ЛитМир - Электронная Библиотека

Ошеломленная увиденной внизу сценой, девушка побледнела и сжала кулаки. «Тирен, Тирен, что с тобой?» Ее сердце обливалось кровью.

Она не могла отвести взгляд от Тирена, который в припадке ярости пытался опрокинуть тележку тогда, как другие мужчины пассивно наблюдали за его действиями. Наконец старания Тирена увенчались успехом: повозка опрокинулась. Тут же появились три Сестры с парализующими пистолетами в руках. Прицелившись, они выстрелили.

Элайя увидела, как Тирен корчится в судорогах с искаженным от боли лицом.

Девушка закрыла лицо руками. У нее перехватило дыхание. Что же она натворила: привезла его с собой сюда, и теперь он лежит в грязи и невыносимо страдает?

– Вот почему мне не хотелось, чтобы ты его видела, дитя мое. Надеюсь, в следующий раз ты прислушаешься к моим словам, – холодно сказала жрица.

– Пойдем. Сестры позаботятся о нем. А тебе пора забыть об этом мужчине. Ты заблуждалась, считая, что он не такой, как все. Вернись к тому, что изначально было предначертано тебе. Пойдем в монастырь, это и есть твоя судьба.

Элайя мучительно страдала. «Неужели жрица права и Тирен превратился в такое же животное, как и другие мужчины?

Нет, это невозможно! Я не поверю этому, пока во мне жива память о нашей любви!»

Но на обратном пути ее охватили сомнения. Слова Верховной жрицы преследовали девушку.

«Ты заблуждалась, считая, что он не такой, как все».

Глава 17

Наконец наступило десятое солнце.

Мысль об этом мелькнула в сознании Тирена, освеженном сном, и радость охватила его. Планы Верховной жрицы рухнули. Сегодня за ним придет Элайя.

Открыв глаза, Тирен попытался встать с постели, но лязг железа и боль в запястьях заставили его вспомнить, что на нем наручники.

Уже пять солнц после инцидента в прогулочном дворе Тирена безвыходно держали в комнате, приковав цепями к стене. «Как будто я могу убежать из этой тюрьмы! – Тирен усмехнулся. – Но ничего, скоро все это останется позади – вынужденный пост, долгие часы изоляции в темной камере, мучительные сомнения. Скоро Элайя выручит меня».

Его внимание привлек звук раздвигающейся панели. Взор Тирена устремился на фигуру в дверном проеме. У него бешено заколотилось сердце. «Элайя? Наконец-то!»

– Видите, таким поведением вы ничего не добьетесь.

Тирен поднял голову и увидел Верховную жрицу, стоявшую в нескольких метрах от него.

– Что вам нужно? – резко спросил он. Она равнодушно пожала плечами.

– Вероятно, меня привлекла возможность в последний раз поглумиться над поверженным врагом. Как противник вы разочаровали меня. – Она вздохнула. – А я многого ожидала от так называемого Хозяина кристалла!

– У меня не было намерения удивлять вас. Хотя вы увидите нечто неожиданное, как только придет Элайя.

Женщина сухо усмехнулась.

– Неужели вы полагаете, что она поможет вам?

– Напрасно надеетесь, что вам удастся изменить ее чувства ко мне! – Тирен терял самообладание, ибо мучительно размышлял об этом долгие дни и ночи. «Нет, я не позволю этой женщине одержать победу».

– Даже вы не помешаете Элайе прийти ко мне, пока Магический кристалл в ее руках.

– А я и не намерена мешать ей. Однако легко посеять семена сомнений, которые в свою очередь изменят состояние души, согласны?

– Как же вы добьетесь этого? Ваши попытки превратить меня в безмозглого идиота не удались. Вы не смогли заставить меня принимать пищу, а теперь опоздали и ничего не выиграли.

Издевательская улыбка коснулась губ жрицы.

– Борьба за Элайю еще не окончена – полагаю, мы с вами понимаем друг друга. Речь идет о битве за контроль над Элайей и властью, которой она обладает благодаря кристаллу. Уверяю вас, преступник с Карцера, победа будет за мной. Слишком долго я ждала дня, когда Элайя созреет для власти, и потому не позволю вам лишить меня контроля над этой властью.

– Ошибаетесь! – воскликнул Тирен. – Вам не удастся манипулировать Элайей. Она умная, мужественная, любящая женщина, которая научилась прислушиваться к зову сердца. Ваше влияние и управление Аранией завершилось!

