирлиц. – Я быстро вернусь, в Германии почему-то никогда не было очередей.

– Значит, сейчас появятся люди Кальтенбруннера.

– Мы ждем, – лаконично ответил Штирлиц и открыл новую бутылку.

Хлопнула входная дверь, послышались голоса. Агент Купер приготовил распылитель, сняв его с предохранителя. Но это были всего лишь подростки. Трое светловолосых юнцов, совсем еще зеленых, с нашивками «Гитлерюгенда» на рукавах. Этакие молоденькие фашистики. Истинные арийцы с голубыми глазами. И с ними симпатичная девушка лет семнадцати. Подобно Штирлицу, подростки расположились на подоконнике двумя этажами ниже, один забренчал на гитаре, двое других откупорили бутылку дешевого портвейна и разлили по картонным стаканчикам. Гитарист рассказал похабный анекдот, парни весело заржали, а девушка покраснела и глупо захихикала.

– Черт! – в сердцах молвил Купер, убирая свое смертоносное оружие.

– Это какие-то дети.

– Это не дети, Купер. Это – пионеры, – сказал Штирлиц. – Фашисты все содрали с Советского Союза. Их гестапо – это слабый аналог нашего НКВД, концлагеря – полностью как у нас, только погода потеплее, «Гитлерюгенд» – один в один пионерская организация имени Владимира Ильича Ленина…

Дверь в подъезд опять хлопнула. На этот раз раздался топот подкованных сапог. Это были люди Кальтенбруннера. Штирлиц открыл еще бутылку, Купер снова приготовил распылитель.

Людей Кальтенбруннера было пятеро. Четверо тащили тяжеленный ящик с гранатами, а лучший агент Кальтенбруннера Санта-Клаус нес большой ручной пулемет.

– Уважают они вас, – усмехнулся агент Купер. – Несут ящик гранат туда, где хватило бы одной, да еще и пулеметик прихватили, вдруг вы после ящика гранат уцелеете!

– Им не поможет ни одна граната, ни ящик гранат, ни пулемет, – равнодушно сказал Штирлиц, пьющий пиво. – Пусть хоть фаустпатрон притащат!

– Папаша! – обратился один из подростков к человеку с пулеметом. – Закурить не найдется?

– Заткнись, ублюдок! – злобно бросил Санта-Клаус, показывая пареньку огромный волосатый кулак. – А то будешь иметь дело с Кальтенбруннером!

Парень предусмотрительно последовал совету и заткнулся.

Люди Кальтенбруннера прошли мимо квартиры Штирлица и, тяжело дыша, начали подниматься на этаж, где их уже поджидал агент Купер.

– Привет, ребята! – весело поздоровался Штирлиц. – Закурить не найдется?

Люди Кальтенбруннера от неожиданности уронили ящик и застыли с раскрытыми ртами.

«Чего с ними разговаривать?» – подумал Купер и нажал на курок. Люди Кальтенбруннера, включая Санта-Клауса, на которого так надеялся господин Кальтенбруннер, исчезли, как не было, остался только ящик с гранатами. Штирлиц слез с подоконника, взял одну гранату и подкинул на ладони.

– Наши, – сказал он. – Советские. Гранаты системы «Ф-1», в просторечии – лимонки. Самая надежная штука. Радиус разлета осколков – двести метров. Купер, захватим ящичек с собой в будущее?

– Зачем он нам нужен? У нас есть гораздо более эффективное оружие!

– Ну, мало ли, – Штирлиц положил гранату в карман. – Лишний ящик хороших гранат еще никому не мешал. Захватим, а?

– Только если вы сами его понесете, – согласился агент Купер.

– Да? – Штирлиц призадумался. – Тогда фиг с ним. Распыляй.

Купер уничтожил ящик и убрал распылитель.

Опять хлопнула дверь и чей-то радостный голос воскликнул:

– Вот в этом подъезде и живет мой друг Штирлиц! С ним-то мы и выпьем нашу бутылочку коньяка! Если, конечно, люди Кальтенбруннера его еще не убрали.

– А он правда русский шпион? – робко спросил женский голос.

– О! Он такой крутой, что может быть чьим угодно шпионом, не только русским, но и своим собственным! – радостный голос заржал. – Представляешь, шпионить не для какой-то страны, а для себя лично!

– Это Айсман, – улыбнулся Штирлиц. – Болтун. Старая халява! А ведь я, действительно, занимался разведкой для себя лично, а не для кого-то там! Просто мне это нравилось!

– Эй, папаша! – остановил Айсмана подросток на подоконнике. – Закурить не найдется?

– Ты кого папашей назвал, засранец? – доброжелательно отозвался Айсман. – Давно в гестапо не попадал? Смотри у меня!

Айсман с двумя накрашенными красотками подошел к двери Штирлица и нажал на кнопку звонка. Не получив ответа, Айсман посверкал единственным глазом и, достав связку отмычек, открыл дверь.

– Прошу! – повел он рукой. – Чувствуйте себя, как дома, но не забывайте, что вы в гостях!

И, снова заржав, Айсман закрыл за собой дверь.

– Это ваш друг? – поинтересовался Купер.

Штирлиц задумался.

– Ну, можно сказать, что и друг, – наконец молвил он. – Мы с ним не один пуд соли съели. И не один литр пива выпили. Последний раз я его видел на Канарских островах, где он, разбогатев, купил трехэтажную виллу.

Снова стукнула дверь. В подъезд вошел настоящий Штирлиц с рюкзаком, полным бутылками пива. Приклеив окурок «Беломора» к облупленной стене, русский разведчик начал неторопливо подниматься по лестнице.

– Папаша! Закурить не найдется! – привычно потребовал подросток из «Гитлерюгенда».

Штирлиц остановился и протянул юному фашисту папиросу.

– А теперь спичку! – скомандовал юнец, обрадованный, что на этот раз его не послали.

Штирлиц терпеливо протянул коробок.

Обнаглевший юнец прикурил и, выпендриваясь перед девчонкой, снова спросил:

– А что у тебя в рюкзаке?

– Пиво.

– Снимай рюкзак!

– Слушайте, Штирлиц, – спросил агент Купер у Штирлица. – Как вы терпите, они же нарываются?

– Ты думаешь, я терплю? – улыбнулся Штирлиц и глянул сверху на самого себя. – Сейчас…

– Долго еще ждать? – наглел парнишка, пока Штирлиц из прошлого все так же неторопливо снимал рюкзак.

9
{"b":"1998","o":1}