ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Да уж. Придется погнуть спины.

Эстер присела прямо на полотер, зажгла сигарету. Луп внимательно посмотрела на нее. Глаза красные, опухшие. Тело обмякло.

– Эс, подруга, шла бы ты домой. Мы с Флоренсией как-нибудь справимся.

Эстер коротко, иронически засмеялась.

– Если в вас было в самом деле двое – я бы еще подумала. Но... – Она кивнула на Флоренсию. Девушка возилась с длинной антенной, настраивая приемник на испано-язычную волну.

– Не ладно это. Ты сегодня похоронила мужа. До работы ли тут.

У Эстер потекли слезы, она быстро отвернулась, пытаясь справиться с собой. Потом встала, вздохнула и потянулась.

– Луп, если я оставлю вас вдвоем убирать это здание, завтра я схороню вас. Слушай, попроси ее отыскать что-нибудь повеселей – диско, рок. Что-нибудь, подо что можно работать. А то от этой дряни мы все заснем.

Из приемника неслась заунывная мексиканская мелодия. Луп сказала своей неуклюжей подруге что-то по-испански, Флоренсия недовольно передернула плечами, но все-таки перевела на другую волну. Теперь играла ритмичная, механическая танцевальная музыка.

– Она хорошая девушка, – заметила Луп. – Просто немножко медлительная.

– Вижу. Что ж, сначала первый этаж. Вынести мусор. Потом пол, вытираем пыль и... Что это?

– Да?

– Что это? Ты слышала?

– Что?

– Не знаю. Пусть вырубит этот драндулет! – Замолчи! – прошипела Луп.

Флоренсия выключила радио. Во внезапно наступившей тишине все услышали шаги, кто-то ходил по одному из темных холлов, звук отражался от стен. Тяжелые, мужские шаги.

– Кто здесь может быть? – спросила Луп испуганным шепотом.

– Не знаю.

– Вроде никто не может.

– Не знаю.

Луп схватила веник и держала его перед собой, как копье. Эстер подняла над головой металлический стул из приемной. Шаги приближались. Эстер и Луп переглянулись, напряглись, ожидая нападения. Из темного угла вышел крепкий черный мужчина в выцветшей форме, на поясе у него висел револьвер. При виде столь воинственно настроенных женщин он оторопел.

– Тпру, дамочки! Спокойненько. Я на вашей стороне.

– Вы ночной сторож, – гневно констатировала Эстер.

– Я бы сказал – охрана.

– Меня не предупредили, что здание охраняется. – Эстер аккуратно опустила стул.

– Это уж их оплошность. И нечего на меня бочку катить, дорогуша. – Мужчина добродушно улыбнулся, показав единственный золотой зуб. На вид ему было лет пятьдесят, но Эстер подумала, что, наверное, он старше. – Хай, я Уолтер Чаппел, но все запросто зовут меня Чаппи. И только очень близкие подружки – Уолтером.

Эстер, не обращая внимания на его заигрывания, принялась натирать пол. Луп и Флоренсия уже обходили комнаты, опорожняли пепельницы и корзины для бумаг в зеленые пластиковые пакеты.

– Кстати, Чаппи, а нельзя ли включить поярче свет в этом старом сарае? К восьми утра все должно быть как новенькое.

– К семи, – поправил Чаппи. – «Текно-Кэл» – ранние пташки, дорогуша. А насчет лампочек... – Он пошарил по стене, холл вдруг весь залило светом. – Мистер Моррисон строг насчет электричества. Каждый счет с лупой проверяет. Чуть что не так – накинется как ястреб. Так что кончишь с полом, дорогуша, – погаси. Ясно?

– Заметано. Вы давно в компании, Чаппи?

– Двадцать три года. Как ее основали, с той поры. Они тогда выпускали транзисторы и все такое.

– А с мистером Моррисоном ладите?

– Пока старый Эйб не ввел всякие строгости да экономии, тут было три человека охраны, все работали полный день. Остался только я, да через ночь, когда я выходной, приходит еще один, он здесь на договоре, подрабатывает.

– Мне показалось, он славный. – Эстер наклонилась, чтобы включить машину.

– Ничего себе. – Чаппи взглядом знатока рассматривал ее обтянутый синими джинсами зад. – Слушай, дорогуша, а я уютно устроился в кладовке. Есть тостер, кофейничек, телевизор. – В глазах у него зажегся огонек. – Ну и, конечно, койка и старая добрая бутылочка. Ты должна навестить старину Чаппи.

