ЛитМир - Электронная Библиотека

Без сознания Боба Фетт пробыл не больше нескольких секунд и очнулся, не в силах дышать.

Топливо разбрызгалось по живому туннелю, плоть сарлака горела. Фетт тоже горел. Пламя плясало на поверхности мандалорских доспехов, поврежденных взрывом, поедало лохмотья комбинезона, лизало обнаженную кожу. Быстро нагревающийся металл доспехов добавлял ощущении…

Боба Фетт поднялся. Поверхность под ногами вздрагивала, сарлакк корчился от боли. Фетт закинул руку за спину, отстегнул гранатомет, самое смертоносное оружие из всего арсенала.

Стоя посреди пламени, сгорая заживо, Боба Фетт поднял оружие и выстрелил в потолок и бросился ничком в пылающую смесь кислоты и ракетного топлива.

Взрыв разорвал мир на части. Ударная волна вжала Фетта в огонь, левая рука оказалась под неправильным углом, и, обрушившись вниз, охотник услышал отчетливый хруст. Пришла боль, подобная вспышке чистого белого пламени, и Боба Фетт понял, что все-таки проиграл, что теперь он умрет, как все прочие до него, зато он обменял долгую смерть от желудочной кислоты на быструю в погребальном костре…

Сверху посыпался песок.

Прошло время, Боба Фетт понял, что все еще жив. Он заставил себя сесть и оглядеться. Пламя не унялось, вдалеке громко щелкали щупальца, но здесь, где он сидел, было тихо.

Левая рука бесполезным грузом болталась вдоль тела. Наверху стояла ночь, в туннеле было темно, но охотник знал, куда идти, чтобы вернуться в центральную камеру, к шахте, что ведет на поверхность… в центральную камеру, где висит Сусейо, где ждет его разгневанный сарлакк и в нетерпении стегает щупальцами по стенкам.

По шлему шуршал песок. Боба Фетт поднял голову.

Темнота.

Не двигаясь с места, Боба Фетт дотянулся до гранатомета. Оставалось еще две гранаты из трех.

Одну из них он запустил в темноту над головой. Пришлось выкапывать самого себя из лавины песка, обрушившейся на него. Охотник постоял у подножия образовавшегося небольшого холма, глядя в темноту, и… начал раздеваться. Доспехи теперь бесполезны – изъеденные кислотой, потрескавшиеся, обгоревшие. Хорошо, что они сломались, так легче их стаскивать. Он чуть было не грохнулся в обморок, снимая кирасу; левая рука была сломана, возможно в двух местах, ожоги начинали давать о себе знать.

Процесс занял время, но он выбрался из доспехов и, борясь с головокружением и слабостью, полез наверх по осыпающемуся склону. Третья граната ушла в темноту. Волна песка, которая захлестнула его на этот раз, поволокла, погребла под собой, была невероятна. Больше всего борьба с ней напоминала плавание. Песок засыпал охотника, скребя по обнаженному телу. Воздух оставался только в шлеме, который Фетт снять не успел. Охотник барахтался, разгребая песок обеими руками, и сломанной, и здоровой, охваченный страхом смерти, который давал ему нужные силы. ..

Ладонь скользнула по пустоте. Последний рывок. Боба Фетт сорвал с головы шлем и понял, что дышит холодным ночным воздухом Татуина, что стоит на коленях посреди Дюнного моря, на краю Великого провала Каркун – – в тысячах километрах от кого-либо и чего-либо.

Живой.

Год спустя.

Он вернулся на Татуин.

«Раб-2» спустился с орбиты и завис над Великим провалом Каркун посреди Дюнного моря. Подобный солнцу огонь, вырывающийся из дюз, превратил ночную пустыню в костер.

«Раб-2» опускался на огненном выхлопе точно на глотку сарлакка. Волна боли, окатившая его в ответ, на вкус была сходна с выдержанным вином. Закрыв глаза, охотник все равно видел, как центральную камеру, где висел Сусейо, заполняет обжигающий воздух, как стекает в зев твари расплавленный песок.

Это ты?

– Верно.

Посреди оглушающей боли Боба Фетт почувствовал нечто похожее на облегчение.

Ты освобождаешь меня от долгого цикла.

«Раб-2» повисел над провалом, а затем сместился и сел рядом с ним, метрах в пятидесяти от края – так, чтобы его не достали обожженные извивающиеся щупальца. Боль и смятение Сусейо тронули охотника.

Откуда в тебе милосердие?

Под надежной защитой мандалорского шлема Боба Фетт улыбнулся. Не резать же такого замечательного барва из-за одного холодца.

Ясно… Значит, мы сноба увидимся?

– Это точно, – сказал Боба Фетт. – Можешь рассчитывать.

Руки охотника заплясали над пультом.

Заработали двигатели, свет еше раз омыл Великий провал Карукн…

А затем темный призрак растворился в ночи.

5
{"b":"19999","o":1}