ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

...и он доносился снизу.

Джимми попытался перевернуться и потерял сознание. Дэнис посмотрела с крыши вниз, и холодный ночной ветер хлестнул ее как бичом. Тридцатью этажами ниже шатл медленно поднимался вплотную с почерневшей стеной здания, в котором от жара лопались окна. Дэнис повернулась к Рамиресу, закинула его руку себе на плечо и, удерживая большую часть его веса, подняла, заставляя стоять на уцелевшей ноге. Джимми очнулся от боли в простреленной спине и заорал благим матом. Когда ему удалось вернуть контроль над собой, он хрипло проговорил:

— Что происходит?

— За нами приехали.

В верхней части аппарата открылся люк. В проеме, озаренным дневным светом, показалась человеческая фигура.

— Что происходит, Дэнис? — повторил Рамирес. — Я ничего не вижу!

Шатл завис примерно в двадцати метрах под ними. Человек в шлюзе что-то прокричал им, но его голос был едва слышен сквозь ужасный рев двигателей, Дэнис не имела ни малейшего представления, что он говорит.

Потом поняла. И похолодела.

— О нет, только не это!

— Что? Что такое?

— Он требует, чтобы мы прыгали. Шатл висит под нами, и они хотят, чтобы мы спрыгнули туда.

— Спрыгнули?!

— Да.

В голосе Джимми прорезался ужас.

— Нет, нет! Я не могу. Заставь их подняться выше.

— Если они это сделают, мы поджаримся, как бекон на сковородке.

— Дэнис, но мы даже не знаем, кто они.

— Мы потом выясним. А если останемся здесь, то погибнем.

— Если мы прыгнем, то погибнем точно!

— По крайней мере, это будет быстро. На счет три. Джимми с секунду беззвучно разевал рот, а потом прохрипел:

— Я тебе никогда не говорил, что боюсь высоты? Дэнис покрепче ухватилась за него.

— Я тоже. — Она посмотрела вниз на открытый люк. — Пойдем вместе. Он задрожал.

— На счет три?

— Раз, два...

Джимми так и не услышал, как она сказала «три». Небо закружилось, и они полетели к ожидающей ракете.

Через шестьдесят секунд Джимми Рамирес уже сидел в кресле на колесиках с подлокотниками и подголовником. Роберт Дазай Йо, расположившись в таком же кресле, поставил ему капельницу, наложил на ногу жгут и принялся бинтовать культю. Дэнис стояла рядом, глядя на бледные черты потерявшего сознание друга и не замечая давящей на ее плечи почти трехкратной перегрузки.

Высокий человек с огромными ручищами, который поймал их и втянул в шлюз, после того как они чуть не промахнулись, лежал в амортизационном кресле рядом с Джимми. У Дэнис накопилось столько вопросов, что она не стала выбирать, а задала всего один:

— Он выкарабкается? Роберт не смотрел на нее:

— Почти наверняка. У нас в кресло встроено поле замедления, включим его, как только состояние Джимми стабилизируется.

Дэнис очень осторожно подобралась к амортизационному креслу через проход от Джимми. Она слышала немало ужасных баек из фольклора Дальнепроходцев и знала, что при таком уровне гравитации даже споткнувшись можно погибнуть. Она опустилась в кресло, двигаясь бесконечно медленно, и только потом снова заговорила:

— Куда мы направляемся?

Незнакомец откликнулся с отчетливым ирландским акцентом:

— Сначала «На полпути», где поменяем ракету. Миротворцы будут там через час после нашей посадки, а глава службы безопасности, которого зовут Нейл Корона, еще раньше. Нам следует смываться побыстрее.

— Куда?

— С вами хочет встретиться один тип по имени Чандлер. Он для этого срочно вылетел с Марса.

— Я о нем слышала.

Черные глаза спокойно смотрели на нее.

— Кто вы?

— Можете звать меня Уильям. А вообще-то мое имя Дван, я Защитник из клана Джи'Тбад. К вашим услугам, мадемуазель. Дэнис сама не знала, откуда взялась такая уверенность:

— Вы ведь один из соплеменников Седона, верно?

— Так оно и есть, — просто ответил он.

— Готово, — произнес Роберт, закончив обрабатывать раны Джимми.

