ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы с Саймоном встречались? — спросила Аманда.

— Да, но встречаться с гением изобретателем не самое приятное дело, уж поверьте мне.

Аманда с трудом представляла, как можно бросить Саймона ради Эрика Бранта. Не то чтобы Эрик не был привлекательным и физически крепким мужчиной, просто Саймон был чрезмерно привлекательным и чрезмерно мощным в своей мужественности. Он был чрезмерен во всем.

— Так что ты была совершенно права, когда позволила моему кузену убедить тебя попытать счастья с ним. — От голоса Саймона у Аманды заколотилось сердце.

Она постаралась принять спокойный вид и повернулась к нему:

— Привет, Саймон.

Он кивнул ей.

Элейн встала и подошла к Саймону, чтобы обнять его.

— Привет, незнакомец. Тебе надо бы приехать повидаться с Джо. Он все гадает, куда подевался его дядюшка Саймон.

Саймон обнял ее и поцеловал в щеку.

— Скажи ему, что я заеду где-нибудь на следующей неделе.

Вид Саймона рядом с бывшей подружкой вызвал у Аманды приступ ревности, которую у нее не было ни причин, ни даже малейшего права чувствовать.

Элейн отступила назад.

— Хорошо, но представления трехлетнего ребенка о времени не так точны. Он будет изводить меня, покаты не приедешь. — Она говорила это шутливым топом, так что Аманда решила, что Элейн на самом деле не против.

Саймон и Эрик обменялись рукопожатием.

— Как продвигаются эксперименты?

Саймон пожал плечами:

— Я дам тебе знать, когда получу что-то конкретное.

— Итак, что ты думаешь о предложении Аманды?

Саймон ждал этого вопроса с того момента, как спустился в гостиную и обнаружил там Элейн, объясняющую Аманде, почему отношения с ним так рискованны.

— Она еще не закончила его презентацию.

Эрик рассмеялся:

— Что ж, я ставлю на Аманду. Если эта женщина не побоялась переехать жить рядом со старым скрягой вроде Джейкоба и эксцентричным оригиналом вроде тебя, ей наверняка хватит характера, чтобы справиться со своей задачей.

Потеплевший при словах Эрика взгляд Аманды рассердил Саймона.

— Я обещал выслушать то, что она хочет сказать, а не согласиться с ней.

— Но, Саймон, в этом есть смысл. — Элейн умоляюще улыбнулась. — Вместе «Икстант» и «Брант» смогут конкурировать с крупнейшими компаниями на рынке так, как «Брант» в одиночестве не сможет никогда.

— Вес компании на рынке не единственный аспект, который стоит рассмотреть. Для компании есть вещи поважнее, чем то, насколько большим сегментом рынка она командует.

— Но это имеет решающее значение, — подала голос Аманда.

Саймон переключил свое внимание на нее. То, как тонкий материал свитера облегал ее грудь, сводило его с ума весь вечер.

— Это зависит от того, как вы на это смотрите.

— Почему бы тебе не объяснить нам, как на это смотришь ты, — сказал Эрик, твердо отправляя мяч обратно на сторону Саймона.

— «Икстант корпорейшн» — наш конкурент, не говоря уже о том, что у них множество акционеров и их акции свободно обращаются на рынке. Единственный способ объединиться с ней — это выставить и наши акции на свободную продажу. Этот аспект я не могу с легкостью отбросить.

— Мне это тоже нелегко, но, Саймон, времена меняются. Если мы хотим оставаться конкурентоспособными, «Брант компьютерз» придется меняться вместе с ними.

Саймон покачал головой:

— Ты говоришь не о приобретении большей конкурентоспособности. Ты говоришь о новой форме управления нашей компанией. Без обид, Аманда, но это дрянная идея.

Она посмотрела на него, и на ее лице отразилось почти страдальческое разочарование, но она не сказала ни слова. Эрик был не так сдержан.

— Для «Брант компьютерз» это естественное продвижение вперед. Твоя работа не изменится. Ты по-прежнему будешь проводить свои исследования и опыты дома, в любимой тобой изоляции.

— Ты предполагаешь, что я продолжу работать на «Брант».

