ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Так двигались только киборги из Элиты.

Большую часть недели Дэнис провела вместе со съемочной командой.

Они сняли атаку на Кэмденский Протекторат еще четыре раза за следующие шесть дней, каждый раз начиная в шесть часов утра. Контингент статистов из ОДР все время менялся; куда они уходили и откуда появлялись, Дэнис не знала. Несколько человек из вновь прибывших оказались из лагеря в Айове, остальные были совсем ей незнакомы. На второй день на съемочной площадке она играла в массовке и вместе с остальными из ее батальона была вооружена макетом лазерного карабина, выполненным так, чтобы повторять вес и форму оружия, которое демонстрировала Каллия Сьерран. В серой форме миротворцев Дэнис бежала вверх по холму, штурмуя поселение, где их ждали остатки разгромленной армии США.

На ночь солдаты, как из «Общества Джонни Реба», так и из «Эризиан Клау», располагались в трейлерах и палатках, стоявших Длинными рядами. Дэнис спала в трейлере вместе с дюжиной Других женщин. Она ни на минуту не оставалась в одиночестве, кроме как в переносном туалете, который, как она подозревала, прослушивался. После первого дня, когда Джимми Рамиреса отозвали безо всякого предупреждения, за Дэнис довольно строго следили, как, впрочем, и за всеми другими повстанцами.

Утром в воскресенье съемки отменили. Около восьмидесяти процентов членов ОДР были христианами, а почти все остальные эризианцами, у которых отсутствовали твердо установленные дни для молитвы. Поэтому было решено посвятить этому воскресенье, раз уж так сложилось.

К большому удивлению Дэнис, среди статистов оказалось шестеро последователей Викки — четверо женщин и двое мужчин. Она подумывала присоединиться к ним вечером в субботу, когда они вместе проводили церемонию, но после некоторой внутренней борьбы решила, что не стоит. Ее саму поразили внезапность и сила желания участвовать в ней. До этого момента она даже не осознавала, как сильно соскучилась по жизни в «Доме Богини».

Ночью, лежа на койке, она прикинула, что за последний год не вела вообще никакой духовной жизни, и с болью вспомнила, что с тех пор как встретила Дугласа Риппера, ни разу не заглядывала себе в душу. Девушка закрыла глаза и заставила себя заснуть. Если ей и снилось что-то в ту ночь, она этого не запомнила.

А утром в воскресенье проснулась с ощущением, что у нее вот-вот разорвется сердце.

Днем в понедельник они снимали сцену, где Жюль Моро вел более двухсот миротворцев в бой с таким же количеством повстанцев. Для этой сцены Дэнис одели в солдатскую форму со светочувствительными вставками и выдали наушники.

Дэнис сильно сомневалась в исторической правдивости сцены. Как-то не верилось, что Моро хотя бы раз в жизни лично вел в бой войска. Офицер дал статистам очень короткие инструкции:

— Все будет максимально реалистично, насколько это возможно. Ваши карабины выдают импульсы малой мощности. Если луч коснется вашей формы, то через наушники вам сообщат, ранены вы или убиты, в зависимости от места попадания. Если луч попадет в глаза, быстро закройте их, и все будет в порядке. Может быть, вас «убьют», едва прикоснувшись, потому что лучи миротворцев обладают очень высокой частотой. Если вам удалось добраться до неприятеля, на этом и остановитесь. Нам ни к чему, чтобы вы устраивали рукопашную со своими товарищами. В реальном мире, если случится сражаться против тренированных миротворцев, вы все или почти все превратитесь в пушечное мясо. Вопросы есть?

— Что делать, если тебя «убили»?

— Помирать. Ложиться и лежать тихо. Если вы «ранены», продолжайте движение, а «раненому дважды» объявят, что он «погиб».

Дэнис, «убитая» в первые минуты сражения, провела большую часть дня, лежа на спине под жарким летним солнцем и размышляя над тем, что она вообще здесь делает.

Они три раза переснимали сцену.

В первый раз Дэнис «погибла» довольно быстро и упала на землю вместе с полудюжиной повстанцев, скошенных тем же лучом., Во второй раз ее «убили» еще быстрее — всего через несколько секунд после того, как миротворцы открыли огонь.

