ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

разделились. Маленькая комнатка была наполнена людьми, но те разошлись, и Кит со своей

спутницей оказались прямо перед кассой.

− Пачку жвачек, пожалуйста. - сказал Кит.

− Каких? - спросила продавщица сладостей.

− Без сахара. Мы с сестрой хотим, чтобы наши зубы оставались всегда в отличном

состоянии.

Потом они бежали к пикапу, они прыгали и размахивали руками. Кит закинул сумку с их

одеждой в кузов машины, и забрался в кабину. Барбара тоже села, смеясь.

Давай, посмотри правде в глаза, тебе стало лучше! Ты поменялось! Тебя вылечено! -

− сказал парень.

И она потянулась к Киту, чтобы его обнять, но был виден взаимный яркий огонек в их

глазах, и они поцеловались. Барбара перетащила его на свое сиденье, и они поцеловались

еще раз. Одна ее рука обнимала мальчика за шею, другая — нежно лежала на его лице. Они

упали на спины, их глаза закрылись. Держа друг друга за пижамы, ее халат расстегнулся, и они уже целовались на заднем сидении. Барбара подвинулась и Кит сел. Они посмотрели

друг другу в глаза. За ними был весь город, который мерцал своими одинокими огоньками

света. Барбара нежно положила руку на лысую голову парня. Она оттолкнула его вперед, и

они снова поцеловались. Когда девушка вновь посмотрела в глаза Кита, она понимала, что

должно случиться дальше. И это сумасшедшее сильное чувство наполняла ее сердце лишь

странной уверенностью в своих действиях, когда она снова коснулась его губ.

Старый красивый город потихоньку полностью погрузился в тьму. Горели лишь

немногочисленные окна некоторых зданий. В пикапе в то время царила любовь и страсть.

В некоторый момент рука Кита напомнила Барбаре руку Браяна, но потом эта ассоциация

исчезла, так как она отдала свое сердце именно Киту. Позже, когда уже исчезли все рамки, все ограничения между ними, когда она уже слабо управляла своими действиями, когда

страстью была заполнена ее голова, сердце, она глубоко-тяжело вздыхала, девушка

слышала,

как она сказала “да”, и говорила она это слово еще несколько раз.

Она искала Кита везде, искала по коридорам образы его головы, тела. На химии они не

разговаривали — ученики сдавали свои работы, поэтому не было необходимости работать

в парах. Наконец-то, за три дня перед выпускным, они стояли бок-о-бок, вычищая свои

шкафчики для оборудования, в ожидании, пока мистер Майлес их проверит. Как вел себя

Кит? Как будто ничего и не было: самоуверенно, холодно, и в его поведении чувствовалось

равнодушие. Теперь казалось, что он занимает слишком много места в этой комнате. Ее

раздражало то, как Кит сохраняет свое лицо в спокойствии, она хотела что-то сказать, да

не могла подобрать ни единого слова. Она старалась держаться от парня как можно дальше

настолько, насколько это позволяло рабочее место. Сдерживая сердце от выброса чувств, она чувствовала страшную боль. Мистер Майлес подсчитал все приборы в шкафчике, и

попросил ключи. У него было большое кольцо, на котором было около тридцати-сорока

латунных ключиков. Кит отдал свой ключ учителю, и потом Барбара нашла свой в боковом

кармашке своего кошелька, и протянула его Майлесу. Девушка совершенно не хотела

отдавать этот

ключ, это была последняя вещь, которая связывала их с Китом. И с уходом этой вещи, что-то

вырвалось та тоже ушло с ее сердца. И ей стало еще больнее, как никогда. Кит повернулся к

ней, увидев у нее что-то в лице, он пожал плечами и молвил:

− Ну, что ж, это конец химии. Не самый лучший конец...

− Кто ты есть?! - неожиданно для самой себя, закричала Барбара. - Ты так просто все

говоришь, словно маленький актер! - мистер Майлес посмотрел поверх своего бланка,

и несколько учеников повернулись к ним. Барбара кричала и ничего не могла с этим

поделать. - Что же ты делаешь со мной?! Если ты меня спросишь, то я тебе скажу: это

достаточно паскудное прощание.

