A
A
1
2
3
...
35
36
37
...
55

Вскоре прибыла первая группа солдат из подразделения Боба Бэринга. К тому моменту немцы ужесточили атаки и мины взрывались уже в порту. По общему мнению, на рассвете противник должен был перейти в решительное наступление.

Бэринг и Тиллер рассадили солдат СБС по каикам, которые сразу же взяли курс на Портолаго – главный порт Лероса. Понимая, что защитники порта долго не продержатся, Тиллер покинул остров с последним каиком и в Портолаго встретился с Мейгеном, который сообщил, что Кос пал.

9

После падения Коса каики из флотилии шхун Леванта отправлялись на остров по ночам в стремлении спасти как можно больше солдат британского гарнизона. Группы СБС рыскали по всему острову в поисках солдат, избежавших плена, и переправляли их на каиках на Лерос. Спустя неделю стало ясно, что больше никого найти не удастся, операция была свернута, и ЛС8 вернулся на Сими.

В первую ночь, когда каик сторожко пробирался на юг вдоль побережья Турции, поднялся мельтеми, принесший осеннюю прохладу. Через пролив, отделяющий Кос от материка, было видно, что в порту острова еще не утихли пожары, и Тиллер подумал о жертвах среди британских солдат, пытавшихся противостоять превосходящим силам немцев.

Перед рассветом разыскали убежище в узком пустынном заливе, где можно было укрыться за небольшим островом от жестокого холодного ветра. Натянули камуфляжную сетку и проспали весь день, а с наступлением сумерек продолжили путь. Небо было затянуто дождевыми тучами.

Вскоре после того как обогнули мыс Крио, «матильда» вновь закапризничала и отказалась вернуться к жизни, несмотря на все усилия Брайсона. Пришлось поднять паруса, а при ветре с правого борта каик резко накренился и пенил волны бросками, переворачивавшими пустые желудки команды.

На рассвете небо по-прежнему было затянуто тучами, и каик входил в гавань Сими под проливным дождем. Позднее ветер упал, они легли в дрейф в заливе и стоически мокли под дождем, пока Ларсен не выслал катер итальянского гарнизона, который отбуксировал каик к причалу.

Ларсен сообщил неприятную новость. Разведывательная служба в Каире перехватила немецкую информацию, говорившую о намерении взять Сими после падения Коса. Он также рассказал, что оккупация немцами Коса окончательно деморализовала итальянский гарнизон и что некоторые солдаты побросали оружие, переоделись в штатское и ушли в горы.

– Они знают, что им грозит, когда сюда придут немцы, – сказал Тиллеру Ларсен и провел указательным пальцем по горлу. Сержант подметил, что капитан сказал «когда», а не «если».

В последовавшие дни над портом Сими дважды кружился немецкий разведывательный самолет фирмы «Блом энд Фосс» и однажды над заливом пролетел «мессершмит». Затем пришел день, когда на рассвете итальянцы с наблюдательного пункта на юге острова взволнованно доложили по полевому телефону, что видят приближающиеся к ним два или три судна. Позднее уточнили, что одно из судов – большой каик под флагом ВМС Германии, а на палубе полным-полно солдат. За каиком следовали десантное судно, также набитое солдатами, и легкий катер, который в мирное время, скорее всего, развозил туристов по малым островам либо принадлежал одному из местных богачей.

Ларсен приказал Тиллеру и Барнсуорту собрать всех оставшихся солдат итальянского гарнизона. Они обыскали весь замок, внезапно опустевший и обезлюдевший, и только в одной из прилегающих построек смогли найти двадцать солдат, сбившихся в кучу.

Тиллер накричал на них, требуя, чтобы они взяли оружие и готовились к выходу. Сообщил, что надо организовать отпор высадке немцев, о приближении которых итальянцы явно знали, судя по выражению их лиц. Пока солдаты неохотно выполняли приказ, появился Перквеста, принявшийся скороговоркой раздавать команды по-итальянски.

– Передайте им, – попросил Перквесту Тиллер, – что война для них не закончена. Они будут защищать территорию своей страны и будут сражаться храбро.

Его выслушали скептически.

