ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она услышала, что Шадия возвращается. Подруга вошла в комнату раскрасневшаяся и улыбающаяся.

– Звонила твоя мама.

– Надеюсь, ты не сказала ей, что у меня был приступ? – заволновалась Сью.

– Нет. Хотя я понимаю, что она придет в ярость, если узнает, что я скрыла это от нее.

– Она бы обо всем рассказала Питеру, а он бы воспользовался этим известием как предлогом для очередной ссоры.

Шадия с любопытством посмотрела на подругу.

– Ты его ненавидишь, да?

– Он не похож на мужчину моей мечты, это уж точно.

– Я сказала твоей маме, что ты вышла и перезвонишь ей, как только вернешься. Не забудь сделать это, когда сможешь сойти вниз. – Шадия взглянула на часы. – Мне надо идти: мы сегодня даем обед. Я позвоню тебе, чтобы узнать, как ты. Если я понадоблюсь, ты знаешь, где меня найти.

– Да, – отозвалась Сьюзи и тихо добавила: – Спасибо тебе за то, что ты сразу же сюда примчалась и… – Она слабо взмахнула рукой, и Шадия в ответ укоризненно покачала головой.

– А на что же тогда друзья? Ну, до скорой встречи!

В отделе новостей телевизионной компании Ричард яростно спорил со своим редактором, крупным мужчиной с лохматой шевелюрой, широкими бровями и вечно беспокойным взглядом.

– Я в сотый раз говорю тебе, что со мной все в порядке, я чувствую себя не хуже, чем ты! – Он оглядел собеседника с головы до ног. – Даже гораздо лучше, если уж на то пошло!

Редактор, обладающий избыточным весом, изрядно выпивающий и дымящий сигаретами как паровоз, рассмеялся.

– Кто же в этом сомневается? Но я не международный корреспондент, а штабная крыса, и мне не нужна справка о состоянии здоровья, чтобы приступить к работе. Я должен считаться с мнением врача, а он говорит, что тебе пока еще следует избегать нервного и физического напряжения, потому что ты все еще пребываешь… – Он переворошил лежащие у него на столе бумажки, вытащил одну из них, сдвинул очки на лоб и уставился на нее. – Ага, вот оно… в посттравматическом состоянии. Так-то вот, Рич, сынок! И мы не можем послать тебя туда, куда ты так рвешься. Компании не хватит денег, чтобы оплатить твое лечение, если ты вдруг сломаешься.

– Чертовы идиоты! – прорычал Ричард, поняв, что не в силах что-либо изменить. Поступки руководства диктуются зачастую материальными соображениями.

– Послушай, ведь у тебя диплом по искусствоведению. Гибсон работает сейчас над одним очень любопытным материалом. Его может хватить на целую программу, а если нет, то дадим сюжет в вечернем выпуске новостей. Почему бы тебе не поработать с ним недельку, а потом пройти еще одно обследование у врача?

Рич дернул плечом.

– Ну что ж, прекрасно! Где я могу его найти?

– Он работает в другом здании. Тебе потребуется пропуск – охрана лютует. Я сообщу, что ты на пути к нему, и он предупредит охранника.

Фрэнк Гибсон был невысоким шатеном тридцати с небольшим лет. Он числился специалистом в области изобразительного искусства, но, если дело того требовало, занимался и связанными с предметами старины криминальными историями.

Он радостно приветствовал Ричарда.

– Рад очутиться с тобой в одной команде, дружище! Мне очень нужна твоя помощь. Я по уши в уликах, но не могу понять, куда они ведут. Так что тебя послал мне сам Господь.

Рич улыбнулся Фрэнку и взял предложенную ему чашку кофе.

– Хорошо для разнообразия быть кому-то полезным. Так в чем дело?

– Подпольная торговля произведениями искусства и антиквариатом. – Фрэнк жестом указал на стену, увешанную фотографиями и рисунками. – Все это исчезло за последние два года. Многие вещи оцениваются шестизначными цифрами. На аукционах они не появлялись. Спрашивается, где они? Кто их украл и кому продал?

Ричард нахмурился, прошелся вдоль стены, изучая фотоснимки.

– Это работа для полиции. У них есть специальное подразделение, которое занимается такими делами.

