ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Хроника Убийцы Короля. День второй. Страхи мудреца. Том 1
Муза ночных кошмаров
Дисциплина – это свобода. Открой в себе силу, которая поможет двигать горы
Гражданин (СИ)
Месть нуба
Отряд «Акинак»
Грань безумия
Куриный бульон для души. 101 история для мам. О радости, вдохновении и счастье материнства
Как стать легендой. Жить полнее, любить всем сердцем и оставить след на земле

Он монотонно перечислил все то, что дядя купил Андреа за шесть лет их совместной жизни.

Себастьяну не были нужны ни имущество, ни машины. Эту цену заплатил его дядя за женитьбу на беспринципной женщине, причинившей столько горя ему и его семье.

– В таком случае твой адвокат может переписать все это на твою семью, а меньшие ценности я отдам в благотворительный фонд.

– Мой дядя не хотел бы, чтобы ты оспаривала свои права на имущество Андреа из-за какого-то глупого желания искупить ошибки прошлого.

Рейчел покачала головой. Улыбка зажгла огонек в ее зеленых глазах, который так поразил Себастьяна, что у него участилось дыхание.

– Я не устаю изумляться твоей привычке всегда поступать по-своему, – заметила Рейчел.

– Неужели?

– Да. Ты полностью уверен, будто можешь решать за меня.

– И тебя это удивляет?

Ее губы вытянулись в чопорную линию.

– Вообще-то нет. Однако ты должен смириться с тем, что именно я должна распорядиться имуществом Андреа. Если ты отказываешься от него, то я все отдам на благотворительные цели. Я не желаю» чтобы хоть что-то связывало меня с моей матерью.

– Слишком поздно. В тебе заложены ее гены, сказал он, не подумав, и выругался по-гречески, увидев, что Рейчел изменилась в лице.

Она поднялась и посмотрела на него с болью во взгляде.

– Если у тебя нет бумаг, которые мне нужно подписать до моего отъезда из Греции, я прослежу за передачей имущества, когда вернусь в Америку.

Рейчел повернулась и вышла из комнаты. Себастьян виновато потупил взор.

Дьявольщина! Зачем он ляпнул эти обидные слова?

Рейчел наилучшим образом доказала, что Андреа не оказывала на нее никакого влияния, и все-таки он упрекнул ее в том, что она является дочерью своей непутевой матери.

Это было несправедливо и очень болезненно для нее.

Себастьян не помнил, когда последний раз извинялся перед женщиной, но теперь ясно понял, что ему надо это сделать.

Рейчел сидела за столом напротив Филиппы Курос и дивилась, почему дала себя уговорить пообедать вместе со всеми. Впрочем, ей было неудобно просить снова принести еду в свою комнату, и, кроме того, ее пригласил Себастьян. Он прислал слугу и передал ей, что ждет ее в столовой.

И она пришла, не желая обидеть его.

Почему ее заботит, что этот полный предрассудков тиран думает о ней? Ведь он ясно дал ей понять, что, как и все его родные, относится к Рейчел немногим лучше, чем к ее матери.

В девичьих мечтах Рейчел представляла Себастьяна своим прекрасным принцем, а теперь должна изгнать его из памяти.

А это значит, что ей навсегда надо порвать с семьями Курос и Дамакис.

Тем не менее, сейчас она пыталась разговорить его мать, поскольку не могла спокойно смотреть в ее полные грусти глаза.

В начале обеда Себастьяна позвали к телефону ответить на важный международный звонок – его брат, вместе с остальными родственниками, уехал с острова после оглашения завещания.

– У меня есть только небольшой дворик, но я держу огород, – сказала Рейчел, когда принесли салат.

Филиппа испытывала настоящую страсть к садоводству, и Рейчел была рада, что нашла тему для разговора, не связанную с потерей родственника.

– Базилик и мята очень хорошо растут в горшках, – ответила Филиппа, и ее глаза зажглись любопытством. – Я не ожидала, что ты увлекаешься садоводством. Сама мысль испачкать руки приводила Андреа в ужас.

– У меня с матерью нет ничего общего.

– Это очень грустно.

Рейчел промолчала. Что она могла сказать?

– Мать с дочерью могут найти немало радости, разделяя интересы друг друга. Моя мама научила меня многим вещам и в том числе привила мне любовь ухаживать за растениями.

– Она, наверное, была особенной женщиной.

– Да. Ее всегда связывали очень тесные отношения с дядей Матиасом. – Горе снова темным покровом опустилось на Филиппу.

