ЛитМир - Электронная Библиотека

Он снова поцеловал ее, и на сей раз его поцелуй был необыкновенно ласковым. Айрис сразу же откликнулась на эту смену его настроения и, перестав сопротивляться, прильнула к нему.

Обняв девушку одной рукой за талию, а другой подхватив ее под колени, Лукас направился к пледу, расстеленному на траве.

Он уложил девушку на плед, не прерывая при этом поцелуя. Дыхание Айрис теперь участилось, и Лукас сильно сомневался, что причина тому гнев. Айрис выгнулась ему навстречу, когда он немного отстранился от нее. И тут желание, которое он пытался обуздать на протяжении месяцев, внезапно вырвалось на свободу. Лукас совершенно забыл о том, что они с Айрис еще не женаты. И его совсем не смущало то, что они расположились на виду у всех. Его неудержимо влекло к Айрис, и он, не удержавшись, провел пальцем по линии ее декольте, наслаждаясь ощущением бархатистой кожи.

Айрис снова выгнулась под ним, издав тихий возглас удивления. Но Лукасу ужасно хотелось попробовать на вкус не только губы девушки, а и другие частички ее восхитительно женственного тела. Он коснулся губами ее щеки, спустился к ложбинке у шеи, а потом прижался наконец к шелковистой коже над кромкой малинового муслина. Лукас сжал ладонями груди девушки и увидел, как они приподнялись под декольте. Он поцеловал соблазнительную ложбинку между ними, а потом провел языком по проложенной губами дорожке.

Айрис вздрогнула и вскрикнула, но это не остановило Лукаса, и он продолжал целовать вздымавшуюся грудь девушки.

– О, Лукас!

Она произнесла его имя с такой страстью, что он затрепетал от охватившего его желания.

– Подожди, милая, дай мне рассмотреть тебя.

Лукас потянул платье девушки за рукава, и теперь ее грудь почти полностью обнажилась, только соски были прикрыты тонкой тканью сорочки. «О, как же она прекрасна!» – воскликнул он мысленно. В следующее мгновение его дрожащие руки скользнули по ее бедрам и коснулись ягодиц. Аромат, исходящий от кожи девушки, заглушил остатки здравого смысла, и Лукас порывисто сжал ее ягодицы.

– Стань моей, милая.

– Ты меня желаешь? – рассеянно прошептала Айрис.

Страстные прикосновения его рук и губ не оставляли сомнений в его желаниях. Даже такая невинная девушка, как Айрис, понимала это.

– Да, моя дорогая.

Айрис в волнении вскинула руки и, упершись ладонями в грудь графа, попыталась сесть.

– Лукас, ты должен остановиться.

– Нет, не должен. – Неужели она не понимала, что он не может погасить своего желания?

Вновь впившись поцелуем в губы девушки, Лукас попытался сломить ее сопротивление, и ему это удалось. Ее губы стали более податливыми, а бедра немного приподнялись. Застонав от переполнявшего его желания, Лукас подумал, что его вряд ли хватит надолго, когда он войдет в нее.

Айрис снова всхлипнула и попыталась отстраниться.

– Пожалуйста, перестань. Лукас, мы не должны этого делать.

Но мужчина был непреклонен. Его восставшая плоть свидетельствовала о том, что они должны и могут это сделать. Ему оставалось лишь стянуть с себя бриджи и приподнять юбки Айрис.

– Лукас, не надо, – прошептала Айрис. – Пойми, ты не должен этого делать. Я не выдержу.

– Ты сильнее, чем думаешь, – ответил он и поцеловал ее грудь.

Айрис застонала и запустила пальцы в его волосы. Чуть отстранившись, Лукас приподнял подол ее платья и провел ладонью по затянутой чулком ноге девушки. Сгорая от нетерпения, он скользнул рукой еще выше и коснулся пальцами ее бедра.

Айрис взвизгнула и принялась отчаянно лягаться, но тем самым только открыла доступ к своему естеству. Воспользовавшись этим, Лукас коснулся пальцами его мягких влажных изгибов.

Айрис принялась колотить его кулаками по плечам.

– Прекрати! Черт возьми, Лукас, ты должен остановиться. Ты не должен дотрагиваться до меня там. Это неприлично. Кто-нибудь увидит.

Наконец мольбы девушки достигли его сознания, и Лукас обрел рассудок, внезапно осознав, где он находится. Он лежал со своей невестой на лужайке перед домом, где любой слуга или леди Апуорт могли их увидеть. Более того, он задрал юбки девушки и едва не овладел ею. Лукас не мог поверить, что позволил себе зайти так далеко.