Лежа на горячей траве, она решила, что вся эта тренировка, как бы ни помогала она подготовить повстанцев в чисто техническом отношении, сильно вредит их психологическому настрою. В каждой из атак «погибали» минимум две трети всех бойцов ОДР, и Дэнис подумала, что это может поколебать уверенность восставших, когда они столкнутся с настоящими миротворцами. А еще ей пришло в голову, что она не слишком высокого мнения о тех руководителях бунтарей, которых встречала. Что у «Общества Джонни Реба», что в «Эризиан Клау».

Во время последнего дубля Дэнис «убила» двух миротворцев и пробежала в наступлении половину поля, пока не была «застрелена». Там, где она упала, на расстоянии двадцати метров от нее больше не было ни одного «трупа». Она немного поерзала, занимая более удобное положение, потом снова включила компьютер Терри Шоумака.

— Ральф?

Компьютер находился во внутреннем кармане ее куртки. Голос Ральфа, немного приглушенный, тотчас откликнулся на вызов:

— Привет.

— Говори потише.

— Хорошо. Есть новости. Я выяснил интересную информацию. Оказывается, здание «Бэнк оф Америка» принадлежало японской корпорации «Шува» более восьми десятков лет. Несколько лет назад они продали эту собственность холдингу, относящемуся к концерну «Мицубиси». Они проделали это в то самое время, когда юридическая контора Гринберга и Басса арендовала в этом здании площадь под офис. Становится ясным, что у японцев крепкие завязки с ОДР — гораздо обширнее, чем связи Кристиана Саммерса с «Мицубиси электронике». Кроме этой детали, все остальное по-прежнему. В последний раз я засек Джимми Рамиреса, когда он приземлился на крыше «Бэнк оф Америка» в центре Лос-Анджелеса. Я внедрял в местные информационные структуры свои реальные воплощения, а потом запрашивал их, но это пока не принесло никакой пользы. Мне приходилось быть очень осторожным: система безопасности в здании исключительно высокого уровня. Это работа или Игрока высшего класса, или репродуцированного ИРа.

— Кольца?

— Не могу сказать. Но такая вероятность есть.

— Ральф, выясни все, что можешь, о человеке по имени Джо Тагоми. Он из ОДР, очевидно, дезертир из Космических сил, но двигается как киборг.

— Шпион?

— Не думаю.

Днем в среду за ней пришел Джимми Рамирес. Он выглядел взволнованным. Когда Дэнис садилась в «аэросмит», на котором он прибыл, Джимми сказал:

— Тебя хочет видеть мсье Ободи. Дэнис кивнула.

— А я гадала, что же с тобой случилось?

Джимми принялся объяснять, как только машина поднялась в воздух. Дэнис не успела даже разместиться толком. От перегрузки ее вдавило в кресло.

— Ободи вызвал сначала меня одного. Надо было решить одну проблему, и он не хотел, чтобы ты при этом присутствовала. — Рамирес держался напряженно, глядя Дэнис прямо в глаза. — Прошлым вечером Ободи попросил меня рассказать ему все, что я знаю о тебе. Все.

— Ты рассказал?

Он быстро помотал головой:

— Нет. Я рассказал ему о твоем танцевальном прошлом, о том, что ты занималась восточными единоборствами, о том, что была любовницей Трента и что он продолжает поддерживать с тобой какой-то контакт, посылает тебе письма. — Джимми глубоко вздохнул. — Я не сказал ему, что ты геник и что ты Кастанаверас.

Дэнис тихо спросила:

— Почему ты боишься, Джимми?

Это сильно задело его; она видела, как напряглись мышцы на его плечах, да и ответ его прозвучал как-то по-уличному.

— Я не боюсь! — рявкнул он. — Но он опасен, Дэнис. Ты ляпнешь что-то не то, и он решит замочить тебя. А может, и меня вместе с тобой.

— Но почему?

— Он не знает, кто ты и что ты собой представляешь. — Джимми посмотрел в окно неизвестно куда. — Но он знает, что я солгал ему, когда он расспрашивал о тебе.

— Откуда?

58
{"b":"20073","o":1}