– Вы приучали ваших сыновей работать в саду? Рейчел не могла представить себе Себастьяна или Аристида в роли садовников, но она надеялась, что этот вопрос отвлечет Филиппу от грустных мыслей.

Пожилая женщина снисходительно улыбнулась.

– Конечно, нет. Они всегда были слишком заняты, а садоводство занимает много времени. – Она покачала головой. – У меня два замечательных сына, но я бы хотела, чтобы в моей семье появилась еще и девочка.

– Я уверена, что, когда они женятся, их жены порадуют вас.

Мысль о том, что Себастьян женится на добродетельной греческой девушке, доставила ей немалую боль, но Рейчел прогнала ее. Она привыкла подавлять в себе порывы.

Филиппа снова покачала головой.

– Они слишком заняты работой, и им некогда искать себе жен.

– Когда придет время... – Рейчел не договорила, потому что заметила странное выражение в темных глазах женщины.

Прежде чем она смогла понять этот взгляд, вернулся Себастьян и сел в конце стола.

– Мама, я бы хотел, чтобы ты сделала кое-что для Рейчел.

Филиппа с любовью посмотрела на него.

– Что такое, сынок?

– Она намеревается отдать имущество матери в благотворительный фонд, но не желает, чтобы были проданы памятные нам... безделушки. – Он взглянул на Рейчел, как бы ожидая, что она подтвердит его слова.

Рейчел кивнула:

– Правильно.

В карих глазах Филиппы, устремившихся на Рейчел, читалось удивление.

– Ты хочешь, чтобы я разобрала вещи твоей матери вместе с тобой?

– Только то, что лежит в ее комнате. Все прочее останется на вилле. – Это показалось ей самым простым решением.

– Но тебе, наверное, захочется кое-что сохранить для себя.

– Нет. Мне будет лучше, если ее вещи принесут добро детям.

Сочувствующее понимание в глазах Филиппы поколебало уверенность Рейчел в том, что женщина контролирует свои эмоции.

– Я буду рада помочь тебе.

– Спасибо, – искренне ответила Рейчел.

Пальцы Рейчел утопали в прибрежной гальке.

Нежное благоухание жимолости, перемешанное с соленым морским воздухом, обволакивало ее. Она не могла заснуть и спустилась на пляж, надеясь, что прогулка поможет ей избавиться от навязчивых мыслей.

Впрочем, ей нужно было успокоить не мысли, а тело.

Себастьян всегда волновал Рейчел, заставляя обращать на себя внимание как на мужчину. После того, что с ней произошло в шестнадцать лет, она избегала мужчин. Но этот молодой человек разрушал каменные стены ее самозащиты как никто другой.

А ведь он даже не пытался заинтриговать Рейчел.

Себастьяну Куросу она не интересна, он никогда не относился к ней иначе как к падчерице своего любимого дяди.

Но это не мешало ее крови закипать в жилах, едва она видела его.

– Что ты делаешь здесь, дружочек?

Рейчел повернулась на звук его голоса, ее сердце рухнуло в пятки. Она отшатнулась от слишком близко стоящего к ней мужчины, и ее ноги утонули в песке и морской пене.

– Себастьян!

Себастьян схватил ее за плечи, не давая ей упасть в воду.

– Ты не знала, что я здесь?

Рейчел молча покачала головой.

Он подтягивал ее к себе до тех пор, пока она не оказалась снова на суше.

– Я не хотел напугать тебя.

Теплые пальцы Себастьяна сильно сжимали руки Рейчел. Все ее мысли были заняты только запахом его тела, невероятно приятным и мужественным. Полная луна освещала черную футболку, которая прекрасно подчеркивала восхитительный брюшной пресс и мускулистую грудную клетку Себастьяна. Его ноги в коротких шортах больше напоминали ноги профессионального бегуна, а голые ступни почти соприкасались с ее пальцами.

ГЛАВА ВТОРАЯ

– Ты, наверное, сильно задумалась, если не услышала мои шаги.

Рейчел как раз мечтала о Себастьяне, но была совершенно не готова встретиться с ним.

– Да.

– Почему ты не спишь?

Рейчел слабо пошевелила плечами, решив, что он просто забыл отпустить ее.

– Я не смогла заснуть.

Себастьян никак не отреагировал на ее попытку освободиться от него.

3
{"b":"19986","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Неправильная любовь
Взгляд василиска
Все, способные дышать дыхание
Никогда, никогда. Часть 3. В любви можно все
Искусство натурального сыроделия
Тень предков
Король эклеров
Курганник
Голова профессора Доуэля