ЛитМир - Электронная Библиотека

Песчаный вихрь не только ослеплял Тирена, но не давал ему дышать. Жилы на его руках и ногах вздулись. Песок облепил его потное тело, ибо в жестокой изнурительной борьбе с животным он то и дело оказывался на земле. Понимая, что может не выдержать этой борьбы, Тирен все же продолжал свои отчаянные попытки. Казалось, чем больше он уставал, тем упрямее становилось животное.

Наконец Тирен навалился на шею экусу, чтобы пригнуть его голову к земле. Завязалась жестокая борьба человека с огромным животным. В какой-то момент Тирен решил, что одержал победу. Но экус тут же взревел и замотал головой.

Вдруг Тирен почувствовал страшный удар по голове и острую боль. Искры посыпались у него из глаз, и все поплыло перед ним. Затем его обступила тьма, и он, потеряв сознание, упал лицом в песок.

Элайя, вздрогнув, проснулась. Ватис задел ее, пытаясь проползти к выходу.

– Куда вы? – сонным голосом спросила она.

– Тирен слишком задержался. Хочу выяснить, в чем дело. – С этими словами он покинул укрытие.

Элайя села и пригладила волосы.

Сквозь шум бури донесся встревоженный голос Ватиса:

– Элайя, скорее сюда! Ты нужна мне!

Девушка выползла из-под полога. Сквозь слепящий глаза песчаный вихрь она увидела, что Ватис пытается подтащить Тирена к тенту. Элайя подползла к ним.

– Что случилось?

– Он был без сознания и чуть не задохнулся, упав лицом в песок. Помоги ему добраться до тента и дай напиться. А я останусь с экусом, иначе мы потеряем его.

Элайя с огромным трудом потащила еле держащегося на ногах Тирена в убежище. Когда он оказался под пологом, она, лишившись сил, рухнула на землю рядом с ним.

Однако его кашель заставил девушку действовать. Пошарив кругом, она нашла флягу с водой. Положив к себе на колени его голову и плечи, она приподняла и напоила Тирена из фляги.

– Пей, Тирен!

От первого глотка он чуть не задохнулся, но силы быстро возвращались к нему. Утолив жажду, Тирен опять уткнулся в ее плечо. Элайя заметила шишку у него на голове и запекшуюся кровь на ладонях.

Подавив вопль жалости, готовый сорваться с е уст, она оторвала от своей туники два длинных лоскута. Омыв водой его ладони, она удалила въевшийся в мозоли песок, а затем осторожно забинтовала раны. Потом занялась его головой. Под запекшейся кровью и песком обнажилась большая шишка, но, по-видимому кости были целы.

Элайя, промыв рану, взглянула в лицо Тирена. Сейчас он совсем не походил на сильного, быстрого, резкого человека, взявшего ее в плен. Его губы были плотно сжаты, и Элайе очень захотелось вновь услышать его глухой голос, даже если он скажет ей что-нибудь обидное. Если бы взглянуть в эти серые прекрасные глаза!

Она ощутила смутную тоску по чему-то неизведанному. Постаравшись совладать с неопределенными желаниями, девушка продолжала обрабатывать рану.

– О, как приятно! – пробормотал Тирен. Элайя отпрянула от него.

– Почему ты остановилась? Мне было так хорошо.

Элайя усмехнулась:

– Ты пришел в себя, значит, мои услуги больше не нужны. А теперь освободи мое колено…

– Неужели тебя беспокоит моя близость? – С этими словами Тирен придвинулся к ней.

– Вовсе нет, – солгала Элайя, – но от тяжести у меня затекли ноги.

– Тогда мне лучше подвинуться, – повеселевшим голосом сказал он. – Мне не хотелось бы доставлять неудобство таким славным ножкам. – Тирен, освободив ее колени, притулился к боку девушки.

– Здесь вполне достаточно места, подвинься. – Элайя попыталась оттолкнуть его.

– Ошибаешься, я занимаю гораздо больше места, чем Ватис. – В его голосе не было ни капли раскаяния.

«Черт его побери! Он явно использует ситуацию, – думала Элайя. – Ну ничего, я не потеряю присутствия духа».

– Как хочешь, – сказала девушка, стараясь, чтобы ее голос звучал беззаботно. – Что с тобой случилось? Уж не напали ли на тебя преступники, высланные на Карцер?

Тирен вздохнул.