Продолговатый купол поля замедления на мгновение блеснул серебром, а потом окружил распростертое тело Рамиреса. Дэнис на миг поймала собственное искаженное отражение. Кресло Роберта отъехало назад и трансформировалось в такой же ложемент, как те, на которых покоились Дэнис и Дван.

— Мы должны намного обогнать преследователей, — сказал Дван, — если надеемся остаться на свободе. У нас будет восьмикратная сила тяготения до конца путешествия.

Не глядя на Дэнис, Роберт Дазай Йо буркнул:

— Я рад снова видеть тебя, девочка.

— Я тоже...

Толчок ускорения оборвал ее последующие слова, а потом словно огромный кулак обрушился на ее лицо.

10

Они сидели вдвоем при слабом освещении в спортивном зале, который вращался вокруг орбитальной резиденции Фрэнсиса Ксавьера Чандлера. Дэнис раньше никогда не задумывалась, что такое быть самым богатым человеком в Системе, но космический дом Чандлера продемонстрировал ей это в полной мере.

Он превосходил размерами некоторые города Гильдии.

Основное жилище представляло собой огромный, медленно вращающийся цилиндр с тремя уровнями распределения гравитации. Около восьмисот отсеков включали столовые, жилые комнаты, офисы, медицинские учреждения, театр и солидную гостиную. В центре дома находился бассейн с водопадом и теннисный корт с земной силой тяготения.

Спортзал, когда им не пользовались, висел на восьми длинных монокристаллических канатах. Заниматься в нем можно было, только обладая безоговорочной верой в технический прогресс, что поначалу требовало от Дэнис больших усилий. Обычно зал был прикреплен к дому, если же требовалось подготовить его для упражнений, то зал и противовес освобождались от креплений и отводились от комплекса короткими импульсами двигателей ориентации, до тех пор пока не повисали напротив жилого цилиндра под углом девяносто градусов. Монокристаллические канаты натягивались, включался основной двигатель, и спортзал с противовесом начинал вращаться вокруг общего центра — быстрее, быстрее еще быстрее, пока не достигал земного значения ускорения свободного падения.

Труба диаметром больше двух метров, соединяющая зал с резиденцией, оставалась заблокированной до тех пор, пока зал не стабилизируется и сенсоры не покажут одинаковый уровень натяжения каждого из восьми канатов. Весь процесс занимал около часа.

Основной принцип вовсе не казался Дэнис непонятным, пугали только масштабы его приложения. Зал был такого же размера, как весь дом Роберта на Земле, Дэнис не раз представляла себе, как лопаются от невыносимого напряжения канаты и зал улетает в космос. Окон там не было, и, если бы не очень легкий эффект Кориолиса, Дэнис вполне могла бы вообразить, что сидит с Робертом где-нибудь на Земле.

Сила тяготения была идеальной.

Они приняли позу лотоса на девственно-белом мате, которым, похоже, не слишком часто пользовались. Как обычно, Дэнис ничего не могла прочесть на бесстрастном лице Роберта. Он хранил молчание, пока она описывала Лос-Анджелес и рассказывала о том, что там произошло.

— Думаю, Седон умер вскоре после того, как мы ушли.

— Фрэнк, то есть Чандлер, проинформировал меня, что миротворцы прибыли в здание спустя восемь минут после того, как мы все улетели оттуда. — Роберт покачал головой. — И они обнаружили только трупы. Ободи — извини, Седона — там не оказалось, как и тех четверых, кого ты оставила без сознания.

— Ты называешь Чандлера по имени? — удивилась девушка.

— Я тридцать лет преподавал на окраине Капитолия. И обучил всех телохранителей, нанимаемых Чандлером за последние пятнадцать лет. Я знаком с Кристиной Мирабо, с Мохаммедом Венсом, с Генеральным секретарем, с большинством Советников Объединения, и если бы мне вдруг вздумалось поговорить с самим Генсеком, я смог бы устроить это за какой-нибудь час.

— Значит, благодаря тому, что тренировал его охранников, ты смог воспользоваться одним из его шатлов?

Роберт пожал плечами. — вопрос был настолько элементарным, что не требовал разъяснения.

62
{"b":"20073","o":1}