ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ответом ему была тишина. Ни один из троих мужчин так и не нарушил молчания. Двоим из них молчать, видимо, было приказано.

Наконец один заговорил. Это был адвокат, и он защищал сыновей двух других. Их сыновья нанесли Натали Парнелл тяжелейший ущерб, и выдвинутые против них обвинения вполне могли поставить крест на их жизнях. На адвокате был синий в елочку костюм, и время от времени он поигрывал карманными часами. Сейчас он взглянул на часы так, будто ему было очень важно знать, который час.

– Каковы ее шансы выжить? – задавая вопрос, адвокат перевел взгляд с Джуда Райкена на доктора.

Доктор поднял глаза на Джуда, ожидая, что тот заговорит первым. Затем опять посмотрел на двоих безмолвствовавших, сжавшихся от вины и беспокойства людей, затем снова перевел взгляд на адвоката в елочку.

– То, что я скажу, не должно выйти за пределы этой комнаты.

Райкен кивнул.

– Я дал вам обещание, доктор.

Лейн вспоминал слова, которые они отрепетировали с Джудом. А еще он подумал о том, как нужны ему сейчас деньги. Очень много денег. И он, конечно, получит их от того, кто станет распорядителем имущества Натали Парнелл. Будь он проклят, этот Джуд Райкен, но он и в самом деле неправдоподобно великодушен. Доктор Лейн подумал о сумме чека, выписанного на его имя, и поморщился. Пожалуй, с точки зрения суда, подделать счет за медицинские услуги то же самое, что подделка подписи или уничтожение официальных документов. Впрочем, обманывая, он не чувствовал угрызений совести, а вот необходимость шарить по ящикам в поисках документов была унизительной. Но он назвал свою цену, а Джуд Райкен ее удвоил. Лейн любил, когда все получалось так складно, что не подкопаешься: будто в удачно выпавшем пасьянсе – карты ложились одна к другой. Просто одна, правда, всего лишь заменялась другой, того же размера, веса и качества. Разве удастся кому-то об этом узнать?

– Доктор Лейн! – поторопил его Джуд.

Доктор крепко сцепил пальцы. Выждав немного, он собрался с духом, в упор посмотрел на двух отцов, которые теперь заметно нервничали, набрал побольше воздуха и выпалил прямо в лоб:

– Девушка при смерти.

Стало еще тише. Двое сидевших в углу мужчин посмотрели на доктора, стараясь не выдать волнения, но он заметил в их глазах страх. Джуду Райкену даже не надо было читать их мысли, чтобы узнать, чего они сейчас очень боятся.

Эти люди были не только отцами преступников, но и владельцами моторки, покалечившей Натали Парнелл. Райкен не случайно упомянул о ней как об орудии убийства. Следовательно, их сыновья и были убийцами. И, если Натали умрет, мальчишек обвинят в непредумышленном покушении на ее жизнь.

– Сколько ей осталось?

– Трудно сказать. – Доктор опять взглянул на Райкена. – Пока трудно сказать. Аппараты можно будет отключить на следующей неделе. У нее здоровое сердце, и она может сейчас дышать самостоятельно, но мозг пострадал настолько… – Он замолчал в ожидании следующего сигнала Райкена – так они договорились накануне вечером.

Райкен не реагировал. Он сидел и внимательно рассматривал троих мужчин. Все молчали.

– Спасибо, доктор, – произнес он наконец, не поднимая глаз на Лейна.

Тот был ошарашен. Он, конечно, почувствовал облегчение, но не был уверен, что все кончено. Самое важное пока не сказано. Удар ниже пояса не нанесен. По какой-то причине Райкен этого не захотел. Лейну следовало с большим чувством пояснить, что у пациентки только что обнаружено еще одно осложнение. Лейн не мог поверить, что Джуд отказался от последнего козыря. Но он был врач, а не юрист, а Джуд Райкен знал, что делает. Разве не Джуд спас его после той глупой истории, когда он попался пьяный за рулем. Не быть бы ему сейчас врачом, если бы не Джуд Райкен.

– Благодарю вас, доктор Лейн, – повторил Джуд твердо. – Достаточно.

Доктор Лейн медленно поднялся, вышел из комнаты и прикрыл за собой дверь.

Джуд, крепко сжав руки, буквально пронзал взглядом, острым, как лазерный луч, трех своих оппонентов. Пора было переходить к делу. Он протянул руку, взял желтый листок бумаги для заметок, написал несколько цифр и подвинул его на противоположный край стола.

