ЛитМир - Электронная Библиотека

Быстро добравшись до перевала, они начали осторожно спускаться по крутому склону. Однако камни все летели, только теперь они попадали в цель.

Оглянувшись через плечо, Элайя увидела, как крупный камень угодил Тирену в плечо, чуть не выбив его из седла. Молодой человек пошатнулся, но все-таки удержался в седле. Погоняя своего вороного, он не выпускал из рук поводья Ватиса.

Кремнистые осколки дождем сыпались на них, и Элайя подумала, кончится ли когда-нибудь эта напасть, выдержат ли они эту атаку. Пригнувшись к шее экуса, она мчалась вперед, не сводя глаз с тропы. Несколько раз камни попадали в ее гнедую. Животное ревело от боли, но ни разу не остановилось. Они скакали все вперед и вперед, и наконец камнепад стал стихать, а затем и вовсе прекратился.

Хотя угроза, казалось, миновала, Тирен не остановился. Он продолжал безумную гонку, выехав вперед, преодолевая все преграды и безошибочно выбирая дорогу, которая вела их все ближе и ближе к Фироксу и кристаллу. Элайю удивило, что он находит дорогу без ее помощи, но тут же она забыла об этом. Времени на размышления не было, ибо Тирен увлекал их за собой через каменные завалы.

И вдруг он остановил экуса. Девушка натянула поводья и через плечо взглянула на Ватиса. Бледный и усталый, казалось, он держался гораздо бодрее, чем можно было ожидать.

– Я рада, что ты избавил нас от опасности. Боюсь, экусы долго не выдержали бы такого темпа, – сказала она Тирену.

– Мы еще не избавились от опасности, – мрачно заметил он. – Я остановился из-за этого, – и он указал на склон ближайшей горы.

Сначала за массой камней девушка ничего не увидела. Но, подняв голову, она вскрикнула. Две огромные скалы выступали над землей, как сказочные стражи, точно такие же, каких они видели в пустыне.

Дурное предчувствие охватило ее.

– Как ты думаешь, что это значит? – спросила она, пытаясь овладеть собой.

– Эти скалы – внешняя граница форпоста Фирокса, – ответил Ватис. – Камнепад был первым предупреждением. За этими скалами нас подстерегает большая опасность.

– Я был уверен, что ты это скажешь. – Тирен спрыгнул с седла.

– У нас мало времени. Возможно, нас преследуют, но экусам нужен хоть краткий отдых. Затем мы поскачем дальше.

Элайя увидела, как Ватис спешился и направился к одному из монолитов, потом перевела взгляд на Тирена. Он полулежал на экусе, свесив голову. Вид его свидетельствовал о смертельной усталости.

Девушка тут же забыла обо всем, спрыгнула на землю и поспешила к Тирену. Когда Элайя нерешительно коснулась его, он обернулся. В его глазах застыли боль и сомнение.

«Наверно, он не уверен, стоит ли нам ехать дальше. Но ведь у него есть право выбора», – подумала она, почувствовав зависть.

– Как твое плечо?

– Распухло, но кости целы. – Он немного помолчал. – Элайя, полагаю, теперь ты поняла, что поиски безнадежны. В этих горах полно людей Фирокса, а у нас один пистолет на троих. Давай повернем назад. Мы с Ватисом научились выживанию на этой несчастной планете и сумеем защитить тебя.

Девушка смотрела в серые глаза, с мольбой устремленные на нее. «Как хорошо было бы забыть обо всем, избежать ужасов, поджидающих впереди, и последовать за ним! Кому до меня есть дело? Кто будет тосковать обо мне на Арании? Уж, конечно, не Верховная жрица». Она вспомнила враждебность своей наставницы в день отправления в транспортной камере на Арании.

Однако, едва подумав о Верховной жрице, Элайя вспомнила ее слова: «Ты наша последняя надежда».

Девушка отпрянула от Тирена и печально улыбнулась:

– Прости. Не могу. У меня свое предназначение. – У нее сжалось сердце, когда она увидела его щемяще-грустный взгляд. – Ты волен повернуть назад, Тирен. Я не стану тебя удерживать.

Он притянул ее к себе. Чувства к этой девушке всколыхнулись в нем с новой силой. В памяти всплыли слова Ватиса, услышанные накануне. Тирен больше не мог бороться с судьбой, зная, что их связывают такие узы, разорвать которые может только смерть.

