ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Официантка
Синдром выгорания любви
#подчинюсь
Служу Престолу и Отечеству
Летний дракон. Первая книга Вечнолива
Метод Сильвы: помощь от вашего подсознания
Координаты чудес (сборник)
Ангелы на полставки
Синдром отличницы

Похвала согрела ее душу.

— Спасибо. — Она надеялась, что ее босс, Дэниел, согласен с Эриком.

Аманда оторвала зеленую плодоножку от клубники и бросила ее в мусорную корзину слева. Ягоду она положила в керамическую миску и взяла следующую. Она позавтракала час назад, но сочные ягоды все еще соблазняли ее. Единственное, что останавливало ее от того, чтобы бросить ягодку себе в рот, так это то, что Джейкоб войдет как раз в этот момент и поймает ее.

Не для этого же она сбегала из кухни.

Она не видела Саймона с того момента, как днем практически убежала из его комнаты. Она даже не знала, пробудился ли он уже от своего богатырского сна, и не осмеливалась спросить Джейкоба. Только не после того, как он застал ее в спальне Саймона.

— Это выглядит не совсем обычно для сосредоточенной на карьере женщины.

Она подняла глаза на звук знакомого голоса и улыбнулась, хотя и немного нервно. Она не знала, что Саймон помнит о ее присутствии в его постели. Это и присутствием-то назвать трудно, но поскольку она уже больше двух лет не была в постели мужчины и более трех не делала там ничего, достойного упоминания, ей все еще было неловко встретиться с Саймоном лицом к лицу.

— Привет. Хорошо выспались?

— Хорошо.

Весь его вид доказывал это. Глаза ясные, и он успел побриться. Опять без рубашки, он надел обрезанные джинсовые шорты. Ее взгляд скользнул по его мускулистым ногам, покрытым темными волосами, и задержался на них гораздо дольше, чем требовали приличия. Ей пришлось заставить себя снова посмотреть ему в глаза.

Они блестели от чего-то, что она не могла разгадать, а на его губах была забавная полуулыбка.

— Мне нужно потренироваться. Я пришел спросить, не хотите ли вы присоединиться ко мне?

— Вы имеете в виду — изобразить для вас мишень?

— Я думал, мы сможем сделать несколько упражнений из таэквондо.

Вообще-то это была отличная идея. Ее тело жаждало физической нагрузки, а у нее не хватало смелости спросить Джейкоба, не будет ли Саймон против, если она поплавает в бассейне.

— Я почти закончила тут и потом с радостью составлю вам компанию.

— Как Джейкоб уговорил вас на это?

— Это было нетрудно. Мне требовался предлог, чтобы побыть на воздухе, и он дал мне его.

— Он варит варенье?

— Так он сказал. Я раньше никогда не видела никого, кто бы варил домашнее варенье. Он сказал, что потом я могу посмотреть.

— Ваша мама не делала никаких заготовок?

— Вы шутите? Представления моей матери о домашнем хозяйстве сводились к тому, чтобы помнить номер телефона местной службы быта.

Он рассмеялся:

— Моя мама была не лучше. Она была слишком занята своими картинами, чтобы выполнять работу полому, но все же у нее получалось делать так, что это был настоящий дом.

Значит, она была полной противоположностью матери Аманды. Той всегда удавалось заставить свою дочь чувствовать себя незваной гостьей в прекрасно обставленном и оборудованном калифорнийском особняке, в котором она выросла.

— Какой она была? — спросила Аманда.

— Доброй. Полной жизни. Веселой. Она много улыбалась. Она могла рассмешить нас с папой так, что у нас начинали болеть бока от хохота.

— Должно быть, было очень больно потерять ее.

— Да. Все изменилось.

— Ваш папа, наверное, очень тяжело перенес это.

— Он нашел утешение в работе.

— А как же вы?

Пожав своими невероятными плечами, он нахмурился.

— Думаю, я последовал примеру отца.

— Вы же сказали, что вам было всего десять лет. — Она не могла представить ребенка, ушедшего с головой в работу.

— И я в это время оканчивал школу. Я погрузился в эксперименты и учебу.

И научился исключать весь остальной мир из этого процесса.

Она закончила чистить последнюю ягоду и вытерла руки влажным полотенцем, которое приготовил для нее Джейкоб.

