ЛитМир - Электронная Библиотека

Ее мозг был все еще занят мыслями о Саймоне и о том, что такая ревность может означать в смысле эмоциональных обязательств, когда она вошла в ресторан, где ее уже ожидал Ланс. Он сидел за столиком у окна, выходящего на пристань.

Усевшись на стул напротив него, она вежливо кивнула, но не улыбнулась.

— Здравствуй, Ланс.

— Аманда. Вижу, ты опять вернулась к деловому стилю. — Он окинул ее взглядом, как покупатель смотрит на подержанную машину, весь его вид говорил, что в ней полно изъянов, хотя он их пока еще не нашел. — В позапрошлый вечер ты сильно отклонилась от своего обычного имиджа. — Его взгляд остановился прямо на ее груди так, как он практически никогда не делал, когда они были женаты. — На том красном платье словно было написано «Секс».

Намек вызывал отвращение.

— Я здесь не за тем, чтобы говорить о моем вкусе в одежде, и меня совершенно не интересует твое мнение о том, как я одеваюсь.

— Ты в этом уверена?

Она отложила салфетку и нож в сторону и сделала знак официантке принести кофе.

— Абсолютно уверена. Единственное, что в связи с тобой меня интересует, — это объяснение, почему ты работаешь над моим проектом и почему мне не сообщили о твоем приезде в Порт-Малкуин.

Он поморщился, неприязненное выражение исказило идеальные черты его лица.

— Ты так несносна, Аманда. Разговоры о бизнесе не мешают соблюдать светские условности.

— В тебе, Ланс, нет ничего приятного. Может, мне и « понадобилось несколько лет, чтобы понять это, но насчет твоего характера я давно прозрела. — Она не позволит ему этим критическим отношением поставить ее в невыгодное положение. — Теперь ответь на мой вопрос.

Наплевать, если он считает ее женским вариантом Аттилы; ей нужны подробности.

Он сделал большой глоток чая со льдом, намеренно оттягивая ответ.

Она просто сидела и смотрела на него, и ему пришлось начать.

— Ты не справилась с работой. — Он замолчал и опять смерил ее взглядом. — Теперь легко понять почему, даже если и трудно поверить. Я никогда и подумать не мог, что ты из тех, кто ставит личную жизнь выше работы!

— Ты пытаешься намекнуть, что я каким-то образом ответственна за непреклонное желание Саймона сохранить «Брант компьютерз» семейной компанией?

— О, пожалуйста! — снисходительно произнес Ланс. — Твоя карьера зависит от этой сделки. Ты, конечно, хочешь совершить эту сделку, но проблема в том, что тебя явно больше заботит не работа, а желание, чтобы тебя оттрахали.

Грубость этого замечания задела ее, но она не поддалась на провокацию. Ничто, кроме чуда, не могло убедить Саймона, что «Брант компьютерз» выиграет от слияния со своим конкурентом, «Икстант корпорейшн». Она пыталась, но причина ее неудачи крылась отнюдь не в недостатке деловой хватки или старания.

Она откинулась на спинку кресла.

— Не надо приписывать мне свои собственные потребности. Они не совпадают с моими.

Его глаза сузились, и она поняла, что удар достиг цели.

— Если я делала работу неудовлетворительно с точки зрения «Икстант», почему мне об этом не сказали? — Ее действительно беспокоило, что босс мог вот так обойтись с ней.

— Тебя оставили работать с Саймоном, и ты, похоже, использовала самый предпочтительный для тебя способ убеждения. — Голос Ланса просто сочился ядом. — Дэниел подумал, что в получении поддержки от Эрика Бранта будет более эффективен кто-то другой.

— Это не объясняет, почему меня не поставили в известность.

— Тебе не нужно было знать.

— Как ты можешь такое говорить? Это мой проект.

— Но это слияние «Икстант». Ты, Аманда, всего лишь мелкая сошка.

Официантка поставила перед ними тарелку с закусками. Аманда проигнорировала еду, но Ланс взял жареный гриб и отправил его в рот.

— Не понимаю, почему ты жалуешься. Тебя не выкинули из проекта и не потребовали изменить линию поведения.

— Я первая начала вести переговоры с Эриком Брантом, и не его мнение задерживало осуществление слияния.