– Видимо, мы с экусом не сошлись характерами, но я, по крайней мере, вымотал его. Кажется, он присмирел. Конечно, Ватис всегда лучше справлялся с животными. Увы, природа обделила меня таким талантом. – Он лукаво улыбнулся. – Но хватит об этом глупом животном. Давай-ка познакомимся поближе.

– Ты знаешь обо мне все, что нужно, – резко возразила она, вдруг почувствовав себя с ним неловко.

Его крупная ладонь скользнула по ее предплечью.

– Неужели?

– Да! – Девушка сжалась от его прикосновения. – А теперь, пожалуйста, убери свою руку.

Его пальцы застыли.

– Чего ты боишься, Элайя? Я не причиню тебе вреда. Уж не думаешь ли ты, что я намерен изнасиловать тебя?

Она стиснула зубы, чтобы унять дрожь. Когда пальцы Тирена скользнули по ее шее, она снова отпрянула.

– Я… ничего не боюсь. Просто мне неприятно то, что ты делаешь.

– А твое тело свидетельствует о другом. Почему бы тебе не прислушаться к нему?

Его рука легонько двинулась к ее подбородку, и он повернул ее лицом к себе.

– Ты девушка? Поэтому и боишься? Щеки Элайи вспыхнули. Она попыталась отбросить его руку, но тщетно.

– Какая разница! – сердито воскликнула она. То, что она уклонилась от ответа, подтвердило его догадку. – А теперь отпусти меня.

Тирен разжал пальцы, и девушка отвернулась от него. С минуту он молчал, не зная, что сказать, ибо всегда недолюбливал девиц, находя их чересчур смешливыми и глупыми, но с невинной Элайей дело обстояло иначе. Она возбуждала его, как ни одна женщина до нее. «О, если бы эта девушка почувствовала ко мне такую же неистовую страсть!»

Тирен хотел было сказать Элайе нежные и ласковые слова, но порыв ветра заглушил его голос и чуть не сорвал тент. Наконец ветер стих.

– Элайя, не волнуйся, – тихо повторил Тирен.

– Да я и не волнуюсь! – воскликнула она. – Просто не знаю, что делать и чего ожидать.

Тирен привлек девушку к себе и коснулся ее лба губами:

– Если позволишь, я научу тебя.

Элайя вздохнула. «А почему бы и нет? Чего опасаться? Почему не узнать, какие чувства испытывают женщины с мужчинами? Вероятно, это ее единственный шанс, ибо потом она даст обет безбрачия как Сестра кристалла. Что в этом плохого?»

– Не знаю. Ну, может быть…

Едва эти слова слетели с ее губ, Элайя пожалела, что произнесла их. Она испугалась, что утратит контроль над собой. Это безумие! Но не успела она отказаться, как Тирен припал к ее губам с такой неистовой страстью, что она содрогнулась.

Это заставило ее отстраниться, но, раз ощутив прикосновение его нежных губ, она уже не могла сопротивляться и инстинктивно откликнулась на его ласку с такой же страстью.

Пораженный непосредственным проявлением чувств девушки, Тирен крепче прижал ее к себе.

Одной рукой он обхватил ее голову, а другой – бедра, поняв, что должен обладать Элайей.

– Я хочу тебя, – глухо проговорил он.

Его руки, быстро скользнув по ее спине, обхватили ягодицы.

Элайя пылала от его прикосновений. Пробудившееся желание полностью овладело ею. Девушке было так хорошо в его объятиях! Однако вдруг она почувствовала ужас, услышав как наяву холодный твердый голос, охладивший сладкий пыл желания: «… захватят тебя… не поддавайся… твое задание… помни о своем задании…»

Элайя с трудом взяла себя в руки:

– Отпусти меня!

Но Тирен не желал слушать ее. Он знал лишь одно: ему бесконечно нужна эта девушка. Он даже не сразу понял, что она отказывает ему.

– В чем дело, Элайя? Я сделал тебе больно? – в смятении спросил Тирен.

– Нет, – дрожащим голосом ответила она. – Ты… ты уже научил меня кое-чему, а большего мне не нужно.

– Как же так?! – Тирен заскрежетал зубами. – Что ты делаешь со мной?

Вырвавшись из рук Тирена, Элайя вспомнила все, что слышала о мужчинах, и ей стало больно и досадно. Значит, и этот не лучше других! Но ведь она сама дала ему волю, соблазнившись телесными радостями, несмотря на серьезную подготовку в Сестринской общине!

Пристыженная, смущенная, охваченная отвращением к себе, она не смела взглянуть на Тирена.

12
{"b":"20082","o":1}