ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ночь… Запятая… Ночь… (сборник)
Королева тьмы
Состояние – Питер
Земля лишних. Коммерсант
Лето диких цветов
Призрак
Мифы для жизни
Выйти замуж за Кощея
Как убивали Бандеру
A
A

– Может быть, они, а может быть, и нет. Не хотел бы я оказаться на месте тех немцев, когда в горах полно местных жителей, спасающихся от воздушных бомбардировок. Греки презирают макаронников и люто ненавидят фрицев. Думаю, местные и разделались с теми немцами.

– Если, конечно, покончили с ними, – добавил раздумчиво.

К ним подошел розовощекий младший лейтенант, заместитель Денверса, и сообщил, что пора собираться в путь.

– Мы уже почти на месте, и вам нужно быть готовыми, – сказал он.

По правому борту виднелась южная оконечность Лероса, а с левого выступал гористый берег Калимноса. Заместитель Денверса с интересом наблюдал за тем, как Тиллер и Барнсуорт открыли ящик с взрывателями и подобрали окрашенные в тот цвет, который означал, что взрыв произойдет через пять часов.

– А как эти штуки действуют? – спросил младший лейтенант.

– Когда разбиваем ампулу с ацетоном, жидкость проедает прокладку из целлулоида, которая удерживает иглу взрывателя, – пояснил Тиллер. – Чем толще прокладка, тем больше времени уходит на ее проедание и, соответственно, позже происходит взрыв. На самом деле все предельно просто.

– А почему два взрывателя?

Тиллер объяснил, что второй взрыватель для страховки.

– Они очень капризные, – уточнил он, – и в зависимости от температуры воздуха могут сработать раньше или позже назначенного срока.

Из крохотной радиорубки показался радист и сообщил:

– Бейрут только что информировал, что в состав гарнизона на Леросе входят брандербуржцы, и вам посоветуют, если вас окликнет береговая охрана, отвечать: «Патруль брандербуржцев». Может, пронесет.

– Спасибо, – поблагодарил его Тиллер, – будем иметь в виду. А они не сообщили чего-нибудь новенького о ситуации?

– Просто сказали, что там полным полно фрицев, – весело заметил радист. – Удачи вам.

Денвере осмотрел побережье Лероса в бинокль ночного видения и спустя десять минут тихо скомандовал:

– Стоп машина!

Корпус перестал подрагивать, и фрегат закачался на легкой волне.

– Остановить оба двигателя!

Наступила полная тишина. Все стоявшие на палубе чутко вслушивались, но не могли уловить и звука, если не считать тихого поскрипывания надстройки от легкой качки.

– Вот и все, ребята. Приехали.

Команда помогла спустить на воду хрупкую лодку, позаботившись о том, чтобы она не ударилась о борт катера. Наблюдавший за этой процедурой Денвере сошел с мостика и негромко сказал Тиллеру:

– В темноте не видно, но можешь поверить мне на слово, что стоим в четырех милях от северной оконечности у входа в гавань. Отсюда идите на восток и потом сами увидите. Надеюсь, трудностей у вас не будет.

– Как здесь с течением?

– В ближайший час никакого течения не предвидится, а позднее потянет с севера на юг вдоль побережья, но скорость не превышает одного узла. В общем, хлопот вам не доставит.

– А ветер?

– В южном направлении, но слабый. Согласно прогнозу, от шести до восьми узлов. Можешь скорректировать на градус с учетом ветра, если он усилится, но когда пробудешь на воде часа два, тебя скорректирует течением.

– Я планирую перебраться через плавучий бон через два часа, – сказал Тиллер. – Каким курсом следовать из Портолаго на Калимнос?

– Это непросто.

– На обратном пути мы сможем использовать компас.

Тиллер повернулся спиной к берегу, осветил фонариком планшетку с картой, и Денвере показал, каким курсом нужно следовать.

– Когда выйдешь из гавани, держи курс вот на этот мыс. Он где-то в полутора милях от плавучего бона. За мысом пересечешь пролив и подойдешь с востока к северной оконечности Калимноса. Это еще две мили.

На прозрачной пленке, покрывавшей карту в планшетке, Тиллер аккуратно провел указанный курс, а затем подсчитал в милях каждый отрезок пути.

Наблюдавший за его работой Денвере одобрительно заметил:

– Лучше не бывает. Днем вам надо спрятаться с востока у мыса, а потом пройдете вдоль берега до небольшого выступа. Путь не близкий, но за выступом сразу откроется Вати. Там мы будем вас ждать.

