ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В сражении, предшествующем их гибели, Кастанаверасы объединили свои способности и нанесли невероятной силы телепатический удар, что нарушило мозговые функции и сделало безумцами более четверти населения штата Нью-Йорк, а также явилось причиной Большой Беды, которая продолжалась около двух лет и привела к краху правового и социального уклада в столице. Не имея возможности восстановить прежний порядок, миротворцы разбили всю территорию на сектора патрулирования, и основная часть того, что прежде было Нью-Йорком, превратилась в смертельно опасный приграничный район, известный под названием Фринджа, то есть Грани.

Лишь трое детей из Комплекса Чандлера избежали участи остальных телепатов. Двое из них — девятилетние двойняшки, Дэвид и Дэнис Кастанаверас, дети Карла Кастанавераса и Дженни Макконел.

Третий не был телепатом. Он был вебтанцором по имени Трент.

Прошло семь лет, прежде чем Дэнис снова увидела его.

3

13 августа 2069 года Дэнис Кастанаверас лежала в темноте рядом с Трентом. Несколькими часами ранее она вместе со старым другом Трента Джимми Рамиресом вызволила его из тюремного комплекса Миротворческих сил, находящегося в центре города.

Ей уже исполнилось шестнадцать.

Сквозь окна их номера, расположенного на тридцать втором этаже отеля «Красная Линия», Дэнис наблюдала за тем, как миротворцы охотятся за Трентом. Тысячи аэрокаров бороздили небо над городом, десятки тысяч видеокамер передавали изображения. На расстоянии огни патрульных аппаратов сливались в вихрь красных звезд, разрезаемый игольно-острыми лучами белого света.

Дэнис и Трент были гениками, результатом блестящих научных экспериментов в генной инженерии, проводимых давно погибшей Сюзанной Монтинье. Но различия между ними перевешивали черты сходства.

Дэнис видела, как сцену снаружи освещал сумеречный отблеск ночных фантазий миротворцев; Трент — не видел. Ночь становилась все холоднее, и на окне конденсировалась влага, что смешивало яркие, резкие лучи света с этим тусклым мерцанием.

Девушка пошевелилась и сразу почувствовала, как напряглась обнимающая ее рука Трента.

— Когда ты уйдешь?

Он ответил так тихо, что она едва расслышала:

— Скоро. Но еще не сейчас.

— А куда?

— Пока не знаю.

Мысли Дэнис становились медленными, тягучими, она засыпала.

— Ну ладно.

— Они должны преследовать меня, — словно издалека проговорил Трент. — Их надо отвлечь от тебя, а если они будут разыскивать меня, то не станут искать тебя. Погибну я, это ничего, ерунда. А вот если ты, значит, они победили. Дэвид, наверное, уже мертв. С твоей гибелью, Дэнис, больше ничего не останется, а Амньер, Эддор, Венс — все они смогут наконец отпраздновать победу.

Он беспокойно покрутился в кровати, потом сел, опираясь на изголовье. Дэнис свернулась калачиком и положила голову ему на колени, глядя в темноту потолка и видя только пустоту, которой не было конца.

— Куда ты отправишься, Трент?

— Думаю, на Свободную Луну, а если не получится, то на Марс или в города Пояса. Куда-нибудь, где нет власти миротворцев. Они не оставят меня в покое на Земле. Думаю, эти парни теперь вообще никогда не оставят меня в покое.

Она ощутила далекий спазм боли и подавила его, едва заметив. Пусть боль подождет до тех пор, пока он не уйдет.

— Наверное, ты прав, — сказала она. — Очень жаль, но это так. Быть может, мы зря тебя спасали.

«Вы оба чуть не обделались со страху».

Он не произнес этого вслух, и она была благодарна ему за тактичность.

— Ничего. Пообещай мне кое-что, Дэнис.

— Обещаю.

— Ты даже не хочешь узнать, что именно?

— Я и так знаю, что это насчет Джимми.

— А-а. — Трент кивнул. — Ну ладно. Только смотри, чтобы он не просек, что ты за ним приглядываешь. Ему это очень не понравится.

— Понятное дело. Ты уверен, что Берду будет хорошо с Джоди Джоди?