– Разумеется, но мне хочется сделать на этом материале телепередачу. Я считаю, что существует международная преступная организация, куда входят коллекционеры – самые отъявленные мерзавцы, являющиеся к тому же тонкими знатоками искусства. Они наводят на конкретные произведения искусства и оплачивают услуги по их краже.

Ричард присвистнул.

– Интересный может получиться материал! Эй, да я знаю эту картину. Это же композиция Пита Мондриана. Если не ошибаюсь, она висит в Галерее современного искусства в Гааге.

– Правильнее сказать, висела, она исчезла оттуда год назад, и с тех пор ее никто не видел. Есть один след, который ведет в Марсель. Я подумываю о том, чтобы отправиться туда и посмотреть, что можно выяснить на месте.

– Можешь на меня рассчитывать: несколько дней на Средиземном море – заманчивая перспектива. Работа с тобой уже начинает доставлять мне удовольствие, – улыбнулся Рич.

Сьюзен, продремав несколько часов, встала с кровати, приняла душ и оделась. Начало смеркаться. Она заставила себя подумать об ужине. Ее желудок еще не вполне успокоился, но Сью знала, что нужно начинать понемногу есть.

Она спустилась вниз и чуть не подпрыгнула от испуга, когда вдруг раздался громкий стук в дверь.

– Кто там? – встревоженно спросила она.

– Ричард Харрис, – ответил знакомый низкий голос, и девушка закрыла глаза. Это он или она все еще спит и видит сон?

– Что вам нужно?

– Поговорить с вами. Откройте, пожалуйста. Мне не хочется кричать… Но если вы не возражаете против того, чтобы соседи знали содержание нашей беседы… – Ричард сделал многозначительную паузу. Он прекрасно понимал, что девушка не захочет, чтобы их подслушивали, особенно если разговор зайдет о том, что произошло днем.

Сью неохотно щелкнула замком, открыла дверь и устремила на непрошеного гостя напряженный взгляд. Тот, в свою очередь, осмотрел ее с ног до головы – скользнул глазами по рыжим волосам, перехваченным черной лентой, перевел взгляд на тонкую, стройную фигуру в черном свитере и джинсах, затем на босые ступни. На лице девушки не было косметики. Она похожа на мальчика-подростка, подумал Ричард. И в то же время у нее очень чувственные губы, пухлые и розовые, бархатистые, как цветок шиповника. Он стоял и гадал, что бы он ощутил, поцелуй он ее. Затем снова перевел взгляд на непокорные рыжие волосы – она попыталась укротить их, собрав на затылке. Неизвестно откуда появилось искушение стянуть с них ленту и запустить в них свои пальцы, спрятать свое лицо среди вьющихся прядей.

– Ну? – Сьюзен вызывающе вздернула подбородок.

– Вам лучше? – спросил он самым что ни на есть обычным тоном.

Она кивнула без тени улыбки. Если бы он знал ее дольше, то понял бы, что она чувствует себя не в своей тарелке и отчаянно пытается это скрыть.

– У меня все хорошо. Вы сказали, что хотите о чем-то поговорить со мной. Нельзя ли побыстрее? Я очень занята.

Он прищурил глаза и посмотрел на нее немного насмешливо.

– Собрались выходить?

Она помедлила с ответом.

– Может быть…

– Это в таком-то виде? – Рич опять окинул ее взглядом, в котором сквозили удивление и насмешка, но внутренняя реакция у него была совсем иной. Он говорил себе, что она, на его вкус, слишком уж костлява, но ее высокие маленькие груди казались ему очень привлекательными, и свитер отнюдь не скрывал их. Он вспомнил, как нес ее сегодня на руках и ее тело казалось ему легким, как у ребенка, в то же время вызвало в нем бурю чувств.

– Если я буду выходить, то переоденусь, – холодно ответила она. – Вы так и не сказали мне, что вам от меня нужно.

Он пожал плечами.

– Просто хотел удостовериться, что с вами все в порядке.

– Спасибо, у меня все хорошо, я повторяю еще раз. – Она говорила отрывисто, явно не поощряя его к продолжению разговора.

Но его было трудно смутить: все свое рабочее время Ричард Харрис посвящал тому, чтобы преодолеть нежелание собеседников отвечать на его вопросы.

– А что сказал доктор?

Она сердито посмотрела на него, ее зеленые глаза вспыхнули.

7
{"b":"19993","o":1}