ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Уже делаю, — ответил Сэл.

Вдруг зазвонил телефон.

— Эй, следи получше за папочкиными деньгами! — Суровый Джуниор Венезия впервые за все время раскрыл рот, и все опять засмеялись. Джуниор был невысок и кряжист, как бочонок. Глаза бегали под нависшими бровями, словно у зверя.

Снова зазвонил телефон.

— Ты будешь отвечать или нет? — спросил Ники.

— Сейчас, — Сэл поднял трубку.

— Моя лошадь выиграла, — услышал он голос Альберта Кастильи.

— Одну минуту, я перейду в кабинет.

Сэл нажал на кнопку и принялся за коктейль, пытаясь выиграть время.

— Ред, ты правда думаешь, что парад перенесут? — протянула желтоволосая девица.

— Парад под дождем не бывает, девочка.

— Вот черт!

Джимми Вэн, сидящий по другую сторону стойки, сказал:

— Его уже два раза переносили. Если дождь затихнет, парад состоится.

— Ты думаешь, Джимми? — допытывалась блондинка из Техаса.

— Да, пусть только дождь поутихнет.

Сэл закончил последний коктейль и пошел в кабинет, вытирая руки о полотенце.

— Охота было выходить на улицу из-за этого дурацкого парада, — заметил Ники. — Толпа разодетых телок еле тащится.

Джуниор Венезия, как обычно, залпом выпил свою порцию и, хрустя кубиками льда, сказал:

— Я видел по телику: ВМФ может запросто остановить дождь, когда захочет.

— Да ты что? — удивилась симпатичная проститутка с веснушками.

— А я ни разу не видела парад «Марди Грас», — пожаловалась блондинка.

— Да, — продолжал Джуниор, — у них есть такая бомба, стоит бросить — и ураган затихает.

— А это ураган? — спросила блондинка, покосившись на барабанящие по окну капли дождя. — Я никогда не видела урагана.

Сэл вошел в кабинет и взял трубку.

— Моя лошадь выиграла, — сказал Альберт Кастилья.

— Да, я знаю.

— Когда можно приехать за деньгами?

— Видите ли, Малыш Джонни сказал, что сейчас нет такой суммы и потребуется время, чтобы ее собрать.

— Черт! — рассердился Альберт Кастилья. — И долго я буду ждать?

— Ну, сегодня воскресенье...

— К черту. Передай Малышу Джонни: мне нужны деньги сегодня.

Сэл на секунду задумался. Теперь это уже не имело значения.

— Приходите вечером после десяти.

— Приду, и не один. — Он повесил трубку.

— Ты не видела в Техасе ураганов? — удивился Даго Ред. — Я знаю, в Техасе бывают ураганы.

— Но не в Амарильо, душка. Я ничего такого в Амарильо не видела.

Голубые цифры все еще светились на экране счетной машинки. Сэл выключил ее, положил в карман красный блокнот. Большая ставка. Он вернулся в бар.

— Сэл, где ты теперь играешь? — спросил Джимми Вэн, подтянутый мужчина лет тридцати пяти, с большими залысинами и в роговых очках. С виду бухгалтер, он виртуозно управлялся с отмычками. Без пота, как говорят воры. — Может, послушаем тебя вечером, потанцуем. Так где ты играешь?

— Музыкальный клуб в баре «Кинг Луи».

— Работаете по воскресеньям?

— Отдыхаем по понедельникам. Но у меня больше нет группы, Джимми.

— У тебя больше нет группы?

Блондинка, подошедшая к музыкальному автомату, стуча высокими каблуками, повернулась к ним и закричала:

— Ред, милый, пусть дождь кончится! Я хочу посмотреть парад «Марди Грас»!

— Говорю тебе, Сандра, забудь о параде. Его опять отменят к чертям. К тому же шлюхам нечего по парадам шляться, шлюхам надо работать. Все отели переполнены.

— Ах, Ред, это все семьи с детьми приехали на парад. — Она опускала в автомат монеты.

— Черт, верно, — вздохнул Даго Ред. — В этих отелях, должно быть, полно легавых. Только поэтому сюда и приезжают.

Блондинка выбирала мелодию.

— Ах, Ред, я шесть недель не выходила из дому, с того дня, как с тобой познакомилась.

Даго Ред весело зарычал.

— Я пропущу самое веселое, Ред. Из-за этого проклятого дождя они все отменят.

Ники Венезия закурил.

— Самый дождливый карнавальный сезон в моей жизни, — сказал он, покусывая кончик сигареты, — дождь льет каждый день.

