ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Боб, ну что ты так шумишь? Там что, кошка на чердаке?

— Кошка, там кошка! — заходился лаем колли. — Ох, если бы я мог до нее добраться!

— Не бойтесь, — прошептал Мартин. — Собака сюда не доберется.

— А человек? — возразила Друзилла. — Он наверняка найдет нас. И убьет меня и моих нерожденных детей. Бедняжки, им не суждено увидеть свет дня!

— А как же насчет меня? — осторожно поинтересовался Катберт.

— И тебя тоже, разумеется, — отмахнулась Друзилла. — Мартин, да скорее же! Спасай нас!

В этот момент лестница скрипнула под ногой фермера. У Катберта сдали нервы.

— На помощь! — пронзительно завопил он.

— Вы только послушайте этот писк! — ворчал, поднимаясь наверх, фермер. — Мышей-то развелось!

Мартин отчаянно пытался что-то придумать. Двух мышей сразу не унесешь. Придется делать выбор.

С криком «Женщины и дети вперед!» он ринулся в ванну, схватил Друзиллу и выпрыгнул наружу. Как можно быстрее и аккуратнее он отнес ее в самый темный угол, оставил там и вернулся за Катбертом. Тот все еще метался в панике по ванне и истерически вопил: «На помощь!» Мартин не сразу смог поймать его.

Когда он наконец взобрался на комод с Катбертом в зубах, фермер был уже на чердаке.

— А Боб-то был прав, — сказал он. — Тут действительно кот. Да еще какой! Судя по всему, он так же ловко ловит мышей, как и все дети Дульси Мод. Вот молодец!

Он протянул руку, чтобы погладить котенка по голове.

Мартин, испугавшись, что сейчас у него отнимут Катберта, свирепо зарычал.

Катберт, решив, что рычание относится к нему, немедленно упал в обморок.

— Ну вот, одной мышью меньше, — довольно кивнул фермер, увидев в зубах кота безвольно обвисшее тельце. — Ладно, ешь ее спокойно.

Он повернулся и стал осторожно спускаться по лестнице.

Мартин положил неподвижного Катберта на пол и принялся вылизывать, пытаясь привести беднягу в чувство.

Как раз в этот момент появилась переваливающаяся с боку на бок Друзилла (к этому времени она была уже совсем круглая). С того места, где она пряталась, было слышно кошачье рычание, а теперь, к своему ужасу, она увидела, что Мартин облизывает ее мужа, как это часто делают кошки перед тем, как съесть свою добычу.

— Убийца! — завопила она. — Ты сделал меня вдовой и осиротил моих нерожденных детей! А еще притворялся другом! — Она повернулась и, спотыкаясь, побрела прочь.

Глава одиннадцатая

Номер восемь

— Погоди, Друзилла! — крикнул Мартин. — Ты не поняла. Катберт жив, правда, Катберт?

Или нет? А вдруг он умер от страха?

— Катберт, да скажи же мне что-нибудь! — испугался котенок.

Но Катберт ничего не ответил.

Может, ему стало плохо? Остановилось сердце? Как теперь его снова запустить? Он ничего не знал о том, как следует оказывать первую помощь, но, может быть, Друзилла знает? Она всегда такая уверенная и деловитая.

— Друзилла! — закричал он. — Вернись! Катберту может понадобиться искусственное дыхание. Иди скорее сюда!

Но ответа не было.

Оставив Катберта, Мартин бросился на поиски Друзиллы. Он лихорадочно искал ее среди старых ящиков, корзин и прочего мусора, которым был завален чердак, но так и не нашел.

Наконец он вернулся посмотреть, что там с Катбертом.

Но Катберта не было.

***

Весь остаток утра Мартин искал своих мышей, звал их по имени, но все напрасно. Мест, где можно спрятаться, разных дырок и щелочек было предостаточно. Мыши не отзывались.

Он бросил последний взгляд на ванну, возле которой провел так много счастливых часов, где было так много разговоров, где родился первый выводок мышат единственного в мире кота-мышевода. Уже скоро, думал он, у Друзиллы будет новый выводок мышат, таких розовых и пухленьких. А он их никогда не увидит, не сможет наблюдать, как они растут, не будет носить им еду, не услышит, как тоненькие голоса говорят ему:

— Спасибо, дядя Мартин.

