ЛитМир - Электронная Библиотека

Мать пыталась защищать Лукаса, но это не помогло Айрис привести в порядок свои чувства. Леди Лэнгли говорила так, будто прекрасно знала, что у Лукаса есть любовница.

Леди Престон пожала своими красивыми обнаженными плечами:

– Может быть. Мне кажется, когда в деле замешан ребенок, джентльмены ведут себя крайне осмотрительно.

В голосе леди Престон звучало злорадное удовлетворение, и Айрис внезапно ощутила слабость. Это не могло быть правдой. Лукас ни за что не стал бы просить ее руки, если бы у него была другая женщина. И у него не может быть ребенка. Это просто невероятно.

Только не у Святого.

«А почему нет?» – услышала Айрис прозвеневший в ее сознании голос. Действительно, почему бы и нет? Многие представители светского общества так поступают. Взять хотя бы ее отца. Но Лукас ведь не такой, как ее отец…

– Уверена, что вы ошибаетесь, – ледяным тоном произнесла ее мать, разворачиваясь с явным намерением горделиво удалиться.

Но выполнить задуманное ей не удалось, так как она тут же наткнулась на Айрис, и девушка поспешно отступила.

– Это я, мама.

– Леди Айрис, мы не видели, как вы подошли. Надеюсь, наша беседа не расстроила вас, – сказала леди Престон.

Придав своему лицу выражение вежливой безучастности, Айрис склонила голову:

– Уверяю вас, даже если бы я слушала, ничто сказанное вами не смогло бы меня расстроить.

Айрис не хотела доставлять этой гарпии удовольствие, поэтому не подала виду, что расстроена. Девушка повернулась к матери:

– Насколько я помню, вы велели мне быть готовой к отъезду после этого последнего танца.

Леди Лэнгли кивнула, подтвердив ложь дочери и не моргнув при этом глазом.

По пути домой Айрис не стала вспоминать о разговоре ее матери и леди Престон. Леди Лэнгли тоже молчала, словно ничего важного не было сказано. И все же Айрис не собиралась игнорировать ужасные обвинения в адрес Лукаса, сделанные леди Престон. Она решила, что непременно узнает правду.

Айрис провела бессонную ночь, представляя Лукаса в объятиях другой женщины. Эти видения терзали ее душу. К тому времени как за окном рассвело, Айрис приняла несколько решений. До тех пор пока слова леди Престон не подтвердятся, она будет считать, что та ошиблась. Но это вовсе не означало, что она спрячет свою голову в песок, как это делают неспособные летать птицы Австралии, о которых она читала.

Нет, она докопается до истины. Леди Престон сказала, что все общество знает о любовнице Лукаса. Если это правда, то и слуги наверняка что-то слышали об этом. Следовательно, надо расспросить Пэнси, когда та явится утром, чтобы помочь ей одеться.

И последним решением, приводящим девушку в замешательство, было то, что она не должна откладывать беседу с Лукасом об интимной стороне их отношений. Чтобы принять эти решения, Айрис потребовалась определенная смелость, но девушка твердо знала: лучше сразу узнать о том, что она отвергнута, чем жить с человеком, у которого она вызывает вдохновения не больше, чем бланманже.

Пэнси удивленно посмотрела на свою госпожу:

– Вы хотите знать, нет ли у него тайной любовницы? Но почему, миледи?

Айрис пересказала содержание беседы, подслушанной ею накануне вечером.

Пэнси ненадолго задумалась.

– Не знаю, миледи. Я ничего такого не слышала, но это ни о чем не говорит. Вам ведь хорошо известно, что я не любительница сплетен. Но я могу расспросить повариху. Она слушает такие истории с удовольствием.

Айрис надела жакет поверх янтарно-желтого шелкового платья для прогулок, а потом снова повернулась к служанке:

– Так будет лучше всего. Но, Пэнси, будь осторожна. Я не хочу, чтобы твои вопросы породили еще больше сплетен. Не подавай виду, что ты поверила болтовне поварихи, и ни под каким предлогом не повторяй того, что я тебе только что рассказала.

Пэнси обиженно надула губы:

– Я же говорю, что не охоча до сплетен. А уж если мне и приходится принимать в этом участие, то я знаю, как надо себя вести, миледи.

