ЛитМир - Электронная Библиотека

Элайя и старик присели. Пламя костра освещало их лица. Наконец подошел Тирен, мрачный и недовольный.

– Я готов выслушать вас, – сказал он, – и последую за тобой, Ватис, но знай, у меня самые дурные предчувствия. Я не доверяю ей, ибо она многое скрывает от нас. – Он презрительно усмехнулся. – Подумать только: она до сих пор не назвала нам даже свое имя! Хорошее начало для союза!

Ватис взглянул на Элайю.

– Как тебя зовут, дитя мое?

Девушка не знала, как поступить. Не повредит ли это ей? У нее довольно распространенное имя, а фамилию как будто необязательно называть. Ведь они тоже не сообщили ей своих фамилий. Кроме того, ее имя вовсе не указывает на то, что она прибыла с Арании. Ну что ж, если это необходимо…

– Меня зовут Элайя.

– Элайя. Чудесное имя для такой очаровательной девушки.

Он устремил взор на Тирена:

– Это удовлетворяет тебя, сын мой? Тирен лишь презрительно усмехнулся. Устроившись поудобнее, Ватис снова заговорил.

– Теперь, когда с этим покончено, пора поговорить о нашем путешествии. Где нам предстоит искать Магический кристалл, Элайя?

– Он в руках преступника по имени Фирокс, который проживает в провинции Мэйсер.

– Фирокс! – воскликнул Тирен. – Ради всех лун Агрики, почему тебе пришлось остановить свой выбор на Фироксе? Ведь это самый опасный проходимец во всей Империи!

– У меня не было возможности выбора. Ты просто профан в этих делах! – возмутилась девушка. – Раз кристалл у него, о каком выборе может идти речь?

– Какой уж там выбор, ведь ты идешь на верную смерть.

Тирен уставился на языки пламени. События прошлого вдруг всплыли в его памяти. Он увидел себя курсантом первого уровня в Имперской военной академии. Когда состоялись военные состязания, где призом была Медаль воина, высшая награда для курсантов академии, Тирена выбрали представителем учебного класса. В финале ему пришлось состязаться с лучшим курсантом академии, популярным и талантливым Фироксом.

И хотя Тирен нанес поражение своему более опытному противнику, соперничество с ним на этом не кончилось. Напротив, неудача обозлила Фирокса, и он стал заклятым врагом Тирена. Теперь былая вражда вспыхнет с новой силой.

– Я ничуть не боюсь его, – вызывающе заявила девушка. – Кристалл поведет меня, но вовсе не к смерти.

Тирен вернулся к реальности:

– А он проведет тебя сквозь скалу? Крепость Фирокса в глубине горного массива и вырублена в скалах особой непроницаемой породы.

– Знаю. – Глаза Элайи были устремлены куда-то вдаль, словно она видела то, о чем шла речь.

– Знаешь? Но откуда? – удивился Тирен. – Ведь ты никогда там не бывала.

– Успокойся, сын мой. – Ватис поднял руку. – Достаточно того, что Элайя осознает грандиозность задачи, поставленной перед ней. Кроме того, в крепость можно проникнуть. Ведь Фироксу приходится выезжать, чтобы совершать свои разбойные межпланетные рейды.

– Странно! – растерялась девушка. – Я полагала, что Фирокс, как и вы, приговорен к пожизненному заключению на Карцере.

Тирен криво усмехнулся.

– Фирокс, несомненно, преступник, но он вовсе не заключенный. Карцер для него – основная база, вероятно, потому, что здесь нет проблем с рабочей силой. Он пользуется услугами наемников, готовых на все, ибо им уже нечего терять. Да они и не остаются внакладе. Именно отсюда Фирокс совершает набеги на коммерческие транспорты, осуществляющие торговые рейсы между планетами Империи.

– А как же власти? Почему они допускают это?

– Им это безразлично. – Тирен пожал плечами. – Карцер утратил свои реабилитационные функции. Теперь это место для отбросов общества, изгоев Империи. А Фирокс использует этих изгоев так, что никто не осмелится выступить против него. – Взглянув на девушку, он добавил: – Так было до твоего прибытия.

Элайя встревожилась.

– Значит, никто не знает, действительно ли он несокрушим, верно? Вероятно, пора выяснить это. – Она перевела взгляд с Тирена на Ватиса. – У вас еще есть время обдумать все это. Я не упрекну вас, если вы расторгнете наш договор. Ну а у меня нет выбора. Я не имею права вернуться на свою планету без кристалла.

