ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Мне очень жаль, что так получилось. Могу я чем-нибудь помочь?

— Нет, спасибо, — ответил он отсутствующим голосом.

Когда Трент повернулся ко мне, я оторопел. Даже если я проживу еще сотню лет, вряд ли мне доведется увидеть такую же невыразимую муку на человеческом лице; казалось, будто какой-то садист развлекается, дюжинами втыкая раскаленные иглы в его обнаженное сердце.

Слава богу, у меня хватило здравого смысла промолчать и деликатно отвернуться.

Спустя некоторое время Трент снова сделался самим собой, вот только в глубине зрачков осталась какая-то застывшая пустота.

— Плохие новости, Нейл, — сообщил он. — Группа вооруженных кораблей атакует орбитальную резиденцию Чандлера. Женщине, которую я люблю и которую не видел семь лет, угрожает опасность. Мы проговорили с ней всю ночь. — Нет, мне не приснилось, но последняя его фраза порядком меня озадачила: — Хотел бы я знать, что она мне сказала.

13

Они стремглав неслись к ангару по пустым коридорам. Молодой парень из обслуживающего персонала перехватил их на полпути. Он был в гермокостюме и держал в охапке еще пару. Один комплект вручил Дэнис, другой Роберту — и тут же испарился, нырнув куда-то вбок.

Дван, уже одетый в скафандр, встретил их у трапа шатла. Держа в руке шлем, великан медленно обошел вокруг судна, озабоченно качая головой. Дэнис не стала интересоваться, что его не устраивает, а с места в карьер выпалила:

— Кто это, Дван?

Густой бас Защитника гулким эхом отразился от стен и высокого купола:

— Пока трудно сказать. Шесть кораблей, но не КС и не миротворцы. Им будет сложно пробиться сквозь оборонительные заграждения, но если у них на борту имеются... — Глухой рокот, подобный отдаленному отголоску летней грозы, прервал его на середине фразы. Дван прислушался, кивнул и закончил: — Ядерные боеголовки, как я и думал. Близко рвануло, но все же не в яблочко, иначе мы просто не успели бы ничего услышать, — добавил он.

Натянув гермокостюм, девушка спросила:

— Куда мы направляемся?

— Куда угодно, лишь бы подальше, — пожал плечами Дван, положив затянутую в перчатку руку на поручень трапа. — Если...

В ушах Дэнис больно кольнуло, и она вдруг перестала слышать, как будто в них забили по здоровенному кому ваты. Ее чуть не закрутило невесть откуда налетевшим вихрем. Массивный корпус шатла внезапно покачнулся, завалился набок и заскользил по металлическому полу ангара, ускоряясь с каждой секундой, пока не врезался в стену. Сотрясение было таким сильным, что девушка не удержалась на ногах. Ее тоже подхватило мощным потоком воздуха и с силой впечатало в закругленную поверхность корпуса аппарата.

Дэнис с трудом поднялась на ноги, первым делом ощупала ребра — вроде целы! — повернулась к спутникам... и с изумлением обнаружила, что ей нечем дышать. Метрах в десяти от нее Роберт что-то выкрикивал, размахивая руками и подавая какие-то знаки. Она не слышала ни слова, но автоматически взглянула вверх, куда указывал японец...

И увидела звезды.

«Космические силы так и не отобрали назад орбитальные лазеры, — совершенно отчетливо вспомнила Дэнис. — Ни одно оружие в Системе, кроме рентгеновского лазера, не в состоянии прорезать такую огромную дыру в сверхпрочном корпусе резиденции Чандлера».

В ее легких не осталось ни капли кислорода.

Впервые в своей жизни Дэнис Кастанаверас ощутила близость неминуемой смерти. «Сейчас я умру, — обреченно подумала она. — Нет, подожди, — поправил внутренний голос. — Надень шлем!» Она ухитрилась не обронить шлем, когда падала, зато уронила сейчас, попытавшись приладить, — сказались нервозность и отсутствие практики. Еще одна секция купола обнажилась, чисто срезанная лазерным лучом. Дэнис подхватила в падении не успевший коснуться пола шлем и поспешно нахлобучила на голову. Опять осечка — на этот раз она надела его задом наперед. Перед глазами поплыли огненные круги; давление в груди усиливалось с каждой секундой...

Чьи-то сильные руки подхватили Дэнис, шлем повернулся и с мягким щелчком встал на место.