– Элайя, у меня уже нет выбора. Нас связывает не только слово, данное друг другу, но и судьба.

– Значит, ты едешь со мной?

– Да.

Охваченная неизъяснимой нежностью, девушка протянула руку и погладила Тирена по щеке. У нее тут же возникло странное волнующее ощущение. Она забыла обо всем, кроме его близости.

– Тирен, Элайя, – раздался голос Ватиса. – Идите сюда. Мне нужно поговорить с вами.

Они направились к старику, еще не оправившись от сильных эмоций.

– В чем дело, учитель? – спросил Тирен. – Ты отдохнул и хочешь продолжить путешествие?

Ватис задумчиво посмотрел на них:

– Ах да, путешествие. Об этом я и хотел поговорить. – Помолчав, он добавил: – Ехать дальше я не могу. Отсюда вы отправитесь без меня.

Тирен изумился:

– Тебя задел камень? Ведь ты, кажется, не ранен? А может, ты потерял веру в успех нашего предприятия?

– Нет, сын мой, – старец покачал головой. – Напротив, не сомневаюсь в успехе. Но я выполнил свою миссию и больше моя помощь не нужна. Судьба Империи зависит от вас.

Ужасное предчувствие охватило Тирена: неужели начинают сбываться пророческие слова Ватиса? Значит, все это неизбежно.

– Выбор не зависит от меня. – Старик взял Тирена за руку. – Я всего лишь слуга кристалла. А вы будете не слугами, а хозяевами.

– Но я не хочу иметь никакого отношения к этому проклятому камню! Я ценю тебя, а не иллюзорную славу или силу. – Он отстранился от старца, и лицо его исказила боль. – Ты был моим отцом и другом. Я не хочу тебя потерять.

– Я тоже не хочу этого, но решение не зависит и никогда не зависело от нас.

Тирен попятился.

– Нет, я не могу согласиться с этим! – воскликнул он.

Он вдруг повернулся и побежал прочь, словно желая спастись от реальности. Потом остановился, понурив голову.

Ватис долго и печально смотрел на него. Затем с тяжким вздохом повернулся к Элайе. Казалось, он в последний раз пытался проникнуть в ее мозг.

Она почувствовала зондаж, но на этот раз не противилась ему. Ее охватило ласкающее тепло. На мгновение их души встретились, и Ватис наполнил ее душу мягким светом. Старик улыбнулся.

– Спасибо тебе, дитя мое. Закат моей жизни украсит мысль, что ты наконец доверилась мне. Теперь я убежден, что кристалл будет в надежных руках. – Он слегка опечалился. – Относись доброжелательно к Тирену. Он будет тяжело переживать мой уход. Доверяй ему так же, как и мне. Он лучший из моих учеников, надежда наших народов. Я старался научить его всему, что знал сам. Ты даже не представляешь себе, как вы нужны друг другу.

– Я сделаю все, о чем вы просите, – со слезами на глазах прошептала Элайя. Ее голос дрогнул.

Зарыдав, она бросилась к нему на грудь. Ватис обнял ее и, гладя девушку по голове, спел ей старинную песню.

– Успокойся, – наконец проговорил он. – Тирен не подведет тебя; вы завладеете кристаллом. Но будь осторожна на Арании. Самое трудное испытание ждет тебя, когда ты вернешься на родину. Помни, кто ты, ибо в твоих жилах течет кровь королей. Эта династия была поистине великой – что бы тебе ни говорили о ней. Кристалл предали не твои предки.

– А кто же?!

Он осторожно высвободился из ее рук.

– Как я предвижу, все откроется в свое время. Утешайся этим. Если доверишься своему сердцу, ничего дурного не случится. А теперь иди, мои силы на исходе. А я еще должен проститься с Тиреном.

Она кивнула, и старик нетвердой походкой направился к Тирену.

– Сын мой, – проговорил Ватис, – осталось совсем немного времени. Выслушай меня, хотя между нами еще нет полной ясности. Выслушай в последний раз и поверь мне.

Смягчившись, Тирен обернулся к нему. На его лице запечатлелось глубокое страдание.

– О чем говорить? – тихо спросил он. – Ты уходишь, а я должен остаться. Твоя миссия исполнена, а моя только начинается. То, что я буду жить, должно утешать меня, но в душе одна пустота. Я знаю лишь то, что ты уходишь от нас и что я люблю тебя.

18
{"b":"20082","o":1}