– Передайте им, что я позабочусь о том, чтобы они храбро сражались, и я буду находиться сразу за ними. Скажите им, что в бою с немцами некоторые из них погибнут, но, если они не выполнят мой приказ, они погибнут все. Потому что я все время буду позади и пристрелю каждого, кто не выполнит приказ.

Перквеста уставился на сержанта с широко раскрытым ртом.

– Синьор, – пролепетал он, – вы этого не сделаете. Женевская конвенция... Она не предусматривает...

– К черту Женевскую конвенцию! – отрезал Тиллер. – Вот моя Женевская конвенция.

Говоря это, он потряс автоматом. У Перквесты ходуном заходил острый кадык, но его перевод возымел на солдат должное действие.

– Мне кажется, – заметил Барнсуорт, – что они поняли, что ты не шутишь, Тигр.

– Какого черта! Конечно, не шучу! – в сердцах воскликнул сержант, осознав, что за последние недели многому научился у Ларсена.

Повернулся к Перквесте и четко отдал честь.

– Все отлично, сэр. А теперь все на двор с оружием в руках, – скомандовал Тиллер.

Под предводительством Перквесты солдаты гарнизона молча проследовали к тому месту, где их поджидал Ларсен с отрядом СБС. Он сообщил, что немцы намерены высадиться в заливе Пети к югу от порта Сими, согласно информации, поступившей с итальянского наблюдательного пункта.

– Со мной пойдешь ты, Билли, и эти ребята, – распорядился Ларсен, обращаясь к Тиллеру. – Тед Уоррингтон и наши люди остаются в резерве и расположатся возле порта.

Они поднялись по склону голого холма, разделявшего два залива, и достигли гребня, где стояли заброшенные ветряные мельницы. Ларсен приказал остановиться и отправился на разведку. Вернулся с довольной улыбкой на лице.

– Их всего около двадцати, – сообщил он, – и они еще только начали карабкаться вверх по тропинке от моря. Я не видел, есть ли у них минометы, но у них точно один пулемет, винтовки и автоматы. Судя по тому, как они держат в руках оружие, большого сопротивления не ожидают. Мы взойдем на гребень, польем их огнем и покончим с ними штыковой атакой.

– Со штыками? – переспросил Перквеста, которого подобная перспектива привела в ужас.

– Да, возьмем их в штыки, и передайте вашим солдатам, чтобы они примкнули штыки.

Англичане с трудом скрывали усмешки, наблюдая за тем, как итальянские солдаты выполняют приказ.

– Если фрицы не погибнут от ран, их прикончит столбняк, – прокомментировал события Барнсуорт. – Эти штыки не видели света Божьего с начала войны.

Итальянцам было приказано рассредоточиться вдоль гребня, а Тиллер и Барнсуорт прикрывали самый опасный – правый фланг. Когда все заняли позиции, Ларсен скомандовал открыть огонь.

К удивлению англичан, итальянские солдаты вначале неплохо себя проявили и несколько немцев были убиты. Но как только противник залег и открыл ответный огонь, прыти у итальянцев заметно поубавилось и они приуныли.

Именно в эту минуту Ларсен вскочил на ноги и скомандовал гарнизону идти в атаку.

К счастью, немецкий пулеметчик поспешил и первая очередь прошла высоко над головами, но этого оказалось достаточно для того, чтобы большинство итальянцев попадали на землю и отползли назад. Тиллер понял, что вряд ли удастся снова их поднять, и пожалел, что с ними не было Джованни и его двоюродного брата. Они бы показали этим трусам, как надо вести себя в бою. Сержант ползком подобрался к Ларсену, который тоже был вынужден искать укрытия после неудавшейся атаки с примкнутыми штыками, и спросил:

– Как поступим, шкипер? Будем ждать, пока они сами сюда придут, или нам с Билли спуститься и разделаться с ними?

Ларсен задумчиво почесал щетину на подбородке и поделился своими соображениями:

– По сути, здесь негде укрыться, и, если у немцев окажется миномет, они устроят нам кровавую баню. Если, конечно, итальянцы еще раньше не разбегутся, хотя пока они лежат спокойно. Возьми Билли и несколько итальянцев и попробуй обойти немцев с фланга. Тогда я подниму оставшихся в атаку с фронта, а вы прикроете нас огнем.

36
{"b":"2","o":1}