– И какая же планета послала тебя искать кристалл без всякой надежды на успех? – настойчиво спросил Тирен. – Скажи, с какой ты планеты, Элайя?

– Это не имеет значения. Выбрали меня, и моя миссия – спасти Магический кристалл. Это главное. – Она поднялась. – Мы слишком заболтались. Если вы не присоединитесь ко мне, я попытаюсь осуществить все сама.

Тирен обратился к Ватису.

– Ну что, учитель, ты не передумал, узнав, как обстоят дела?

– Нет, мое предложение остается в силе. Готов ли и ты, сын мой, связать с нами свою судьбу?

Тирен вздохнул.

– Я с тобой до конца, Ватис, ты знаешь это.

– Большего и не требуется. – Старик встал, удовлетворенно улыбаясь. – Пора в путь. Мне осталось так мало солнц, что нужно ценить время.

У Тирена вытянулось лицо. Уже второй раз его наставник дал понять, что его дни сочтены. Элайю тоже огорчили мрачные предчувствия Ватиса.

Тирен задумался. Его учитель всегда предвидел будущее. Но потерять Ватиса!

Добрый, заботливый старик заменил ему отца, которого он никогда не знал; был его другом, доверенным лицом и наставником. Если бы не Ватис, Тирен не протянул бы так долго на Карцере. Может, старик имел в виду вовсе не это?

Эта мысль несколько успокоила Тирена и вселила в него надежду на лучшее. Собирая пожитки и провиант, Тирен постарался избавиться от дурных предчувствий.

Между тем в памяти вновь возникло насмешливое лицо его заклятого врага Фирокса. Видимо, давнее соперничество между ними еще живо, хотя много воды утекло с тех дней, когда они были курсантами академии на Беллаторе. Тогда оба они считались лучшими учащимися и перед ними открывались блестящие перспективы. А теперь им, заурядным преступникам, суждено встретиться вновь, причем за спиной Фирокса стоит армия кровожадных убийц, а у него…

Тирен грустно покачал головой и усмехнулся. А у него лишь старик, ясноглазая девушка и сомнительная сила легендарного камня, если только они найдут его до того, как Фирокс обнаружит их самих.

Плохо! Это явно безнадежная затея, а он, Тирен, прекрасно сознающий, как силен, коварен и омерзительно жесток человек, которому они бросали вызов, – самый последний осел.

Элайя подошла помочь ему. Она занялась костром, пока Тирен молча заканчивал сборы, и поняла, что его мысли витают где-то очень далеко. Девушка также погрузилась в свои думы.

Элайю поразило, как внезапно изменилась ситуация. Всего лишь одно солнце тому назад она одна-одинешенька блуждала в бескрайней пустыне. А теперь – с ней два спутника. Поиски Магического кристалла казались ей теперь уже не такими бесплодными. В ее душе затеплился огонек надежды, и она с энтузиазмом взялась за работу.

После прохладного убежища в оазисе пустыня показалась пышущей жаром печью. Они пробирались по пескам: впереди – Злайя на экусе, а чуть позади шли Тирен и Ватис. Все они мечтали о том, чтобы путешествие в горы Мэйсера поскорее завершилось. Время от времени Тирен поглядывал на Ватиса, и на его лице появлялась тревога. Они вышли на заре, и уже через шесть часов путешествия старик выглядел изможденным.

Тирену хотелось попросить Элайю уступить экуса старику, но ведь это было ее животное! Кроме того, он сомневался, что она согласится идти пешком. Хотя девушка приняла их помощь, Тирен интуитивно чувствовал, что она не прочь отделаться от них. С ними или без них, она продолжит поиски. Тирен был уверен, что девушка не захочет терять силы, уступив экуса старому человеку.

Ну что ж, он не станет унижаться, обращаясь к ней с просьбами. Уж лучше он понесет Ватиса. В конце концов предпочтительнее умереть быстрой и легкой смертью в пустыне, чем подвергнуться страшным пыткам, когда они окажутся во власти Фирокса.

– Тебя гнетут мысли о нем, не так ли, сын мой? – тихо спросил старик. – Покончишь ли ты с ним на этот раз?

10
{"b":"20082","o":1}