Адвокат взял листок, рассмотрел сперва сам, затем показал клиентам.

– Страховая компания никогда на это не пойдет.

Райкен заговорил теперь мягко, но в его вкрадчивом тоне звучала угроза. Он холодно улыбнулся.

– Думаю, могу смело сказать, что мы не намерены втягивать в это дело страховую компанию. Они нас задержат, а я вынужден напомнить вам еще раз, что крайний срок истекает к концу недели.

Немного подавшись вперед, адвокат произнес:

– Предельный срок устанавливается судом, сэр. Я не вижу причины ограничивать столь деликатное дело временными рамками.

Райкен был непреклонен.

– Время, сэр, – самое главное. У Натали Парнелл его очень мало. Так почему его должно быть много у вас?

Адвокату оставалось только кивнуть в знак согласия.

– Открывайте ваши карты, мистер Райкен.

Обычно Джуд любил немного помедлить, прежде чем нанести смертельный удар. Но на этот раз игра не доставила ему удовольствия. Он не чувствовал радости от только что одержанной победы. Он хотел, чтобы все закончилось как можно быстрее. Слишком много близких ему людей сейчас страдало.

Джуд не смог подавить тяжкого вздоха, и вдруг понял, что уже не играет.

– Санаторий Святого Иуды очень дорогой.

– Мы намерены оплачивать лечение независимо от того, во сколько оно обойдется. Адвокат на мгновенье заколебался, а затем добавил: – Но только до тех пор, пока она дышит...

Джуд сделал вид, что не расслышал последних слов.

– Пожизненного содержания хватит, чтобы заплатить за лечение. А вы, господа, выплатите ей содержание.

Адвокат поджал губы, и рот его вытянулся в плотную маленькую линию. Он посмотрел на Джуда:

– Сколько?

– Сколько? – повторил Джуд. – Вы уже сказали мне, сколько. Эти господа готовы оплачивать лечение Натали Парнелл независимо оттого, во что оно обойдется им.

– А обойдется оно?.. – опять спросил адвокат.

Джуд протянул ему сложенный пополам листок бумаги.

Все трое всматривались в него в течение нескольких минут, как будто решали сложное уравнение, а не разглядывали самые обычные цифры. Адвокат хорошо подготовил клиентов. Мужчины сохраняли спокойствие.

Видимо, торговля предстояла долгая. Джуду было достаточно один раз взглянуть на их лица, чтобы понять – сыгран лишь первый раунд. Но у него осталась одна зацепка – срок, который он определил им до конца недели. И этот срок был очень близок, быть может, ближе, чем им казалось. Джуду предстояло, употребив тончайшие способы давления и использовав до конца силу убеждения, чтобы закончить переговоры сегодня же. Но он набрался терпения и наблюдал за тем, как адвокат снова разглядывает свои карманные часы.

Было десять сорок вечера. Он не знал, во сколько он отсюда уйдет, но знал, с чем.

И, как всегда, все вышло так, как он задумал.

5

Знакомые улочки студенческого городка зловеще петляли, когда Джордан, сидя в машине рядом с Шейлой, печально возвращался домой. По этим тротуарам они бродили тысячу раз вместе с Натали. Каждый угол был чем-то памятен, каждый дом стал свидетелем их бессчетных ночных прогулок, каждая ступенька Райкен-Холла была связана с прошлой жизнью, которая так внезапно оборвалась. Оттого что все здесь было точно таким, как прежде, но только без нее, становилось еще больнее. Когда они проезжали мимо винного магазина, Джордан резко затормозил. Шейла едва успела ухватиться за приборную доску, чтобы удержаться на сиденье.

– Если ты надумал совершить самоубийство, Джордан Бреннер, то в следующий выделывай смертельные трюки без меня.

Шейла повернула голову и посмотрела на Джордана. Три года мысль о нем не давала ей покоя. Для нее в общем-то по-прежнему оставалось загадкой, что помешало им тогда понять друг друга. Разумеется, его сердцем завладела Натали. Но они с Джорданом так и не объяснились, и ощущение какой-то недосказанности, незавершенности не проходило. Ей было интересно – чувствует ли это и он. Вот они сидят вдвоем в машине, и трагедия Натали Парнелл тяжким бременем легла на их плечи. Последние несколько недель были сплошным кошмаром. Но сейчас Шейла поняла, что надо действовать, настало время решать. Джордан подавлен и измучен, его надо утешить. Шейле показалось, что он готов смириться с тем, что случилось. Натали уходила из его жизни.

10
{"b":"20080","o":1}