ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Но почему? — опять не понял Мартин.

— Может же отец гордиться сыном? — ответил Паг.

Глава девятая

Любовь с первого взгляда

— Вы мой отец? — удивился Мартин.

— Да, я твой отец, — подтвердил Паг. — Кстати, сколько у тебя братьев и сестер?

— По одному.

— И какого они цвета?

— Ну, Ларк черепаховая с белым, как мама. А Робин черный.

— А ты полосатый, как я.

— Да, папа. — Мартин вдруг обрадовался, что похож на отца.

— Они тоже держат мышей как домашних любимцев?

— Нет, что ты! Они отлично ловят мышей, как мама. И как ты, я думаю.

— Правильно думаешь, сынок. Хотя вообще-то я предпочитаю ловить крыс. Понимаешь, на них больше мяса. Не хочешь такого любимца? Могу поймать.

— Нет-нет, спасибо, папа. Они мне не очень нравятся. Я люблю мышей — они такие маленькие, хорошенькие, особенно Друзилла. А ты бы только видел ее малышей! Они были такие очаровательные, когда родились! Такие голенькие, пухленькие, розовые и слепые.

Паг облизнулся.

— И что же с ними стало?

— Когда они подросли, я их отпустил. Друзилла меня попросила. Они стали ее утомлять.

— А теперь она попросила найти ей мужа?

— Ну да.

— Ох уж эти женщины!

— Ну понимаешь, она мне все объяснила.

— Что объяснила?

— Про то, что нужна не только мама, но и папа.

— Понятно. Да, конечно. А теперь пойдем-ка поглядим, то ли ты нашел, что надо.

— Погоди, папа, — испугался Мартин. — Сначала я пойду. Я им все объясню. Кто бы там ни был, он помрет со страху, если снова увидит тебя.

— Понял. Попридержу, так сказать, своих лошадей.

***

Мартин вспрыгнул на комод. Разворошенное гнездо уже привели в порядок, и, когда он позвал Друзиллу, она осторожно выбралась из него.

— Он ушел? — поинтересовалась мышь.

— Нет, но это ничего, все в порядке, он вас не тронет.

— Не тронет! — возмутилась Друзилла. — Да он чуть не откусил мне голову! Ох, я уже решила, что мне конец.

— Да, но теперь уже все в порядке. Понимаешь, это мой папа, и он обещал вас не трогать — вас обоих. Ты только скажи — я выбрал правильно? Это самец?

— Да, — ответила Друзилла.

— Вот хорошо! — обрадовался Мартин. — А он тебе нравится? Я ведь могу его поменять.

— Ни в коем случае! — резко перебила его Друзилла. Она понизила голос. — Это самый красивый самец, которого я когда-либо видела. На самом деле, — она мечтательно вздохнула, — я влюбилась в него с первого взгляда.

«Как быстро у нее меняется настроение», — подумал Мартин.

— Пожалуйста, попроси его выйти из гнезда, — попросил он. — Я покажу его папе. — И он громко позвал: — Папа!

***

Потребовалось какое-то время, чтобы холеная черная мышь решилась выйти из гнезда. Паг и Мартин сидели рядышком и ждали. Из гнезда доносились приглушенные попискивания. Наконец Друзилле удалось уговорить новичка. Они выбрались наружу и уселись напротив котов. Друзилла уже успокоилась, ее спутник еще немного волновался.

— Привет-привет! — весело поздоровался с ним Мартин. — Рад снова видеть тебя. Позволь представить тебе моего отца, мистера Пага. Папа, это Друзилла...

— Мы уже встречались, — невозмутимо кивнул Паг.

— А это?..

— Катберт, — вставила Друзилла.

— Берт, — нервно сглотнув, заговорил тот. — Для друзей я просто Берт.

— Не обращай на него внимания, Мартин. Он Катберт и Катбертом останется. В этом имени есть стиль и индивидуальность, вы согласны, мистер Паг?

— Конечно, Друзилла, — согласился кот.

— И давай забудем об этом дурацком «Берте», — твердо заявила она, — хорошо, дорогой?

— Конечно, Друзилла, — согласился мыш.

Мартин перехватил взгляд отца, полный восхищенного сочувствия.

— А теперь, — продолжила Друзилла, — я умираю с голоду. И Катберт, думаю, тоже. Давай же, Мартин, пошевеливайся, не рассиживайся тут. Принеси нам чего-нибудь вкусненького на ужин.