Заработал музыкальный автомат. Из него понеслись звуки старинного вальса, исполняемого на фортепиано.

— Эй, Сандра, — заревел Даго Ред, — ты опять за свое? — Торс Даго был постоянно наклонен вперед, как у гориллы. Прозвище Ред[3] он получил еще в молодости, когда сидел в тюрьме и был ярко-рыжим. Сейчас волосы его побелели, а лицо приобрело нездоровый серый оттенок. — Надоело это слушать.

Кенни Роджерс пел:

В баре в Толедо невзначай

Кольцо потеряла, когда пила чай...

— Душка, Ред, Ники говорит, что они все отменят из-за дождя.

— У ВМФ есть против него средство, — заявил Джуниор Венезия. — Разгонят навсегда.

— Приготовь нам еще, Сэлли, — обратился Джимми Вэн к Сэлу и положил сотню на стойку бара. — И о себе не забудь.

Сэл принялся смешивать коктейли.

— Спасибо, Джимми, один выпью.

— Значит, у тебя больше нет группы, Сэлли?

— Это ненадолго, Джимми.

Не умею смеяться, разучился шутить.

Значит, уже недолго мне жить...

— Это же была лучшая группа, когда вы играли в «Касабланке», лучшая нью-орлеанская группа...

— Так вот где я тебя видела, красавчик.

Она говорила хрипло, с пошлым бруклинским акцентом, гундосила, но бледное лицо с тонкими чертами было ангельским, стянутые на затылке рыжие волосы заплетены в тяжелую косу. Она была новой девкой Ники и тесно к нему прижималась.

— Ты Сэл Д'Аморе. Моя сестра училась с тобой в Николсе.

— В Николсе, — взревел Джуниор Венезия, словно горилла при виде банана. — Там теперь одни негры. Они повесили сына Куза Алмерико за ноги из окна. Мальчишка даже обмочился со страху.

— Ты помнишь Милдред О'Рурке?

Сэл помолчал, держа бутылку над стаканом, уставившись на рыжеволосую женщину и тщетно пытаясь вести себя непринужденно.

— Такой же нос, ростом чуть ниже тебя. Волосы немного темнее?

Проститутка улыбнулась.

— Она, а я ее младшая сестра. — Она отодвинулась от Ники, выпрямилась и протянула Сэлу руку. — Меня зовут Хеди О'Рурке.

— Ты только посмотри на нее, — сказал Ники презрительно. — Шлюха пожимает руку. Эй, тебе за это не заплатят.

Джуниор залпом выпил свой бурбон и принялся грызть лед.

— Мальчишка целый год не обедал. Эти проклятые негры выколачивали из него все деньги, которые ему давали на обед.

— Слышал, что с Разу случилось? — вмешался Даго Ред.

Ники повернул голову.

— Нет, а что? На следующую неделю у нас с ним кое-что запланировано.

— Не рассчитывай на него. И это надолго. Его замели в доме судьи Лабурдетта с набором отмычек, носками на руках и кольтом в кармане.

— Идиот, он что, поперся с пушкой в дом к судье?

— Говорю же тебе. Они запросили залог в четверть миллиона.

— О, Боже!

— А я что говорю.

Хеди, рыжая проститутка, наклонилась через стойку к Сэлу, который продолжал готовить коктейли, только бы быть чем-то занятым.

— Я окончила школу в семьдесят девятом. Ваша группа играла на выпускном вечере. На катере «Президент»?

Сэл пожал плечами.

— На «Президенте» было много выпускных вечеров.

— Да, но тогда два пижона прыгнули с верхней палубы в воду, помнишь?

Сэл заставил себя улыбнуться.

— Да, помню.

— Какая была ночь, — засмеялась Хеди. — Никогда не забуду. Я танцевала под вашу музыку до трех или четырех утра.

— Да, мы играли в два раза дольше.

— Никогда не забуду ту ночь. — Она улыбнулась ему. — Меня к тебе тянуло. Ты был для меня самым красивым мужчиной. Я всю ночь вертелась перед сценой. Хотела наброситься на тебя и твой орган. — Ее глаза сверкнули, когда она поняла свою случайную шутку. — На твой орган! — Она громко рассмеялась.

— Налей нам еще, Сэл. — Джимми кивнул на бутылки в баре. Джимми сорил деньгами, особенно когда бывал пьян, и остальные тоже. — И о себе не забудь, Сэлли.

вернуться

3

Red — красный (англ.).

5
{"b":"19995","o":1}