ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Змеиная верность
Разрешите влюбиться
Код Дурова. Реальная история «ВКонтакте» и ее создателя
Снеговик
#КетоДиета. Есть жир можно!
Убийство Командора. Книга 1. Возникновение замысла
Черная ведьма в Академии драконов
Убитые голоса
Урга и Унгерн

Бретт и Клер вылетали в тот же день. Джозетта и Нитро, а также Вулф и Лиз отправлялись домой коммерческим рейсом. Вулф должен был доставить всю компанию в ближайший аэропорт. Когда Клер спросила у Бретта, почему они не могут лететь все вместе, он объяснил, что хочет отвезти ее к себе домой, в Монтану.

Они мало разговаривали, и Клер поймала себя на том, что задремала еще до того, как самолет набрал высоту. Бретт не давал ей спать почти всю ночь, и Клер здорово утомилась.

Бретт тронул ее за плечо:

– Клер, сахарок мой...

Она с трудом разомкнула глаза.

– Что?

– Почему бы тебе не пройти в салон и не лечь? На кушетке тебе будет удобнее, чем рядом со мной в кресле.

– И мой храп не будет мешать тебе вести самолет, – шутливо добавила она и зевнула.

– Ты не храпишь, но ты меня отвлекаешь. Клер засмеялась.

– Ладно. Уже ушла.

Она отстегнула ремень и отправилась в конец салона, где была устроена маленькая спальня.

Когда она открыла дверь, знакомый запах ударил ей в ноздри. Она только сразу не сообразила, с чем у нее ассоциируется этот аромат. Кровать так и манила к себе. Она шагнула к кушетке.

– Придется вам подождать с отдыхом, мисс Шарп.

Клер повернула голову влево – туда, откуда донесся голос, и вскрикнула от ужаса. Мужчина, которого она прежде никогда не видела, стоял у дальнего края кровати и держал направленный на нее пистолет с глушителем.

Если ее пристрелят, Бретт даже ни о чем не узнает. Тогда и Бретт может погибнуть. И тут Клер стало по-настоящему страшно. Незнакомец мог убить их обоих. Надо было как-то предупредить Бретта.

Она открыла рот, но и крикнуть не успела, как мужчина, подняв пистолет, рявкнул:

– Не смей!

И Клер не стала кричать. Не потому, что ее напугала угроза, а потому, что он до сих пор ее не убил. У него был какой-то план, и ей захотелось узнать, какой именно.

– Полагаю, вы и есть Уильям Кили?

Серые глаза незнакомца удивленно округлились, но затем он прищурился.

– Вы знаете, кто я.

– Да. Чего я не знаю, так это того, что вы делаете на этом самолете.

– Возникло несколько вопросов, которые я должен решить. – Глаза его были холодны как лед. – Как вы меня вычислили?

– Мы нашли дневник.

– Выходит, он вел запись всех заказов, а не только тех, за которые брался.

– Да.

– Это меня и беспокоило.

– Значит, это вы убили Лестера? – спросила Клер, испытывая одновременно отвращение и возмущение тем, что в этом человеке не было ни капли раскаяния.

– Не скажу.

– Принимая во внимание то, что в ваши планы входит убить меня и Бретта, какая вам от этого разница?

– Кто сказал, что я хочу вас убить?

– Вы наставили на меня пушку.

– Это мера предосторожности.

– Чего я не могу понять, так это того, почему вы ее еще не пустили в ход, – сказала Клер, словно не слышала его последней реплики.

– Я не хочу пускать ее в ход, но если вы не оставите мне иного выбора, то придется. Так что даже не думайте кричать. Хотя ваш любовник едва ли сможет услышать вас из кабины.

– Но вы и так ничем не рискуете.

– Не рискую. У вас редкостное самообладание. Клер пожала плечами.

– Привычка. Вы и ваши люди в черном успели меня закалить. Теперь я не способна ни паниковать, ни закатывать истерики.

– Не помню, чтобы вы когда-либо закатывали истерики.

– Вы имеете в виду ту ночь, когда пытались придушить меня подушкой?

Ответ на свой вопрос Клер нашла в его глазах. Там она увидела быструю вспышку – верный знак того, что она попала в точку.

– Ваш одеколон вас выдает. Очень запоминающийся запах.

Он нахмурился.

– Одеколон – не отпечатки пальцев. Многие мужчины им пользуются.

– Возможно, но мне встречались только двое любителей этого парфюма. Вы и один из моих преподавателей.

– Понимаю.

