ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Час от часу не легче! — Я принялся лихорадочно размышлять в поисках приемлемого выхода. — Ну вот что, парень, посадку им придется разрешить, но из корабля никого не выпускать. Свяжись с обслуживанием, пусть подадут на борт свежий воздух, воду и все остальное, что они попросят.

— Но они уже сели, шеф! Десять... нет, уже пятнадцать минут назад.

Я обреченно плюхнулся обратно в кресло принялся с ожесточением массировать виски. Немного отлегло.

— Насколько я понимаю, экипаж и пассажиры постараются как можно скорее избавиться от соседства вонючих носков. Так?

— Скорее всего, шеф. Сам я при этом не присутствовал, но мне доложили, что сразу после посадки борт покинули восемь человек. Пока что их держат взаперти в зале ожидания Десятого дока. Среди них одна женщина в белом смокинге и при галстуке, пара подсобных рабочих и... — Джей зарделся, как девица на выданье и конспиративным шепотом закончил: — Пять клоунов. Они очень хотят поговорить с вами, шеф.

— Пять клоунов! — простонал я в отчаянии. — Какой идиот позволил им сойти с корабля?

— Агенты Маккарти и Лопес, — доложил Джей, сверившись со своим ручным компом.

Имена были мне знакомы. Рядовые сотрудники, на службу поступили около года назад. Где-то я с ними сталкивался, и совсем недавно, а вот где и по какому поводу, запамятовал.

— Клоуны требуют, чтобы вы их выслушали, шеф, — напомнил Джей.

— Очень скоро они об этом сильно пожалеют, — мрачно пообещал я. — Возьми десяток парней с игольниками и дуй в Десятый. Я буду через пять минут.

По дороге к доку я успел взвинтить себя до холодного бешенства.

Джей ждал меня на входе во главе отделения подтянутых, молодых парней с иглометами-парализаторами в зачехленных кобурах. Я приветствовал их коротким кивком, прошел внутрь, свернул дверь тычком ладони и поспешно проскочил в зал ожидания. Джей и ребята ввалились сразу вслед за мной.

Циркачи чинно сидели в ряд в жестких и неудобных пластиковых креслах, составляющих непременный атрибут любого транспортного терминала — от захолустной автобусной станции до суперсовременного космодрома. Женщина представилась церемониймейстером. Я внимательно оглядел ее с ног до головы. Высокая, болезненно худая, малость шизанутая. Больше всего меня поразил ее макияж. Уж не знаю, какой искусник его накладывал, но со стороны она выглядела экзотической птицей в пестром оперении. И на ней действительно был белый смокинг.

Но в первую очередь меня, естественно, интересовали клоуны. Все пятеро были в цирковых костюмах самой разнообразной расцветки и в гриме. Их размалеванные физиономии демонстрировали либо улыбку до ушей, либо мировую скорбь. Один из них, чернокожий и очень коротко подстриженный, при моем появлении встал и шагнул вперед, приветливо улыбаясь. На его лице грим практически отсутствовал, только на щеках красовались две пышные белые розы. И еще одна деталь зафиксировалась в тот момент в моем подсознании: в отличие от коллег, он был обут в клоунские башмаки шестидесятого размера с непомерно широкими квадратными носками. Левую руку облегала огромная красная перчатка с раструбами и большими желтыми застежками-клапанами, на правой ничего не было.

Сначала я намеревался схватить за грудки мадам церемоний-мейстершу и хорошенько потрясти. Стандартный гестаповский прием: вычислить в группе подозреваемых наиболее слабого и уязвимого и применить к нему метод устрашения. Грязная тактика, но действенная. Однако, когда я разглядел поближе, что она собой представляет, от этого замысла пришлось отказаться. Честно признаться, мне претит насилие над женщиной, в какой бы форме оно ни выражалось, хотя по службе иногда приходится к нему прибегать. Но эта тоненькая, как спичка, дамочка выглядела такой хрупкой и беззащитной, что у меня просто рука не поднялась. Не дай бог, еще пополам переломится.

Менять план пришлось на ходу. Не сводя глаз с мадам, я резко ткнул ладонью в грудь черномазого клоуна с розами на Щеках. Тяготение в доке составляет одну десятую земной величины; от моего толчка он отлетел метров на пять и приземлился на пятую точку.