— Конечно, Друзилла, — кивнул Мартин. — Папа, ты идешь со мной? — спросил он.

— Нет, беги, сынок, разомни ноги и подыши свежим воздухом. Не беспокойся, я тут пока покараулю за тебя, присмотрю, чтобы с этой парочкой ничего не случилось.

***

Но Мартин как раз очень беспокоился, чтобы с его мышами ничего не случилось. Хотя новообретенный отец ему очень понравился, котенок прекрасно понимал, что это самый настоящий безжалостный убийца мышей. «Сможет ли он удержать свои лапы подальше от моих мышек? — отчаянно размышлял он, поспешно разыскивая еду. — Будем надеяться, что до моего возвращения они не высунутся из гнезда, иначе он может не сдержаться». И первое, что он увидел, вернувшись на чердак, — отец сидит под сломанным стулом и тщательно вылизывает лапу. Смывает кровь?

Мартин бросился к ванне.

Катберт и Друзилла сидели рядышком и пили воду из маленькой лужицы. Мартин уронил на дно ванны принесенную еду, пошел и сел рядом с отцом. Большие передние лапы кота были мокрые.

— Привет, пап, — начал Мартин. — Теплый сегодня вечерок, правда? Решил немного освежиться в пруду?

— Они пить хотели, — буркнул Паг.

— Но как ты догадался, что нужно сделать?

— Она сказала.

Мартин лег и весело заурчал.

— Лучше сам убери эту ухмылку с лица, а то это придется сделать мне.

— Да, папа. Извини, папа. И знаешь, папа...

— Что?

— Спасибо, папа!

Глава десятая

На помощь!

В течение двух следующих недель Паг частенько наведывался в сарай повидаться со своим странным сыном-мышеводом. Иногда Мартина не оказывалось на месте, и тогда Паг проводил время, беседуя с Друзиллой и Катбертом. Он был всегда очень вежлив, и мыши думали, что он, похоже, рад их видеть, хотя иногда и сглатывал слюну.

За это время Друзилла снова заметно округлилась.

— Ты толстеешь, — заметил как-то Мартин. — Может, я тебя перекармливаю?

— Ради бога, Мартин! — возмущенно фыркнула Друзилла. — Мне казалось, я тебе все объяснила. Катберт, скажи ему сам.

По красивому лицу Катберта скользнула довольная улыбка.

— Мы ожидаем прибавления семейства.

— Ну конечно! — воскликнул Мартин. — Какой же я глупый! Поздравляю, Катберт! А когда?

— Уже скоро. Примерно через неделю.

— Вот хорошо! Уже недолго ждать.

— Ах, вот как? Недолго ждать? — ледяным тоном произнесла Друзилла. — Очень надеюсь, что у вас хватит терпения. Это ведь, должно быть, так утомительно — сидеть и ждать. Тем более что мне-то решительно не о чем волноваться: подумаешь, родить какой-то десяток-полтора младенцев в холодной тюрьме, в антисанитарных условиях и почти публично. Да мне просто сказочно повезло!

— Вот так всегда, — заметил Паг, когда Мартин рассказал ему об этом разговоре. — Ты спас ее от меня, добыл ей мужа, кормишь их от пуза. Если это не повезло, то не знаю даже, как и назвать.

— У нее опять будут мышата, — радостно сообщил Мартин.

— Ум-м, — облизнулся Паг. — И когда?

— Примерно через неделю. — Он с подозрением взглянул на отца. — Папа, ты же не?..

— Нет-нет, сынок, — заверил его Паг. — Конечно нет, они же твои любимцы. Но все равно, думаю, мне лучше сюда пока не приходить. Ну, ты понимаешь, подальше от искушения... Ничего нет вкуснее...

— Нет-нет! — испугался Мартин. — Я даже думать об этом не могу. Они же такие крошечные, такие беззащитные...

— ... такие мягонькие, — продолжил Паг. — Вот именно.

Он встал и потянулся.

— До встречи, мой мальчик. Надеюсь, у вас все будет хорошо.

Но получилось не совсем так.

***

Уже на следующее утро Мартин принес мышам вкусный завтрак — орех для Катберта, а для Друзиллы, которая в последнее время стала очень привередлива в еде, стащил в огороде спелую клубничину. Они сидели и разговаривали, когда в сарае внизу послышались шаги, собачий лай и голос человека.

7
{"b":"199986","o":1}