— Руководство почувствовало, что к нему нужно применить более агрессивный подход.

— Поэтому послали тебя?

— Я часто выступаю в такой роли для своих клиентов. Ты это знаешь.

У Ланса действительно был опыт в переговорах, по все же он не был служащим «Икстант». Его обычно подключали, когда клиентам требовался не просто ловкий посредник. Почему высшее руководство решило привлечь юридическое лицо в эту ситуацию?

— Почему Дэниел думает, что ты преуспеешь в том, что не получилось у меня? — Явно существовал план, и она хотела знать какой.

Ланс тянул с ответом, долго жевал закуску, прежде чем продолжить:

— Я работаю над тем, чтобы показать Эрику Бранту, каким заметным шагом будет слияние, и убедить его продолжать без одобрения Саймона.

Этого она и боялась, чувствуя сердцем, что человек, который мог предложить ей использовать секс, чтобы манипулировать Саймоном, не остановится перед развязыванием семейной войны. Но она все же надеялась, что Дэниела удержит угроза Саймона уйти к конкурентам вместе со своими изобретениями, если слияние состоится.

Очевидно, ее надежда не оправдалась.

— Итак, что же ты использовал, чтобы убедить Эрика и «заметности»? Дым и зеркала?

— Вовсе нет. Твое первоначальное предложение и последующие цифровые выкладки были достаточной базой для начала моих переговоров с Эриком. Кстати, твой анализ был неплох, но презентация оказалась слишком обобщенной. Я ее усовершенствовал, разумеется.

— Дэниел дал тебе мои отчеты, не сказав об этом мне? Ее предложение не было достоянием всей компании. Эти цифры и предположительно скучный анализ принадлежали ей. Элементарная корпоративная этика требовала, чтобы Дэниел спросил, прежде чем использовать их в своей собственной работе, тем более отдать их кому-то вне компании. Ланс посмотрел на нее с жалостью.

— Ты не ожидала, что он проигнорирует их потенциал только потому, что ты была слишком занята, сожительствуя с конкурентом, чтобы использовать их, да?

Она не обратила внимания на замечание о сожительстве. В сущности, именно это она и делала, так что же обижаться на правду. Однако она не могла согласиться, что ее отношения с Саймоном помешали ей выполнить работу.

— Я уже представила весь материал и Эрику, и Саймону Брантам. Потенциал не пропал впустую.

— Я представил его снова, добавив несколько собственных выводов. — Он самодовольно улыбнулся. — Думаю, теперь Эрик Брант твердо за слияние.

— Он всегда был за слияние, — раздраженно ответила она. В руководстве что, никто не понимает, что проблема в Саймоне, а не в Эрике? — Это Саймона невозможно переубедить.

— Это не проблема.

Наверняка ее босс был убежден в этом, иначе Ланс не оказался бы в Порт-Малкуин.

— Дэниел не говорил тебе, что, если «Брант компьютерз» станет открытой акционерной компанией, Саймон продаст свои новые проекты конкурентам?

Ланс пожал плечами:

— Он блефует, и если бы ты не была так ослеплена его личными свойствами, ты бы поняла это.

— Если ты сделаешь еще одно грубое, ехидное или двусмысленное замечание насчет моих отношений с Саймоном, превращение широкоформатного телевизора в гору осколков покажется тебе актом милосердия. — Она показала зубы, имитируя улыбку. — Что касается Саймона, ты его не знаешь. Он не играет в игры корпоративного руководства. Это не блеф. Он всерьез настроен сохранить компанию семейной.

Ланс снова пожал плечами, его лицо стало зловещим.

— Если Саймон Брант попытается продать свои разработки конкурентам, пусть готовится к настоящей юридической войне.

— Он не подписывал с «Брант компьютерз» никаких соглашений о правах на интеллектуальную собственность. Он отдает им свои разработки, потому что это его компания, а не потому, что по закону обязан это делать.

— Аманда, существует такая вещь, как подразумеваемый контракт, признанный на основании поведения и намерений сторон. Ты что, не изучала этого в курсе торгового права?

Подразумеваемый контракт? Она проигнорировала тошноту, подступившую к горлу.

59
{"b":"19989","o":1}