ЛитМир - Электронная Библиотека

Она раскрыла телефон и произнесла:

— Аманда Закери.

— Аманда, это Дэниел.

И без того подавленное настроение упало окончательно.

— Здравствуй, Дэниел. Я как раз готовлю тот отчет по сделке Гарви, который ты просил в утренней электронной почте. — О'кей, она только собиралась сделать это, но она же все равно вскоре отправила бы его.

— Отлично, но я звоню не поэтому. Я хотел узнать, как прошел вчерашний ужин с Эриком и Саймоном Брантами.

Конечно, он хотел.

— И не говори мне, что вы опять не обсуждали дела. — В голосе Дэниела звучала хорошая доля сарказма и предостережения одновременно.

По крайней мере это она может опровергнуть.

— Мы обсуждали слияние.

— Хорошо.

Произнести следующие слова было гораздо труднее.

— Саймон все еще настойчиво возражает против него.

— Какого черта… — Раздраженный возглас Дэниела красноречиво свидетельствовал о его реакции на несговорчивость Саймона.

— Он беспокоится о сотрудниках. — Помимо всего прочего.

— Как мило с его стороны. — Тон Дэниела ясно дал понять, что служащие были последним, о чем он думал, размышляя о выгодной сделке. — Но это не так серьезно, как мы вначале ожидали, да? Я прочел твой последний отчет, и при содействии других акционеров правление может пренебречь решением Саймона Бранта.

Глава 8

Она чувствовала, как под бровями нарастает напряжение, переходящее в головную боль. Она потерла лоб.

— Ни Эрик, ни Саймон не хотят семейной войны из-за этого.

— Но Эрик Брант хочет объединения наших компаний. — Голос Дэниела звучал вкрадчиво, как бросок гадюки.

— Они друзья и родственники. Это очень тесные отношения. — Она указывала на то, что должно было быть очевидно даже для южнокалифорнийского бизнесмена. — Сомневаюсь, что Эрик хочет добиться своего ценой расположения Саймона.

— Тогда, думаю, твоя работа в том, чтобы заставить его захотеть этого, не так ли?

Гнев поднялся в ее горле, но она проглотила его. Дэниел просто мог не понять, о чем она говорит.

— Речь идет не о разногласиях между двумя безликими акционерами, Дэниел. Ты предлагаешь мне спровоцировать войну между людьми, которые не только друзья, но и родственники.

Она надеялась, что повторение фактов поможет ей достучаться до Дэниела.

В висках пульсировала боль.

— По-моему, первоначальный план добиться содействия Саймона Бранта остается самым лучшим.

У Эрика были две сестры, живущие в Аризоне, и мать, делившая свое время между разными штатами, в которых жили ее дети. С другой стороны, у него был и жена и ребенок.

У Саймона не было никого, кроме Эрика.

Она не могла встать между ними.

— Тогда предлагаю тебе эффективнее использовать преимущество пребывания в его доме.

— Я разговариваю с ним при любой возможности.

— Значит, тебе следует подумать не только о словесном убеждении. — Саймон как-то назвал ее изворотливой торговкой. Дэниел сейчас вел себя именно так.

Несколько секунд она стояла молча, оглушенная.

— Что конкретно ты предлагаешь?

— Некоторым видам убеждения мужчины поддаются лучше. Если стимул разбогатеть через слияние для Саймона Бранта недостаточен, ты могла бы подумать о том, чтобы сменить тактику и перевести переговоры на более личный уровень.

Она бы рассмеялась над смехотворностью этого предложения, если бы оно не было таким оскорбительным.

— Ты намекаешь, что я должна попытаться соблазнить Саймона? — Она действительно не могла поверить, что ее босс говорит именно об этом.

— Не надо так грубо, Аманда. Ты же явно в определенной степени лично увлечена парнем, иначе не жила бы в его доме.

Он уверен, что между ней и Саймоном уже существует любовная связь.

— Я остановилась здесь, чтобы иметь возможность поговорить с ним, а не потому что мы спим вместе!