— Они прекрасно уживались вместе в самом центре Фринджа, когда я с ними познакомился. И чудесно устроятся в секторе патрулирования и без меня.

Дэнис медленно и глубоко вдохнула, наполняя легкие кислородом, — комплексу дыхательных упражнений, несущих покой и расслабление, успел научить девочку еще отец незадолго до своей гибели.

— Будь осторожен, — прошептала она в темноту. — Ты единственное, что у меня осталось.

За короткий промежуток времени, предшествующий погружению в сон, Дэнис обнаружила себя в его мыслях, — в том бесконечном континууме воображения, являющемся индивидуальной вселенной человека, впоследствии ставшего известным под именем Неуловимого Трента. Сбой в безукоризненной работе генного инженера Сюзанны Монтинье оставил его без Дара, который, как он считал, принадлежал ему по праву рождения. Через несколько месяцев после того как он выяснил, что не принадлежит к телепатам, их уничтожили по приказу сержанта Элиты Миротворческих сил Мохаммеда Венса. Окружающий мир нанес Тренту очень сильный удар, причем в самом начале его жизненного пути.

Дэнис пострадала не меньше.

«Но я вылечилась, — сонно подумала девушка, а он нет. — Ей даже в голову не пришло, что она может ошибаться. Дэнис снова ощутила прикосновение боли, только немного приглушенной близостью сна. — Он даже не понимает, как сильно меня любит. И не верит мне, когда я ему об этом говорю».

Вскоре после этого она заснула. И сразу перед ее глазами возникло полузабытое воспоминание далекого детства.

Ей девять лет, а Тренту одиннадцать. Они вместе в парке Комплекса Чандлера туманным весенним днем, и она спит, положив голову ему на колени. Длинные черные волосы девочки, ниспадая, закрывают ей половину лица. Мальчик сидит неподвижно, боясь пошевелиться, и с нежностью смотрит на нее сверху вниз.

Когда Дэнис Кастанаверас проснулась, Трента уже не было. Он не стал будить ее перед уходом. На тумбочке у кровати девушка обнаружила белую розу, а на пульте управления головизором записку со словами: «Не волнуйся. Все будет хорошо».

ЛЕТО 2075 ГОДА

Они учинили сплошной разгул,

Чтоб тяжесть с души стряхнуть;

Они разломали последний стул,

Чтобы свое вернуть....

Чтобы свое вернуть.

Малая Кутура. День независимости

1

— Жасмин!

В пустом пространстве холодного спортивного зала оклик прозвучал как глас Божий.

Женщина, называющая себя Жасмин Мартинес, выдохнула, перестав задерживать дыхание, расслабила пальцы ног и выпрямилась. Она выполняла упражнения на растяжку для мышц задней поверхности бедер. Сидя на полу и держась за ступни, она склонялась к ногам, буквально складываясь пополам. Стены огромного зала покрывали зеркала, и она могла видеть себя как бы со стороны. Черноволосая женщина среднего роста с ярко-зелеными глазами на слегка азиатском лице и с такой удивительно рельефной мускулатурой, что по ней можно было бы изучать анатомию.

Голограмма, висевшая в воздухе в метре от нее, передавала изображение Алайи Гюртраг, занимавшейся в «Доме Богини» бизнес-контрактами и другими сделками. В 6.30 утра, еще до начала рабочего дня в офисе, Алайя была уже одета в строгий деловой костюм из чистого шелка, настолько дорогой, что он украсил бы и жену столичного мэра, но для скромного провинциального городка в округе Санленд, штат Калифорния, такой наряд показался Жасмин слишком уж претенциозным. Она стерла с носа капельку пота и через мгновение ответила:

— Слушаю?

— Сегодня вы нас покидаете?

«У тебя это уже четыре месяца как в календаре записано, лицемерка!» — подумала Жасмин.

— Да.

— Дорогая, вы не могли бы зайти ко мне после обеда?

— Конечно, зайду. Что-нибудь еще?

Проклятая ведьма улыбнулась Жасмин, что явно потребовало от нее немалых усилий:

— Нет. Это все.

Жасмин кивнула и, ничего больше не сказав, вернулась к упражнениям. Ей не нравилась Алайя — собственно говоря, и послужившая одной из причин ее ухода, — что Мартинес и не скрывала.

4
{"b":"20073","o":1}