ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– По-моему, есть смысл попробовать. Тиллер отобрал, на его взгляд, наиболее боеспособных итальянцев и повел их под прикрытием гребня на правый фланг. Через какое-то время выдвинулся вперед, чтобы разведать местность, и увидел в пятистах ярдах руины каменного здания. От него земля круто уходила вниз к заливу Пети, который виднелся с новой позиции. Сержант заметил немцев у развалин, но не мог их подсчитать, а дальше виднелся кончик мачты немецкого каика, и Тиллер горячо надеялся, что сумеет его потопить. Но вначале нужно было разделаться с группой, высадившейся на острове.

Тиллер подозвал Барнсуорта, вручил ему бинокль и попросил:

– Видишь те руины? Как ты думаешь, чем немцы там занимаются?

– Переносят грузы с каика, – убежденно сказал Барнсуорт. – Видимо, они считают, что останутся здесь навсегда. Сколько нам еще ползти?

– Еще сотню ярдов или около того, а потом мы обойдем их с фланга.

Тиллер знаком пригласил за собой итальянцев, а когда они увидели под собой залегшую цепь немцев, скомандовал открыть огонь. Немцы рассредоточились, но укрыться им было негде, и, когда Ларсену удалось поднять итальянцев в атаку, большая часть немцев скатилась вниз к заливу. Их преследовали огнем солдаты под предводительством Тиллера, изрядно возбудившиеся, когда увидели бегущих немцев.

– Ну, а теперь что будем делать, шкипер? – спросил Тиллер, воссоединившись с Ларсеном.

– Должен признать, что их оказалось больше, чем я предполагал, – ответил Ларсен.

– Но и нас значительно больше, чем они предполагали, шкипер, – возразил Барнсуорт.

– Но большая часть наших солдат не рвется в бой, мягко говоря, – раздраженно напомнил Ларсен. – Думаю, придется найти иной подход. У нас есть каик и итальянский корабль, и мы атакуем противника с моря. Если потопим их суда, отрежем им путь к отступлению. Ты, Билли, веди огонь и не давай им поднять головы. Кто-нибудь из макаронников еще готов сражаться?

– Парочка наберется, – ответил Барнсуорт. – Вид бегущих немцев их вдохновил.

– В качестве подкрепления я пришлю тебе Кристоса с его людьми. Мы с тобой, Тигр, пойдем на каике, а Тед и прочие – на итальянском корабле. Если немцы попытаются выйти в море, тем хуже для них. Если нет, мы возьмем их в заливе.

Несмотря на героические усилия, предпринятые Брайсоном, машина ЛС8 упорно отказывалась работать, но погода стояла ясная, и с турецкого берега задувал «солдатский бриз», как называл его Мейген, и нельзя было пожелать лучшего, если они хотели войти в залив Пети при попутном ветре. На борт каика погрузили итальянский пулемет «бреда» в дополнение к «солотурну» и английскому вооружению и подняли паруса.

– Интересно, когда королевскому британскому флоту в последний раз довелось идти в бой под парусами? – раздумчиво промолвил Мейген. – Чтоб вы знали, ребята, мы наверняка войдем в историю.

– Кстати, Эндрю, а что такое «солдатский бриз»? – спросил Ларсен.

– Это такой ветер, при котором даже солдат способен идти под парусом.

Перед Бальбао поставили задачу обогнуть остров, чтобы войти в залив Пети с востока. Немцы вряд ли ожидают появления противника с этого направления. К тому же корабль пойдет под итальянским флагом, что может окончательно сбить немцев с толку, и огня они не откроют. Каику пришлось повернуть на другой галс, чтобы выбраться в море, что заняло немало времени, и, когда они миновали мыс у северной оконечности залива Пети, солнце уже клонилось к линии горизонта.

Временами доносились звуки стрельбы на холме.

Постепенно перед ними открылась панорама залива, а через некоторое время стали видны и руины каменного здания в его дальнем конце.

Над каиком подняли турецкий флаг, что, по мысли Мейгена, должно было ввести немцев в заблуждение на начальном этапе. Но как только их заметили, из пулемета, находившегося в руинах здания, дали предупредительную очередь. За ней последовала вторая, и пули вспенили волны перед носом каика, продолжавшего движение.

К тому моменту с борта ЛС8 уже видели немецкий каик, стоявший на якоре. За ним маячили десантное судно и прогулочный катер.