Он наблюдал, как раздраженное выражение на лице кузена сменяется потрясением, а затем испугом.

Элейн изумленно открыла рот.

— Конечно, ты будешь продолжать работать на «Брант». Мы же одна семья. Ты не можешь даже думать о том, чтобы продавать свои проекты другой компании.

Он повернулся к женщине, на которой когда-то собирался жениться.

— Почему нет?

— Потому что это было бы предательством своей семьи!

Он откинулся в кресле и скрестил руки на груди, пристально глядя на остальных.

— Но не в том случае, если «Брант компьютерз» перестанет быть семейной компанией.

Эрик выругался. Затем запустил пальцы в свои рыжеватые волосы, взъерошив их.

— Я не ожидал, что ты так это воспримешь.

— Очевидно.

— Послушай, почему бы тебе не дать Аманде завершить презентацию, а потом мы еще поговорим?

— Новые цифры о возможных продажах и росте не изменят моего решения. — Он и его старший кузен редко спорили, в основном потому, что обычно соглашались, но еще и потому, что оба были упрямы. Хотя Эрик и был четырьмя годами старше, он никогда не имел влияния на Саймона.

— Чем это может повредить? Думаю, твой долг передо мной хотя бы выслушать ее.

— С чего ты это решил?

— В течение пяти лет я управляю компанией почти без твоего участия. Если тебе интересно мое мнение, то ты выбрал чертовски неудачное время, чтобы начать демонстрировать интерес к делам «Брант компьютера».

— После той аварии ты был так же доволен разделением труда между нами, как и я.

Эрик провел рукой по лицу и уронил ее на стол.

— Да, был. Я и сейчас доволен. Не думаю, что мы с тобой могли бы работать вместе, как папа и дядя Джон до того, как они погибли. Они составляли отличную команду потому, что смотрели на вещи под одинаковым углом. Я неуверен, что на земле есть еще хоть один человек, который смотрит на жизнь так же, как ты, Саймон.

Саймон не обиделся. Он знал, что Эрик не имел в виду ничего оскорбительного, но его слова попали в самый центр холодной пустоты внутри его. Пустоты, наполненной туманом одиночества, появившейся после смерти матери и никогда не покидавшей его.

— Я не собираюсь вышвырнуть Аманду и отправить назад в Сиэтл.

— И ты выслушаешь то, что она хочет сказать?

— Я выслушаю.

Эрик удовлетворенно кивнул.

— Спасибо. — Голос Аманды привлек его внимание. Темно-карие глаза были полны решимости, которой он не мог не восхищаться, не важно, насколько неуместно ЭТО было.

Эрик и Элейн уехали, чтобы успеть на паром, и Аманда снова оказалась наедине с Саймоном.

Он наполнил два бокала бренди и протянул ей один, прежде чем сесть на противоположный конец дивана.

— О'кей, начинайте обстрел.

— Вы встречались с Элейн до того, как она вышла за Эрика? — О черт возьми! О чем она думает? Она вовсе не это собиралась сказать.

Саймон был поражен ее странным вопросом не меньше, чем она сама. Что заставило ее спросить об этом? Она знала, что он собирался говорить с ней о слиянии. Может быть, виноваты три бокала вина, которые она выпила за ужином? Они настолько развязали ее язык, что она выдала личный интерес, который лучше было бы держать в секрете. Если так, то она никогда больше не будет пить. Она с глухим стуком поставила бокал на кофейный столик.

— Я хотел жениться на ней.

Если ее вопрос удивил его, то его ответ заставил ее онеметь от потрясения. Она изумленно уставилась на него. Он хотел жениться на Элейн?

Саймон усмехнулся, глядя на реакцию Аманды.

— Да. Это было совершенно нереально. Она гораздо счастливее с Эриком, чем могла бы быть со мной.

— Вы любили ее?

Он пожал плечами:

— Мне просто хотелось ее тепла. Когда она была рядом, тени отступали.

Для Аманды это прозвучало как определение любви с точки зрения эксцентричного изобретателя.

— Как она встретилась с Эриком?

— Я их познакомил. Он мой ближайший друг, моя семья. Это казалось совершенно естественным.

— И они влюбились друг в друга.

22
{"b":"19989","o":1}