Все смотрели на нее. Потом девушка уже не могла сдерживать эмоции, слезы полились

сами

собой, и Барбара выбежала из класса. Кит даже и не шелохнулся. Мистер Майлес

озабоченно

посмотрел на него.

− Не волнуйтесь, мистер Майлес. Эти слова были направлены в мой адрес. - сказал Кит.

Но все-таки они встретились еще раз. Это было ночью, перед выпускным, пока ее

одноклассники гуляли на вечеринке в ярком и шумном месте, поводом для которой стало

подписание

их табелей, Барбара ехала в аэропорт и встретила Кита там, где он и говорил: последний

выход, H-17. Он стоял на темно-бордовом ковре, напротив трех длинных скамеек, где сидели

туристы. Он ждал ее. Кит передал девушке зеленый брезентовый чемодан и пустой листик-

билет в

конверте.

− Ты можешь хоть раз побыть собой?! Тебе всегда нужно устраивать какой-то

спектакль?! И что теперь? Теперь мы прикидываемся, будто я куда-то улетаю?!

Однако сегодня он выглядел серьезным и уставшим. У него были ужасные синяки под

глазами. Его кожа имела сероватый оттенок.

− Ты хотела прощальной сцены. Я, в свою очередь, пытался ее не устраивать. - сказал

Кит.

− Это все шутка! - сказала Барбара. - Ты всегда шутишь.

− Ты знаешь, что сказал мой консультант? - Кит немного улыбнулся, будто был рад

сообщить об этом. - Он сказал, что у меня сейчас та стадия, что я уже скоро прекращу

шутить.

Они снова смотрели друг другу в глаза.

− Иди сюда. - сказал Кит, и девушка подошла ближе. Он взял ее за локоть.

− Ты хотела прощальной речи? Пожалуйста, слушай: тебе лучше позвонить Браяну

и забрать назад свой мопед. Скажи ему, что я обманул тебя. Проснитесь, леди!

Посмотри правде в глаза. Я просто хотел проверить, смогу ли я задурить голову

Барбаре Андерсон. И я сделал это. Да, это было эгоистично. Я просто с тобой

немного поразвлекался. Признайся же, наконец, сама себе: это все была игра! Это моя

последняя речь. Ну, как тебе?

− Ты не поигрался мною, Кит, ты не задурил мне голову. - Барбара убрала его руку и

обняла его рукой за шею, и теперь шептала ему на ушко. Она видела, как люди за

ними наблюдали.

− Кит, ты влюбил меня в себя. Это не была игра. Я влюбилась в тебя и встретилась

сегодня с тобой для того, чтобы пожелать тебе всего самого наилучшего. Тяжелые

времена требуют трудных решений. - шептала девушка Киту, стоя с ним в объятьях.

Мне всегда было интересно, как пройдет мой первый раз, и ты меня удивил.

Вот, что! Что ты думал? Что я хочу пойти в восемнадцать лет в колледж, будучи

девственницой?! Наши пижамы были классные. Я запомню тот день на всю жизнь!

Люди, которые прилетали, заходили через ворота, и им приходилось обходить ребят.

Барбара почувствовала, как Кит задрожал, и закрыла глаза.

− Да, это не была шутка, не была игра. Я действительно влюбился в тебя. Ты была там,

со мной, помнишь?! Я рад, что мы вместе провели ту ночь. - девушка немного отвела

свою голову назад и нашла его губы.

Целуясь, на какой-то момент они стали объектом внимания всех этих людей, но

влюбленные

прижались друг к другу, став одним целым, и для них исчезло все вокруг. Она упустила

чемодан, вместе с ним из рук выскользнул и поддельный билет, когда девушка нежно и

ласково касалась своими пальцами шеи своего любимого. Молодая женщина в деловом

костюме присела и подняла билет и постучала Барбару по руке. Девушка забрала билет и

положила голову на грудь Кита.

− Я помню. - сказал Кит. - Я буду помнить.

− Скажи мне, Кит — сказала она. - что думают все эти люди?

− Они думают, что мы прощаемся. Пускай себе думают, что хотят.

Это был последний раз, когда Барбара Андерсон видела Кита Зеттерстрома. Осенью, когда

она поехала в Провиденс на первый курс в Браяне, ее ждал подарок — большой трофей с

5
{"b":"200737","o":1}