– Займись немецким пулеметом, – скомандовал Мейген, и Гриффитс сбросил чехол с «солотурна» и стал посылать снаряд за снарядом в руины здания, а Тиллер и Уоррингтон открыли огонь по каику.

– Поднять британский флаг! – приказал Мейген Брайсону.

Из руин здания показались фигурки людей, бегущих к берегу. Пулеметные очереди взрывали воду у борта, а каик содрогался от огня «солотурна». Тиллер видел, как летели щепки от немецкого судна под огнем британского и итальянского пулеметов. Он также заметил, что немцы спешно разворачивают в их сторону тяжелый пулемет, установленный на десантном судне.

Тиллер изменил прицел и дал короткую очередь по десантному судну, и солдат у пулемета свалился на палубу, но тут же его место занял другой.

– Поставь судно так, чтобы немецкий каик оказался между нами и пулеметом, – скомандовал Ларсен Мейгену, и тот взял новый курс.

Но немцы разрубили якорную цепь, и каик стал медленно отходить от берега под огнем с британского судна.

Ларсен попытался достать огнем рулевого, но тот был хорошо защищен мешками с песком. Медленно, но верно немецкий каик направлялся к выходу из залива.

Тиллер жал на спусковой крючок «бреды», но пулемет молчал. Видимо, отказал механизм. Проклиная все итальянское, сержант схватил винтовку, и как раз в этот момент заговорил тяжелый пулемет с десантного судна.

Первая очередь прошла высоко над их головами и прошила скалу за ЛС8. Но Тиллер знал, как и все его товарищи, что деревянный корпус каика не выдержит ударов крупнокалиберных пуль противника.

Мейген вновь попытался поставить ЛС8 так, чтобы его защитил от пулеметного огня немецкий каик, но теперь уже расстояние между судами было слишком велико. Вторая очередь с десантного судна разорвала парус и разбила гафель. Оставался только парус на фок-мачте, и каик сбавил ход.

Тиллер знал, что следующая очередь прошьет корпус судна, развернувшегося бортом к немцам, пулеметчик никак не мог промазать даже в сгущавшихся сумерках.

В этот момент позади послышался рев машины итальянского корабля, и расчет спаренной «бреды» открыл огонь. Трассы протянулись над ЛС8 в сторону немецкого десантного судна. Пулемет там замолчал, а потом в воздух взвился длинный язык пламени и раздался глухой взрыв. После чего итальянцы перенесли огонь на руины каменного здания.

Немцы стали разбегаться, и Барнсуорт со своим отрядом вели по ним огонь, хотя прицелиться в наступающей темноте становилось все труднее. Немецкий каик попытался скрыться, но спаренная «бреда» не дала ему далеко уйти. В воздух полетели куски корпуса и обшивки, и команда попрыгала за борт. Машина замолкла, а судно, оставшееся без управления, было подхвачено течением и его вынесло на скалы у мыса.

Оставалось разделаться с прогулочным катером, но он даже не сдвинулся с места, потому что Гриффитс продырявил ему борт и команда брела на берег по пояс в воде.

Внезапно стало тихо и темно, и только ярко светилось объятое пламенем десантное судно. Над заливом взвилась красная ракета, и постепенно утихла стрельба на холме над заливом.

– У вас все в порядке? – прокричал Бальбао, подойдя к каику бортом.

Мейген поднял вверх большие пальцы в знак того, что лучше не бывает, и попросил отбуксировать ЛС8 в гавань.

– Без проблем, – ответил Бальбао, радостно возбужденный успехом проведенной операции. – Всегда готов помочь королевскому военно-морскому флоту. Для меня это удовольствие.

С итальянского корабля бросили буксировочный трос, и Гриффитс прикрепил конец к основе мачты.

Теперь, когда бой закончился, Тиллер вспомнил об итальянском пулемете, который подвел его в критический момент, разозлился и вышвырнул «бреду» за борт.

У причала их поджидал Кристос, сообщивший, что атака с моря способствовала полному разгрому немцев, так как итальянский гарнизон, воодушевленный успехами на воде, устоял на своих позициях и не дал противнику прорвать оборону. Правда, в конечном счете части немцев удалось пробиться, но они уже не помышляли о наступлении на порт Сими и просто растворились в ночи. По словам Ларсена, скорее всего, они попытаются укрыться в горах в надежде, что со временем за ними придут и спасут. Но если им повстречаются местные жители, также ищущие убежища в горах, вряд ли кто-то из немцев спустится к побережью.

37
{"b":"2","o":1}