От зловещего взгляда Верховной жрицы у него кровь стыла в жилах.

– Посмотрим. Сомневаюсь, что Элайя испытывает какие-то чувства к диким похотливым животным.

Тирен мрачно улыбнулся:

– Полагаю, таково ваше мнение обо всех мужчинах?

– Скоро Элайя разделит его.

Тирен насторожился. Ему следовало догадаться, что жрица не отдаст свою власть без борьбы.

– Что же вы для этого сделаете?

– У нас большой выбор наркотиков, – последовал зловещий ответ, – в том числе таких, которые возбуждают половое влечение у наших мужчин. Эти средства очень эффективны и так стимулируют этих убогих людишек, что в процессе спаривания они теряют контроль над собой и ведут себя как звери, чем вызывают отвращение у женщин. Вас не удивило, почему аранийские женщины не возражают, чтобы их мужчин поместили в резервацию? Спарившись один раз, женщины не могут подумать без ужаса об их прикосновениях.

Она направилась к двери, но вдруг обернулась:

– После этой ночи Элайе будет безразлично, что бы с вами ни случилось. Клянусь!

Тирен заметался, но наручники впились в его запястья.

«Проклятая старуха! – воскликнул он в ярости. – Что за несчастная судьба бросила меня в ее лапы! И как только я совершил такую глупость!»

Застонав от отчаяния, он рухнул на кровать. «Что же предпринять?» Он уже понял, какой властью обладает Верховная жрица, а поэтому ее слова не вызвали у него сомнений. Тирен чувствовал полную беспомощность. Больше всего молодого человека устрашало то, что эта ведьма говорила о действии наркотика. Он не имеет права причинить боль Элайе, разрушить ее любовь и доверие к нему!

Ощутив незнакомый запах, едкий и раздражающий, Тирен поднял голову. Его мысли мешались, а до ушей донеслось странное шипение. Откуда этот звук?

Тирен осмотрелся: из вентиляционного отверстия появилось ядовито-желтое облачко. Может, это и есть тот самый наркотик, которым она угрожала?

Он набросил на голову одеяло. Облако окутало комнату желтым туманом.

Одеяло не помогло: Тирен начал ощущать горьковатый вкус наркотического газа. Глаза начали слезиться, потом их заволокло пеленой. Все поплыло перед ним, ему казалось, что он вращается, как волчок. Потом возникло ощущение, будто он плывет, и наконец Тирен потерял сознание.

Он падал в черную дыру. Перед тем как она поглотила его, Тирен издал страшный вопль. Он был уже в беспамятстве, когда с его губ сорвалась фраза:

– Элайя! Прости меня за то, что я сделаю…

В сгущавшихся сумерках, в ночь луны Ткача, по монастырскому саду медленно передвигались две женские фигуры, освещенные тусклым светом фонарей, висящих в стенных нишах.

– Два часа, дитя мое. Всего два часа до церемонии Восстановления кристалла в Правах. Лучше потратить это время на медитацию и успокаивающую душу подготовку, чем на беседу с мужчиной.

Элайя бросила взгляд на спутницу.

– Моя душа открыта кристаллу, Домина Магна. Я готова и не задержусь у Тирена, мне нужно лишь несколько минут, чтобы успокоить его. Потом я сразу вернусь.

Верховная жрица вздохнула.

– Дитя, дитя, когда же ты начнешь доверять мне? Я хочу одного – защитить тебя от жестокой реальности. Тебе лучше не знать, каковы мужчины. Неужели ты не позволишь мне удержать тебя от этой пытки?

– Но что еще вам нужно от него? – Элайя остановилась. – Он провел в одиночестве целых десять солнц, стремясь приспособиться к обычаям людей чуждой для него планеты. Вспомните, с каким недоверием и враждебностью они встретили его! Разве можно винить Тирена за то, что он пришел в отчаяние и разгневался?

– Мы учли все это и не жалея сил опекали его, но он постоянно рвется в драку. Его поведение чем дальше, тем хуже. Дитя мое, я не уверена в твоей безопасности. Он уже совсем не тот, каким ты привезла его с Карцера.

– Я должна сама убедиться в этом. – Элайя всей душой желала надеяться на лучшее, но ее терзали сомнения. – Позвольте мне хотя бы это.

43
{"b":"20082","o":1}