— Хорошо. Слушай, все, что я хочу сказать, — тебе нужно использовать любое имеющееся в твоем распоряжении оружие, чтобы обеспечить успех этой сделки. От нее многое зависит. Кто-то может даже сказать, что на кону стоит вся твоя карьера. Это крупная сделка, Аманда, и я очень рассчитывал на твой профессионализм, когда посылал тебя провести предварительные переговоры одну.

Гнев и страх боролись в ней, оставляя металлический привкус во рту и превращая головную боль в настоящий приступ мигрени.

— Мы, должно быть, думаем о двух разных типах профессионализма, потому что тот, о котором говоришь ты, в этом штате находится вне закона.

— Не будь так чертовски наивна.

Ланс произнес те же самые слова, когда она настаивала на разводе, увидев его в том непристойном menage a trois[4]. Она не сказала ему, что именно видела, просто сообщила, что знает о его изменах.

Он даже не отрицал этого. Он сказал ей, что не надо быть такой наивной, поскольку у всех мужчин есть связи на стороне. Затем он возложил всю вину на нее, потому что она не удовлетворяла его как партнерша. Она была готова согласиться, что потерпела неудачу в сексуальном плане, но это не только ее вина. Как она могла в одиночку заменять Лансу двух любовников одновременно, женщину и мужчину?

— Аманда? Ты еще слушаешь?

— Да, слушаю.

— Хорошо. Я подумал, что связь прервалась.

— Нет. В Порт-Малкуин прекрасная зона покрытия, потому что он так близко от сиэтлских передающих вышек. — Почему она говорит о мобильной связи, когда ее босс только что предложил ей освоить современную версию древнейшей профессии?

— Ладно, Через пять минут у меня встреча, так что я должен идти. Если ты считаешь, что не можешь добиться содействия Саймона, бросай это и начинай работать над Эриком Брантом. Так или иначе, но эта сделка будет одобрена.

— Саймон угрожает начать продавать свои компьютерные разработки тому, кто больше заплатит, если «Брант компьютерз» будет продавать свои акции на рынке, чтобы осуществить слияние. — Это должно охладить пыл Дэниела. — Не думаю, что ты сможешь заставить кого-то из его семьи согласиться на слияние, если это будет означать потерю его изобретений в пользу их конкурентов.

Даже объединившись, «Икстант» и «Брант» не смогут конкурировать с крупными компаниями, если Саймон предложит свои проекты на свободную продажу.

Сорвавшееся с губ Дэниела слово состояло всего из четырех букв и было очень неприятным.

— Он будет рубить сук, на котором сидит.

— Он на это смотрит по-другому.

— У него же останется его доля акций в объединенной компании, черт побери!

— Да, и он может продолжать получать с них доход, но он выручит гораздо больше денег, продавая свои разработки тому, кто больше заплатит.

— Нет, если это означает, что «Брант» и «Икстант» разорятся.

— С чего бы? Саймон всего лишь один человек, Дэниел. Он может быть гениален, но команды проектировщиков в обеих компаниях лучшие в компьютерной индустрии. — Она возражала не потому, что хотела отклонить угрозу Саймона, а потому, что Дэниел, похоже, забыл о реальности.

— Саймон Брант и есть «Брант компьютерз»!

— Уверена, Эрик не согласился бы с таким мнением.

— Эрик — это управление. Саймон работает над вещами, которые могут изменить лицо всей индустрии. Мы хотим, чтобы он участвовал в этой сделке. Он должен быть частью объединения.

Кто «мы»? Администрация «Икстант»? Они даже не упоминали Саймона Бранта, когда она внесла свое предложение о слиянии.

— Не могу поверить, что Эрик не заставил его подписать контракт о правах на интеллектуальную собственность. — Дэниел казался расстроенным.

— Саймон владеет большой частью компании. Сомневаюсь, что Эрик хотя бы думал, что это понадобится. Кроме того, нечего и говорить, что Саймон когда-либо согласится на такое. — Этот человек был совершенно независим и определенно считал свою работу своей собственностью.

— Тем больше причин использовать твое влияние, чтобы заставить Саймона Бранта согласиться.

вернуться

4

Жизнь втроем — фр.

24
{"b":"19989","o":1}