Проклятие! Где же его хваленое самообладание? Граф отпустил девушку и откатился в сторону, прикрыв глаза ладонью. Он должен был помочь ей расправить юбки, но не мог пошевелиться. Казалось, все его тело жутко ныло и болело, и напряжение не ослабевало. Сделав несколько глубоких вдохов, Лукас попытался отвлечься от соблазнительного тела своей невесты. Например, подумать о том, что он едва не обесчестил ее в саду леди Апуорт.

Нет, эта мысль опасна. Нужно подумать, как успокоить ее. По крайней мере он должен извиниться. Но Лукас не мог соврать, пообещав, что ничего подобного больше никогда не повторится. Еще раз сделав глубокий вдох, он осмотрелся. Айрис сидела на самом краю пледа, закутавшись в шаль и прикрываясь ею как щитом. На ее лице застыло странное выражение.

– Прости. – Этих слов было явно недостаточно после того, как он едва ее не изнасиловал, но ничего другого Лукас придумать не смог.

Айрис молча кивнула. Он очень ее напугал?

– Черт возьми, Айрис. Скажи же что-нибудь. Я не собирался тебя насиловать.

Глаза девушки округлились.

– Я так не подумала.

Хоть что-то.

– Хотя бы в этом ты мне доверяешь, – пробормотал Лукас.

Айрис склонила голову к плечу и внимательно на него посмотрела. Он почувствовал себя зверем на ярмарке в Тауэре.

– Лукас, расскажи мне о Клэрис де Брие, пожалуйста.

– Если бы ты спросила меня о ней раньше, то избежала бы многих неприятностей.

– Возможно. Но теперь ты ответишь на мой вопрос? – Голос девушки был тихим, а припухшие губы напоминали о недавних поцелуях.

Лукасу не хотелось говорить. Ему хотелось отнести Айрис в ближайшую спальню и наконец-то овладеть ею. Ему стоило огромных усилий отвлечься от вновь разгоравшегося желания и продолжить разговор.

– Клэрис была любовницей моего брата, – проговорил он вполголоса.

Из всех объяснений, которые могли бы оправдать поведение Лукаса, именно это никогда не приходило Айрис в голову. Ошеломленная, девушка сидела, не произнося ни слова. Лукас же тем временем продолжал:

– Брат был на два года младше меня, но как я ни старался, я не смог удержать его от ошибок. Он пошел по стопам своей матери. К тому времени, как ему исполнилось девятнадцать, он уже заработал репутацию распутника и негодяя. – Боль, звучавшая в голосе Лукаса, проникла в самую душу Айрис.

Сама того не желая, девушка ближе придвинулась к графу. Пытаясь хоть как-то смягчить его боль, она накрыла ладонью его руку. Но он, казалось, не заметил этого прикосновения, все его мысли поглотило прошлое.

– Когда ему исполнилось двадцать лет, он согласился с тем, чтобы я купил ему офицерский чин. Я надеялся, что он изменится, станет более ответственным.

Лукас умолк, и Айрис спросила:

– Так и случилось? – Граф тяжело вздохнул.

– Этого мы никогда не узнаем. Он погиб во время резни в Питерлоо.[1]

– Но я думала, тогда погибли только рабочие.

– Ты права. Солдаты убили многих мирных жителей, вышедших на митинг, но и военные понесли потери. Мой брат был одним из погибших офицеров.

Айрис крепко сжала руку графа.

– Мне жаль, Лукас. Очень жаль.

Заглянув в глаза девушки, он вдруг широко улыбнулся.

– Ты такая добрая и великодушная… Раньше я принимал это за уступчивость.

Краска прилила к щекам Айрис.

– Но я могу быть весьма упрямой.

– Да, знаю.

Девушка улыбнулась тому, как быстро согласился с ней Лукас.

– Как же получилось, что ты стал заботиться о любовнице своего брата?

Айрис не сомневалась, что так оно и было. Только она не знала, стала ли француженка любовницей Лукаса. Их чувственные объятия в ту ночь, когда Айрис наблюдала за ними, не исключали такой возможности. Но Айрис хотелось услышать, что скажет по этому поводу Лукас.

вернуться

1

Резня в Питерлоо – имеется в виду разгон войсками шестидесятитысячного митинга в Манчестере и кровавая расправа с его участниками, преимущественно рабочими, требовавшими реформы избирательной системы.

24
{"b":"19983","o":1}