– Хорошо. – Айрис улыбнулась. – Расскажешь мне, что узнала, когда я вернусь с урока леди Дрейк.

Айрис подстегивала лошадей, заставляя ехать быстрее новый, на высоких рессорах, фаэтон своей сестры. Одновременно она пыталась решить, как лучше завести разговор о предмете, так занимающем ее мысли.

Неужели у Лукаса есть любовница?

Айрис уже научилась ездить по парку и теперь выехала на те улицы Лондона, где движение было значительно меньше, чем в остальных частях города. Девушка поняла, как сложно одновременно концентрироваться на своих мыслях и управлять лошадьми.

Наконец Айрис решила, что лучше всего высказаться прямо. Да, она могла доверить сестре свои секреты.

– Тея, мне бы очень помог твой совет в одном деликатном деле.

– Да-да, конечно. Слушаю тебя.

Во второй раз за утро Айрис пересказала ужасный разговор, свидетельницей которого она невольно оказалась накануне вечером.

Тея решительно покачала головой:

– Я не верю в это. Пирсону нравится лорд Эштон, а мой муж очень хорошо разбирается в людях. Кроме того, он высокоморален. Он никогда не стал бы общаться с человеком, способным на подобный поступок. Да и сама мысль о том, что у Лукаса есть ребенок, совершенно абсурдна.

Айрис поморщилась:

– Так же абсурдна, как и то, что наш отец завел ребенка на стороне?

Тея положила ладонь на руку сестры.

– Наша ситуация несколько необычна, дорогая. Кроме того, лорд Эштон отнюдь не Лэнгли.

Айрис ни за что не согласилась бы выйти замуж за Лукаса, если бы она знала, что он такой же, как отец.

– Но как я пойму, что леди Престон ошибается? – Тея вздохнула.

– Ты ведь этого так не оставишь?

– Нет, не оставлю.

– Думаю, ты могла бы провести небольшое расследование, – проговорила Тея, немного поразмыслив.

– Пока мы с тобой беседуем, Пэнси разговаривает с поварихой.

– Что ж, начало положено. Хочешь, чтобы я расспросила Пирсона? Хотя должна признаться, что если бы мой муж узнал что-то, то он непременно рассказал бы мне.

– Не сомневаюсь, что ты права. А что еще можно сделать?

– Думаю, если бы ты знала имя предполагаемой любовницы Лукаса, ты могла бы проследить за ее финансами. Всегда можно найти возможность узнать, оплачивает ли лорд Эштон ее счета или нет.

– В таком случае нужно подождать, что разузнает Пэнси.

– Ты уверена, что хочешь узнать это, Айрис? – вновь спросила Тея. – Я и в самом деле не могу представить, чтобы твой жених вел себя столь аморально.

Айрис искренне надеялась, что ее сестра права.

– Если у него нет любовницы, то большого вреда от моего расследования не будет.

Тея неожиданно покачала головой:

– Позволь с тобой не согласиться. Я могу предвидеть, как поведет себя лорд Эштон, если обо всем узнает. Он очень рассердится на тебя за твое недоверие.

– Дело не в доверии. Ему придется признать, что у меня не было другого выхода, кроме как проверить слова леди Престон. Нельзя закрывать глаза на неприятности, полагая, что они разрешатся сами собой. Я поняла это, наблюдая все эти годы за мамой.

То, что мать старалась не вспоминать об обстоятельствах ее рождения, не делало Айрис законнорожденным ребенком. Поэтому Айрис не хотела проявлять малодушие. Нельзя изменить реальность, скрываясь от нее.

Лукас едва не выругался, когда дворецкий сообщил ему, что леди Дрейк пригласила Айрис покататься на новом фаэтоне. Граф заехал к Дрейкам, где ему сообщили, что его невеста уехала. И ему совсем не понравилось, что она снова отсутствует. Неужели она избегает его после того, как они повздорили вчера вечером? Возможно, она чувствовала себя сконфуженной после того, что наговорила ему.

– А когда вы ожидаете их возвращения?

Дворецкий, который выглядел скорее как пират, нежели как благопристойный английский слуга, в задумчивости почесал в затылке.

– Мое зрение уже не то, что прежде, но сдается, тот ярко-желтый экипаж, что движется по улице, принадлежит моей хозяйке.

15
{"b":"19983","o":1}