«Наверно, я могу поймать другую мышь и посадить ее в ванну, — подумал он, — но это будет не то. Никто не может сравниться с моей Друзиллой».

Он никак не мог забыть их последнюю встречу, когда она назвала его убийцей и горько бросила в лицо:

— А еще притворялся другом!

— Я твой друг, Друзилла, и всегда буду другом, — сказал Мартин. Но ответа так и не дождался. Тяжело вздохнув, котенок повернулся и покинул чердак.

Еще какое-то время Мартин возвращался сюда, приносил еду и оставлял на полу, но она так и оставалась нетронутой. Друзилла и Катберт перебрались в другое место. Но куда?

Он пытался узнать о них на ферме.

— Вы не видели моих мышей? — спрашивал он и получал самые разные ответы.

— Мыши? — спросила овца (может даже, это была та самая овца, которую он уже встречал, — они все выглядели одинаково).

— Да.

— Полевые?

— Нет, вот только не надо опять то же самое!

Корова, которую он тоже спросил, ответила «му-у»,

Мартин так и не понял, было это «да» или «нет».

Когда он добрался до свинарника и задал этот вопрос борову, в ответ получил: «Не будь таким занудой!» — что тоже изрядно озадачило котенка.

Расстроенный Мартин решил не обращаться за помощью к кроликам, любимцам фермерской дочки. «Будут только пялиться на меня», — подумал он и отправился попить к утиному пруду. Единственный плюс — после исчезновения мышей ему больше не надо было мочить лапы. Пока он пил, к нему подплыла утка.

— Ты не видела моих мышей?

— Твоих мышов?

— Не мышов, а мышей. Двух.

— Двух мышов?

— Ладно, проехали, — рассердился Мартин.

Утка покачала головой и уплыла прочь, растерянно бормоча:

— Мышей, мышов...

Мартин сидел на берегу до тех пор, пока легкая рябь, поднятая птицей, не улеглась и поверхность пруда снова стала гладкой, как зеркало.

Он угрюмо смотрелся в это зеркало и размышлял, что же делать дальше. Даже глаза закрыл, чтобы лучше думалось. А когда снова открыл, в пруду отражались два одинаковых полосатых кота, только второй был гораздо больше.

— Папа! — обрадовался Мартин.

— Привет, Мартин, мальчик мой! Пришел за водой для своих любимцев?

— Нет, — вздохнул Мартин. — Их больше нет. Понимаешь, я их потерял.

И он рассказал отцу обо всем, что случилось.

— Пап, а ты их случайно не видел?

— Во всяком случае, я об этом не знаю. Я ведь не спрашиваю у мыши, как ее зовут, перед тем как съесть ее.

— Значит, ты мог...

— Нет-нет, я отсутствовал. По делам. Только что вернулся.

— Ты поможешь мне найти Друзиллу и Катберта? Я уже спрашивал о них — овцу, корову, кабана, утку, — но никто из них не сказал ничего разумного.

— Ты не тех спрашивал, малыш, — объяснил Паг. — Хочешь найти мышь — спроси о ней другую мышь. Поймай мышь и спроси у нее — вот мой совет. А хочешь — я помогу. На самом деле лучше всего предоставить это дело мне, я справлюсь быстрее.

— А если эта мышь не знает, где Друзилла?

— Так я ее съем, — просто ответил Паг. — Подожди здесь. Я быстро.

И действительно, через десять минут он вернулся с мышью в зубах, положил ее перед Мартином и крепко прижал лапой.

— Вот тебе для начала, спрашивай.

— Не бойся, — ласково заговорил Мартин с перепуганной мышкой. — Мы только хотим задать тебе один простой вопрос. Ты знаешь, где живет Друзилла?

— Да, — прошептала бедняжка.

— Где?

— В ванне, на чердаке сарая.

— Ответ неверный, — предупредил Паг. — Ты отстала от жизни. И удача тебе, похоже, изменила.

— Папа, подожди! — крикнул Мартин и повернулся к мышке. — Ты, должно быть, одна из мышат Друзиллы, тех восьми, которых я выпустил?

— Ну да, дядя Мартин! Конечно! — отчаянно запищала мышь. — Я же самая младшая, та самая, которая с вами попрощалась! Неужели вы не помните?

— Конечно помню, малышка! — обрадовался Мартин. — Теперь я тебя узнал. Как ты выросла! Ты мальчик или девочка?

— Девочка.

8
{"b":"199986","o":1}