ЛитМир - Электронная Библиотека

Но ему все же пришлось дать животному передышку. Тирен соскочил на землю и повел экуса по крутой извилистой тропе. Когда шкура экуса высохла, Тирен напоил его остатками воды из фляги. Прошло около часа, прежде чем Тирен вновь оседлал животное и двинулся дальше. Теперь он ехал медленнее, понимая, что силы экуса на исходе.

На горы спустились темно-лиловые сумерки еще до того, как Тирен выехал на каменистое плато. У деревьев возле самого плато он увидел экуса Элайи. «К счастью, она проявила хоть какую-то осмотрительность, – подумал Тирен. – Ее приближение к крепости без экуса будет не так заметно, а то, что Элайя укрыла животное среди деревьев, давало ей хоть какой-то шанс на спасение». Тирен стреножил своего экуса и отправился дальше пешком, взяв с собой только моток веревки.

Вдалеке в наступивших сумерках он различил темные контуры крепости Фирокса. Странно, но пока никто не препятствовал Тирену. Возможно, Фирокс так уверовал в свою непобедимость, что не нуждается в охране.

Вспомнив дни, проведенные с Фироксом в академии, Тирен подумал о его осторожности и изворотливости. Тот никогда не рисковал, стараясь предусмотреть все возможные случайности и найти защиту от них. «Да, – понял Тирен, – самая серьезная опасность ждет нас в самой крепости».

«И что за злая судьба сделала нас вечными соперниками? – размышлял он, быстро шагая вперед. – Даже в молодости мы постоянно боролись за боевые награды, красивых женщин и славу. Борьба шла на равных, пока Фирокс, снедаемый жаждой власти, не стал прибегать к непозволительным уловкам».

В конце концов пойманный на обмане, он был отчислен из академии, но в своем провале обвинял Тирена. Нет сомнений: если Фирокс схватит его, долгожданная месть будет самой изощренной. Но Тирен охотно принял бы смерть, если бы вместе с ним погиб и его заклятый враг.

Идти по каменистой тропе становилось все труднее. Было бы гораздо разумнее подождать до утра, но мысль, что Элайя проведет хоть ночь в западне у Фирокса, гнала Тирена вперед.

Наконец он достиг мрачных стен крепости. Прямоугольная по форме, она простиралась в длину не менее чем на 500 метров и упиралась в скалу. И стены, и скала были сложены из одной и той же горной породы. С каждой стороны возвышалось по две одинаковые башни, не имевшие ни окон, ни бойниц.

Высокие стены, в которых не было видно ворот, окружал широкий крепостной ров, заполненный вонючей черной жижей. Тирен подошел к самому краю рва, чтобы поближе взглянуть на крепость.

За высокими стенами он уловил какое-то движение. Мелькнула тень, не похожая на человеческую фигуру. Может, стражник делает обход? Много ли их на стенах?

Вскоре Тирен различил контуры тщательно скрытого подъемного моста. Хитроумное, телескопически втягиваемое сооружение, как и широкий ров, обескуражило бы любого смельчака, желавшего попасть в крепость.

Тирен порылся в кармане и достал маленький тройной крюк. «Пожалуй, в крепость можно проникнуть более простым способом», – сказал он себе. Вынув моток веревки, он закрепил на одном конце крюк. Быстро раскрутив веревку над головой, метнул крюк на крепостную стену.

Крюк зацепился за край одного из зубцов. Подергав и потянув веревку, Тирен проверил надежность крюка, затем быстро привязал второй конец веревки к кольцу, обнаруженному на свае. Разбежавшись, он подпрыгнул, ухватился за веревку и начал подниматься на стену. «Теперь только бы мне удалось добраться наверх перед тем, как появится стража или отцепится крюк…»

Услышав шаги наверху, Тирен стал еще быстрее перебирать руками. Караульный возвращался раньше, чем он ожидал. «Еще несколько метров, и все, – подумал он. – Если бы только добраться вовремя…»

У амбразуры, за которую зацепился крюк, появилась мрачная волчья голова. Зловеще ухмыляясь, мутант-караульный начал вырывать крюк из стены. С каждым его рывком натянутая веревка дергалась все сильнее. «Еще несколько секунд, и я сорвусь со стены и полечу в ров, где меня ждет неминуемая смерть». Тирен выхватил из-за пояса парализующий пистолет и выстрелил в страшную морду караульного.