— Меня зовут Нейл Корона, — рявкнул я, скорчив свирепую рожу, — и я возглавляю службу безопасности «На полпути». У меня по горло проблем с КС и миротворцами, а заниматься вами нет ни времени, ни желания. Быстро выкладывайте, зачем я вам понадобился и что должен сделать, чтобы вы поскорее отсюда убрались?.

Сбитый с ног клоун поднялся с пола. Я смерил его взглядом. Высокий, чуть повыше меня, крепко сбитый, с рельефными мускулами. При падении один башмак слетел. Несколько секунд он критически разглядывал свою осиротевшую ступню, потом снова шагнул ко мне.

— Если можно, без рук, шеф Корона, — попросил он миролюбивым тоном. — Вы позволите мне высказаться?

— Только быстро! — проворчал я своим «дежурным полицейским» голосом.

Клоун согласно кивнул и заговорил:

— Я покинул Землю семь лет назад и все это время постоянно сталкивался с любопытным явлением. Хотите знать, в чем главное отличие коренных землян от родившихся в околоземном пространстве, на Луне или других планетах?

У меня отвалилась челюсть и выкатились на лоб глаза. Вот уж чего не ожидал, того не ожидал! С полминуты я ошалело глотал воздух раскрытым ртом, потом зачем-то расчехлил кобуру и схватился за рукоять игольника. Слаженные хлопки клапанов за моей спиной свидетельствовали о том, что ребята сделали то же самое и ждут только сигнала, чтобы открыть шквальный огонь. Это меня слегка отрезвило. Я опустил руку и очень мягко, почти нежно, произнес:

— Да. Я прямо-таки сгораю от желания узнать, в чем же состоит это главное отличие?

— Земляне, в отличие от всех прочих, не имеют привычки смотреть вверх, — с веселой усмешкой сообщил клоун.

Как я уже упоминал, служба безопасности «Титан индастриз» почти поголовно состоит из эмигрантов с Земли. Хилые аборигены для полицейской службы не приспособлены.

— Вот черт! — выругался кто-то из парней, и все как по команде запрокинули головы.

Я чуть замешкался и оказался последним.

Высота купола над прилегающими к доку сооружениями превышает десять метров. Вы спросите, зачем такая большая кубатура? Все очень просто: бывают авральные дни, когда грузопоток сильно возрастает, и тогда приходится складировать выгруженное где попало. В том числе в зале ожидания.

Пять, нет, шесть человек — четверо из них клоуны! — засели в переплетении потолочных балок, направив на нас лазерные ружья. К клоунам я уже почти привык, а в двух других с ужасом опознал своих собственных подчиненных — тех самых Лопеса и Маккарти. Последний оскалил зубы в усмешке и помахал мне рукой:

— Привет, шеф!

Я с трудом оторвался от кошмарного зрелища у себя над головой и перевел взгляд на чернокожего клоуна. На нем было только облегающее трико, и мне до сих пор непонятно, откуда он извлек внушительного размера ручной мазер, дуло которого смотрело прямо мне в лицо.

— Одно неверное движение, — грозно предупредил клоун, — и мы положим вас всех на месте!

Я чуть не расхохотался. Ну и фразочка! Парень, должно быть, насмотрелся второсортных сенсаблей о временах покорения Дикого Запада. Мои подчиненные, однако, восприняли его угрозы вполне серьезно. Джей, стоявший ко мне ближе всех, отступил на шаг назад, медленно поднял руки и заложил их за голову. Остальные последовали его примеру.

Я рук поднимать не стал. Наигрался я уже в эти игры. Просто стоял спокойно и ждал продолжения.

Черномазый террорист довольно улыбнулся, передал свой мазер мадам, тут же ухватившейся за него обеими руками, и приблизился ко мне почти вплотную:

— Вы сказали, что ваше имя Нейл Корона, шеф. Тот самый Нейл Корона?

Когда мне задают этот вопрос — а задавали его несчетное количество раз, — обычно подразумевают, тот ли я Нейл Корона, который в битве за Йорктаун с превосходящими силами миротворцев отказался сложить оружие в самом городе и сделал это только за его пределами. Можете не сомневаться. Но как же мне все это надоело!

122
{"b":"20073","o":1}