После короткой паузы добавил:

– Увидимся завтра вечером. Удачи.

Они обменялись рукопожатием, и Тиллер вместе с Барнсуортом осторожно уселись на свои места в лодке. Планшетку с картой сержант засунул за спинку сиденья.

С борта свесился Ларсен и тихо проговорил:

– Ребята, не шалите и помните, что работа прежде всего, а потом уже девушки.

Ему ответили поднятием больших пальцев.

– Все, пошли, – просипел Барнсуорт в ухо Тиллера, и они оттолкнулись руками от борта катера.

На воде волнение оказалось несколько более сильным, чем представлялось с борта катера, а дополнительные магнитные мины заставили лодку сидеть очень низко. Хлопот прибавилось, когда сила ветра превысила прогнозы Денверса, и срывавшиеся временами с гребней волн брызги летели в лицо. Помогал деревянный щиток, установленный под углом на носу, который отсекал набегавшие волны, стекавшие по бортам.

Они шли под веслами в уключинах и вскоре набрали хороший темп, разогрелись и не чувствовали холода. Иногда приходилось разрезать волну, чтобы она не захлестнула с борта. Не было произнесено ни слова, но ощущалось общее напряжение.

Через полчаса впереди стал вырисовываться берег, а спустя еще двадцать минут они вошли в прибрежные воды, где волнения почти не было, и лодка пошла легче. Вскоре Тиллер увидел, как постепенно из темноты выступает северная оконечность входа в гавань.

Решили передохнуть, и Тиллер воспользовался передышкой, чтобы сверить ориентиры с картой. Оба гребца испытывали усталость после длинного перегона, изрядно вспотели и жадно пили воду из канистры. Тиллер тут же напомнил себе, что воду придется экономить. Впереди еще был долгий и трудный путь, и еще не раз будет мучить жажда.

Он снова взялся за весла и услышал, как позади что-то нечленораздельное буркнул Барнсуорт, явно неудовлетворенный краткой передышкой. Но Тиллеру хотелось поскорее сделать дело, и он правил прямо к северной оконечности у входа в гавань. В этом месте к воде подступали высокие голые скалы, и в тени, сгущавшейся под ними, гребцы вынули весла из уключин и дальше пошли, загребая одним веслом.

Держались у берега, но не слишком близко, опасаясь патрулей. Когда показалось, что слышится скрип сапог по камням, перестали грести и пригнули головы. Звук не повторился, и они снова взялись за весла, но продвигались крайне медленно.

Тиллер понимал, что вскоре покажется плавучий бон, но его пока не было видно. Внезапно ему послышался тонкий звон колокольчика, и он перестал грести. Лодка по инерции тихо скользила вперед, а сержант продолжал вслушиваться и снова уловил звон. Неужели немцы придумали какую-то новую систему?

Во рту пересохло. Он облизнул языком губы и ощутил соль. Что за чертовщина? Откуда звон?

В этот момент Барнсуорт ткнул его пальцем в спину и успокоил:

– Не боись. Это козы с колокольчиками на шее.

Плавучий бон при ближайшем знакомстве оказался легкопреодолимым препятствием, чему способствовали навыки, приобретенные Тиллером на учениях в Соленте. На патрульном корабле, стоявшем на якоре возле узкого входа, не было никаких признаков жизни.

Первой мишенью был сухогруз с боеприпасами, стоявший на якоре под сенью скал на полпути у северного берега. Из-за отсутствия прилива и ветра судно уставилось носом в гавань и развернулось к ним бортом. Оно немало потрудилось на своем веку и видело лучшие времена, но оказалось гораздо больших размеров, чем предполагал Тиллер. Каждая мина содержала два фунта взрывчатки и могла проделать дыру диаметром в шесть футов. На это судно потребуется по меньшей мере три мины, чтобы гарантировать, что оно затонет. Если на борту находятся боеприпасы; они взлетят на воздух от детонации и судно наверняка пойдет ко дну. В этом случае и тонуть будет нечему.

Сержант повернул на левый борт, чтобы подойти ближе к скалам. В этом месте песчаного берега не просматривалось и можно было не опасаться встречи с патрулем на берегу. Конечно, приближаться к «Аните» с кормы было против правил, но зато можно было по окончании работы проследовать прямо в гавань.

49
{"b":"2","o":1}