Воздух вливался в легкие живительной струей, вызывая одновременно острую боль и блаженство. Она и представить себе не могла, какое это наслаждение просто дышать. Но на этом ее испытания не закончились. Брюшные мышцы внезапно скрутило сильнейшей судорогой. Дэнис схватилась обеими руками за живот и согнулась в три погибели, пытаясь таким образом унять мучительные спазмы. Кажется, получилось. Она усиленно заморгала, сгоняя с глаз багровую пелену...

Тут же зажмурилась, ослепленная ярчайшей вспышкой. Поляризованное стекло шлема мгновенно почернело, а секунду спустя ее сильно толкнуло в грудь ударной волной, оторвало от пола и куда-то понесло.

Звезды вращались вокруг ее головы нескончаемой вереницей. На короткий срок в поле зрения возникало Солнце, потом появлялась Земля, и опять звезды, звезды, звезды...

Дэнис не знала, на какой срок рассчитан запас воздуха в ее скафандре, да и какое это имело значение, если она понятия не имела, сколько прошло времени с того момента, когда ее выбросило из ангара в открытый космос.

Единственное, в чем она была уверена, так это в том, что скоро умрет. Умрет в одиночестве, среди равнодушных звезд.

Дышать становилось все тяжелей, во рту появился отчетливый привкус резины. До орбитальной станции «На полпути» было рукой подать — по космическим масштабам, разумеется, — вот только добраться до нее в положении Дэнис было не проще, чем до соседней галактики. Однажды она слышала, как кто-то в разговоре назвал «На полпути» гибридом спагетти и дикобраза, но, на ее взгляд, спутник больше напоминал моток колючей проволоки.

Где-то совсем рядом сверкнуло. Потом еще раз и еще, уже ближе. Что это? Похоже на ракетный двигатель. В сердце девушки загорелся огонек надежды. Если это спасатели, тогда, возможно, еще не все потеряно. Хотя им будет невероятно сложно отыскать ее среди десятков тысяч обломков бывшей орбитальной резиденции Чандлера.

Вспышки сопел приближались, но в тяжелом, спертом воздухе внутри скафандра почти не осталось кислорода. Взор Дэнис затуманился, и последнее, о чем она успела подумать, было: «Успеют или не успеют?»

Потом она провалилась в беспамятство.

14

Я никогда особо не жаловал своих двуногих собратьев en masse (в общей массе), но все же не ожидал, что всем до такой степени наплевать.

Что? Космические силы взяли «На полпути» под свой контроль? Вот и ладненько. Пошли махнем по стаканчику по этому поводу.

Трент оказался прав. Граждане восприняли новость без эмоций. Ну а те, кто не отходил от мониторов, ожидая исхода битвы за орбитальные лазеры, вообще не желали слышать ни о чем другом, кроме количества отбитых батарей и потерянных КС боевых кораблей. Если кто и спрашивал, какого черта вместо обычных агентов город патрулирует морская пехота, краткого разъяснения было достаточно, чтобы удовлетворить его или ее любопытство.

Аборигены вопросов не задавали — с детства считая всех землян чокнутыми, они даже не пытались вникнуть в логику их действий.

Между тем японцы, захватившие соседствующую с «На полпути» лазерную батарею, проявили себя в лучших самурайских традициях, отбив уже две атаки десанта, состоявшего целиком из элитных гвардейцев. На настоящий момент под контролем повстанцев оставалось не менее половины рентгеновских лазеров, размещенных на околоземной орбите. Сведения об убитых в ходе штурма гвардейцах пока оставались противоречивыми и официально не подтвержденными, но ведущие прямой репортаж с места событий новостные танцоры из «Ньюсборд» клятвенно заверяли, что своими глазами видели мертвые тела киборгов.

Мы сидели тихо и головы не высовывали. Ближе к обеду пришло сообщение, что на окраине началась какая-то заварушка.

Я прихватил с собой парочку Дальнепроходцев Трента и отправился по указанному адресу. Ничего особенного, даже дубинками помахать не пришлось. Обыкновенная пьяная разборка. Когда эти молодчики увидели самого шефа во главе парочки мордоворотов в синих мундирах КС, они мгновенно протрезвели, прекратили драку и принялись обниматься и клясться в вечной дружбе. Я прочел драчунам краткую проповедь на тему «возлюби ближнего», приковал зачинщика «змейкой» к барной стойке, установил ее таймер на два часа и убрался восвояси.

129
{"b":"20073","o":1}