— Я готова изображать боксерскую грушу.

Саймон выскользнул из шорт и натянул спортивные штаны. Их свободный покрой, специально предназначенный для боевых искусств, будет лучше скрывать реакцию его тела на Аманду. Он все еще вибрировал от ярких образов, преследовавших его во сне после трехдневной непрерывной работы. Они были так чертовски реалистичны, что он мог поклясться, что, когда он проснулся, подушка еще хранила ее запах.

Холодный душ помог успокоить разыгравшиеся гормоны, но стоило ему увидеть Аманду в майке и джинсах, все началось сначала. Неудивительно, что эта женщина прячется в костюмах свободного покроя. Если бы она одевалась на службу во что-то облегающее, ни один из ее коллег-мужчин не смог бы работать. Только не рядом с такими формами.

Забавно, но он мог поклясться, что знает вес ее груди в своей ладони. Принятие желаемого за действительное, без сомнения.

По дороге в спортзал он наткнулся на Джейкоба.

— Ужин в шесть.

— Хорошо, но мы еще не обедали.

— Предупреждаю вас заранее.

— Ты хочешь сказать, что на ужин будет не рагу. — Джейкоб иногда предупреждал Саймона, когда готовил блюдо, которое может испортиться, если ждать, пока Саймон выйдет из своей лаборатории.

— Правильно. Я подумал приготовить что-то особенное для нашей гостьи.

Саймону все еще было трудно поверить, что Джейкоб пригласил ее.

— Ты правда пригласил ее пожить?

— Я сказал ей, что остаться — это единственный способ отловить вас на время, достаточное для разговора.

Саймон не хотел обсуждать слияние, но он был не прочь провести больше времени с этой привлекательной женщиной. Она была такой удивительной смесью уверенности и замкнутости. Внешне она выглядела решительной деловой женщиной, но когда требовалось быть просто женщиной, он чувствовал, что она совсем не так уверена в себе.

— Полагаю, ты развлекал ее, пока я спал день и ночь напролет.

— Судя по тому, что я видел, вы и сами неплохо поработали над этим.

Саймон остановился и уставился на Джейкоба.

— Что ты имеешь ввиду?

— Я поднялся наверх, чтобы проведать вас. Убедиться, что вы благополучно добрались до кровати.

Саймон, бывало, засыпал прямо на полу после работы вроде той, что он вчера закончил.

— И?..

— И вы обнимали теплого, живого медвежонка.

— Что?

— Она сказала, что вы упали на нее, когда вошли в комнату.

Саймон не помнил ничего, кроме смутного ощущения, что Аманда помогала ему подняться по лестнице.

— Я упал на нее?

— Да. Когда я приходил в первый раз, вы сцепились, как жуки, и оба спали.

Он не мог в это поверить. Он спал с ней, фактически просто свалился на нее. Ничего удивительного в том, что она показалась ему немного взволнованной там, на террасе. Удивительно, почему она ничего не сказала.

— Полагаю, ты заходил еще раз.

Джейкоб самодовольно улыбнулся.

— Я подумал, что она захочет ужинать.

— Убежден, она оценила твою заботу. Она все еще спала? — Саймон не был уверен, что понимает, как она вообще заснула. Для женщины с ее профессиональным поведением это было абсолютно нехарактерно.

Очевидно, он затащил ее на кровать, когда заснул практически на ходу, но почему она сразу же не встала?

— Она пыталась выбраться из постели, не разбудив вас.

— Очевидно, она в этом преуспела. — Он ведь даже не знал, что она была в его постели.

— Можно сказать, что вы тоже преуспели.

Загадочные комментарии начинали раздражать.

— Это каким же образом?

— Засунув руку под ее блузку. Ее расстегнутую блузку. Однако не думаю, что она была против. Ее рука была под вашей рубашкой.

Описанная Джейкобом сцена едва не заставила Саймона согнуться пополам от желания. Он держал руку на ее груди и находился в таком беспамятстве, что не мог оценить этого.

— Могло быть и хуже, сэр.

— Куда хуже, Джейкоб?

— За вами водится привычка раздеваться догола, когда вы вот так засыпаете в одежде.

Саймон поставил Аманду в позицию для третьего упражнения.

19
{"b":"19989","o":1}