Клер обвела взглядом спальный закуток и увидела за спиной непрошеного гостя нечто, похожее на рюкзак. Парашют. Почему он прихватил с собой парашют? Ответ лежал на поверхности.

Глава 23

Хотвайер набрал нужную высоту и включил автопилот. Взгляд его лихорадочно шарил по приборной доске. Ему было не по себе. Что-то не так. Перед взлетом он все проверил и не нашел никаких нарушений. Система охранной сигнализации ничего не выявила. И все же он чувствовал: что-то не так.

Бретт мысленно прокручивал события, начиная с прибытия в аэропорт. Он проводил друзей и поднялся с Клер на борт. Клер уговорила его вернуться в Портленд, и он ожидал, что она затеет ожесточенный спор. Однако Клер на удивление легко согласилась полететь с ним в Монтану. Теперь Бретт понял причину своей легкой победы – она просто хотела спать. По логике вещей, он правильно сделал, отослав Клер в хвост самолета, но интуиция подсказывала ему другое. Почему?

Бретт взглянул на показания радара и увидел, что впереди по курсу зона повышенного давления. Самолет может слегка поболтать, но ведь можно и обойти зону турбулентности. Нет, дело не в этом...

Он мысленно вернулся к тому моменту, когда они поднялись на борт. У него уже тогда было такое чувство, словно в кабине кто-то побывал, но система безопасности указывала, что посторонних не было с тех самых пор, как они с Клер три дня назад покинули самолет. Бретт обвел взглядом кабину, но все было на месте. Так почему он решил, что кто-то был на борту?

И тут до него дошло. Он уловил очень слабый аромат. Этот запах был настолько слабым, что Бретт даже не дал себе отчета в том, что его чувствует, тем более что в тот момент он направил все свои силы на то, чтобы убедить Клер в необходимости доставить ее в Монтану.

Бретт напряженно стал вспоминать, с чем у него ассоциировался этот запах. Дорогой одеколон, но не вполне мужественный. Сладкий запах. Бретт вскочил с кресла и в два бесшумных прыжка оказался перед дверью в спальный отсек. Это одеколон того, кто напал на Клер.

Дверь в спальный отсек была приоткрыта.

– Вы посещали Лестера за неделю до его смерти. Он принял вас за вашего отца, верно?

– Да. Вначале я не понял, что происходит. И только когда он начал балаболить о том, почему он отказался от предложенной работы, до меня дошло, с кем я имею дело. У моего отца был несчастливый талант нанимать на нужную работу тех, кого не стоит нанимать ни при каких обстоятельствах.

– Полагаю, вы этим недостатком не страдаете? – спросила Клер ровным голосом. По тому, как она говорила, никто бы не догадался, что она испугана и нервничает.

Бретт был чертовски горд за нее, но он был готов убить того сукина сына, с которым она сейчас разговаривала. Скорее всего этот тип держал ее на мушке. Иначе Клер давно прибежала бы в кабину.

– Нет, я этой болезнью не страдаю.

– Так кого же вы наняли помочь вам в вашей работе?

– А кто сказал, что я кого-то нанимал?

– Вам удалось обмануть охранную систему. А Бретт специалист в этой области. Я не думаю, что вы разбираетесь в компьютерах.

– Вы правильно думаете.

– Тогда... – Клер выуживала у него нужную информацию, и Бретт был восхищен тем, как мастерски она это делала. Если она подержит его на крючке еще немного, самолет войдет в зону турбулентности и их начнет болтать. Скорей бы уж. Тогда Хотвайер сделает свой ход.

– Скажите мне, кто еще считает, что я приложил руку к смерти старика, и я скажу вам, кого я нанял.

– Ваш ход – первый.

– Уступаю его вам. Клер тяжело вздохнула.

– Вам это не понравится, но, возможно, мое признание вас огорчит и заставит пересмотреть ваши планы относительно меня и Бретта. Те люди в черном в Вашингтоне знают о вас, и одного из них вы сильно раздосадовали.

Кили выругался.

– У них нет ничего против меня.

– Вы забываете про дневник.

– Дневник, конечно, сильно мешает делу, но там нет никаких доказательств, что я убил престарелого киллера.

– И еще ваш одеколон. Я запомнила запах.

– Вы не можете быть уверены, что это был я.

62
{"b":"19988","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тень света
Нелюбимая дочь
Сам себе психотерапевт. Как изменить свою жизнь с помощью когнитивно-поведенческой терапии
Клетка
Империя Млечного пути. Книга первая. Разведчик
Легенда нубятника
О да, босс!
Сердце лётного камня
Самая полезная настольная книга садовода и огородника