Когда тот упал, Тирен ухватился за край шершавой каменной стены. Подтянувшись и перемахнув через нее, он оказался рядом с неподвижным телом стражника. Скоро мутант очнется и даст сигнал тревоги.

Ни минуты не колеблясь, Тирен поднял тело и сбросил его со стены. Послышался всплеск и бульканье: ров поглотил свою жертву.

Отвязав крюк, Тирен убрал его в карман, резким рывком освободил петлю на свае и смотал веревку, которая могла еще пригодиться.

Он огляделся. Далеко справа виднелась башня с тускло освещенным переходом. Повернувшись, Тирен осмотрел противоположную сторону. Дорожка слева уходила во мрак.

Поняв, что необходимо найти укрытие, Тирен выбрал башню справа. Крадучись он направился к ней и пристально вгляделся в открытый переход через башню. Там была винтовая лестница, каменные ступени которой вели вниз.

Тирен осторожно спустился по ступеням и вышел в пустой внутренний двор. За вымощенным булыжником пространством высилось массивное центральное здание; в грубых серых каменных стенах вместо окон зияли зловещие щели.

Шестое чувство влекло Тирена туда. Где-то там находилась Элайя.

Держась в тени, он пробрался к сводчатому входу и оказался перед тремя темными порталами. Все они были открыты, но Тирен заметил, что ручки есть только на наружной стороне дверей. Он помедлил, понимая, что, попав внутрь, не сможет выйти обратно.

Тирен выбрал правую дверь. Она с громким стуком захлопнулась, он оказался в кромешной тьме и, вздрогнув, ухватился за стену.

Она была мокрой от слизи.

Тирен отдернул руку, но тут же заставил себя двигаться вперед, держась за скользкую влажную стену.

Казалось, он шел целую вечность по этому переходу, который местами так круто поворачивал, что, не успев опомниться, Тирен убеждался, что он в тупике. Скоро его руки покрылись ссадинами. От струек воды, капавшей с потолка, каменный пол тоже был скользким. Тирен несколько раз чуть не упал. На пути встречались завалы. От затхлого тлетворного запаха спирало дыхание. Он понял, что здесь живут грызуны-скевинджеры, питающиеся падалью. И схватился за нож. В таком мраке пистолет бесполезен. Тирен опасался попасть в западню, однако шел все дальше и дальше, скользя и спотыкаясь. Он нужен Элайе и сделает все возможное, чтобы добраться до нее, если не угодит в одну из ловушек Фирокса.

При мысли о старом враге Тирен ощутил безнадежность. Можно ли надеяться, что он преодолеет препятствия, воздвигнутые Фироксом на его пути? Даже сейчас Тирен полагался лишь на интуицию и мужество. Его боевая подготовка, физическая сила и ловкость здесь были бесполезны, так как он не располагал данными, позволяющими проявить инициативу. Тирен чувствовал себя беспомощной пешкой в руках самого мстительного и злобного преступника Империи.

И все-таки он мало-помалу продвигался вперед, ибо поклялся помочь Элайе. Нельзя останавливаться, пока девушка не будет освобождена. Если для этого придется пожертвовать жизнью, он готов отдать ее.

Но почему именно в эту ужасную минуту, когда над ним нависла смертельная опасность, он вдруг признался себе, что любит ее? Возможно потому, что жизнь его висит на волоске. Какая ирония судьбы! Уже второй раз он рискует потерять любимую женщину из-за козней Фирокса.

Тирена охватила ярость. «Я остановлю Фирокса, больше ему не удастся сделать это! Элайя принадлежит только мне, хотя девушка еще не понимает, что со дня смерти Ватиса они связаны узами более крепкими, чем ключи от ошейника.

Магический кристалл соединил их судьбы задолго до того, как они родились. Ночь любви скрепила это, соединив не только их тела, но и сердца».

И он брел дальше со все большей решимостью освободить Элайю. Неожиданно впереди забрезжил свет. Тирен ускорил шаг, хотя и опасался того, что приготовил для него Фирокс на этот раз.

Оказавшись в длинном узком коридоре, Тирен заметил единственный выход – дверь в дальнем конце. Он шагнул вперед, но тут его внимание привлекло что-то странное на потолке: то были десятки длинных острых спиц. Тирен попятился. «Так, Фирокс, значит, ты все же воспользовался знаниями, полученными в академии». Было ясно, что спицы пронзят любого, кто сделает неверный шаг. Как же пересечь коридор? Что делать?

26
{"b":"20082","o":1}