Эстер нахмурилась.

– У меня много работы.

– Я просто говорю: вот у меня есть то-то и то-то.

Эстер откинула прядь волос со лба.

– А у меня есть работа.

Понедельник, 13 августа

2.01 ночи

Голд толкнул низкую дверь. Он торопился, но на крошечной лестничной площадке негде было развернуться. Наконец удалось выломать замок, дверь с треском распахнулась. Согнувшись и держа в вытянутой руке револьвер, Голд проскользнул в темную комнатенку. Шагов за четырнадцать, прямо перед собой, он увидел человека точно в такой же позе. Человек целился в него. Голд выстрелил. Незнакомец выстрелил тоже. Голд выстрелил второй раз, незнакомец открыл ответный огонь.

– Черт! – воскликнул Голд.

– Черт! – ответило отражение.

– Зеркало! Паршивое зеркало! – закричал Замора.

Голд медленно поднялся, все еще сжимая кольт. Шон нащупал выключатель на стене. Голд зажмурил глаза. Свет оказался неожиданно ярким. Это засверкали осколки разбитого вдребезги зеркала. Замора пнул носком ботинка гантели, они покатились по стеклу.

– Он тренировался перед зеркалом.

От шума выстрелов залаяли собаки по всему кварталу. А теперь собрались и соседи в халатах, сгрудились под лестницей, ведущей в клетушку над гаражом, задавали встревоженные, недоуменные вопросы. Замора показал им значок.

– Все нормально. Мы просто хотим поговорить с мистером Уолкером. Кто-нибудь в курсе – где он может быть?

Никто не знал.

– А что-нибудь о нем знаете? С кем он дружит? У него есть семья? Подружка? Что-нибудь в этом роде.

Люди только головами качали. В конце концов одна старушонка в очках, явно из тех, что любят соваться в чужие дела, отважилась и выступила вперед. Свою выкрашенную в голубой цвет шевелюру она накрутила на розовые бигуди.

– Никто ничего о нем не знает. Он ни словом ни с кем не перемолвился. Да и бывает здесь нечасто. Я слышу иногда, он приходит, уходит. Приходит иногда на рассвете.

– У него собственный фургон? Синий?

– Верно. Паркует его прямо у дороги. Он на катафалк похож.

Замора поднялся обратно в квартиру. Огляделся.

– Уф! Да парень настоящая свинья!

Воздух в комнате был тяжелый, спертый. Раковина полна грязной посуды. Из дырявых пакетов под ней вываливался мусор. Повсюду разбросаны пожелтевшие обрывки газет и журналов.

– Не просто свинья, Шон. – Голд перевел дух. – Ты посмотри, что у него на стенах.

Замора взглянул на стену. К ней были прикноплены первые страницы местной газеты с сообщениями о недавних серийных убийствах.

– Ну, может, он просто коллекционер, чудак, любитель почитать о всяких злодействах, – предположил Замора.

Голд обыскивал стенной шкаф.

– Может, только я уже откопал кучу клановских воззваний, литературу американской нацистской партии, антисемитские памфлеты.

Замора пожал плечами.

– Подумаешь. Многие недолюбливают евреев. Голд выглянул из шкафа, холодно взглянул на него.

– Чего ты застыл, как пень? Давай помогай.

– Что мы ищем?

– Что-нибудь. – Голд стащил с кровати потрепанный матрас, встряхнул его. – Платежные ведомости, записные книжки, письма... – Он перевернул койку. – Пули.

Замора подошел, стал рядом. В ящике для белья под койкой, в пыли, лежали два блестящих серебристых цилиндрика.

– Триста пятьдесят седьмые, – определил Замора.

– Попал.

– Он заряжал пушку, не заметил эти патроны и оставил их валяться здесь.

– Молодчина, Шерлок. Будешь со временем шефом. Смотри сюда. Надо разобрать свалку, не спеши, не упусти ничего. Мы должны найти что-то, что поможет изловить эту скотину. Я чувствую, надвигается нечто ужасное. Мы должны остановить его, Шон.

Хватило пятнадцати минут, чтоб обыскать однокомнатную квартиру с ванной вдоль и поперек. Потом еще и еще. Голд в отчаянии опустился на спортивную скамейку, взъерошил волосы.

116
{"b":"19994","o":1}