ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Послушай, никто еще не смог объяснить, за что мы воюем на этой планете. Судя по тому, что я получил, допрашивая пленных, они тоже не знали. Не думаю, что эта война имеет какой-либо смысл, и советую тебе прийти к аналогичному мнению. Если хочешь жить долго.

Она вздернула бровь, и я вспомнил ее манеру, так и не изжитую после перехода в новое тело.

– То есть ответа ты не знаешь?

– Нет.

Хотя мои наушники были сдвинуты вниз, я все же услышал раздавшийся из переговорного устройства пронзительный голос Сутъяди:

– Крюиксхэнк! Ты собираешься наконец спуститься… И работать, как все?

– Иду, начальник.

Приняв удрученный вид, она начала спускаться. Пройдя несколько шагов – неожиданно остановилась, обернувшись в мою сторону.

– Эй, Посланник!

– Да?

– То, что я прошлась насчет «Клина» – это было не в укор… Просто мне так сказали.

Я поймал себя на том, что улыбаюсь в ответ.

– Забудь об этом, Крюиксхэнк. Хрен с ним. Интереснее узнать, не обидно ли, когда около тебя не пускают слюни.

– О-о, – улыбнулась она в ответ. – Кажется, я уже спросила об этом, – она опустила взгляд, целясь мне пониже пояса. – Что, если позже мы вернемся к этому вопросу?

– Сделай одолжение.

Зуммер переговорного опять запищал, и я вернул наушники на обычное место.

– Говорите, Сутъяди.

В голосе старшего группы прозвучала ирония:

– Простите, если побеспокоил, сэр. Не будете ли так любезны оставить моих подчиненных на время развертывания?

– Да ради бога. Больше не повторится.

– Приятно слышать.

Собравшись отключить связь, я вдруг разобрал голос Вордени, не стеснявшейся в выражениях. Сутъяди осведомился:

– Кто это там? Сунь, ты?

– Мать твою, не могу поверить…

– Это госпожа Вордени, сэр, – последним в разговор вступил Оле Хансен, как обычно спокойный, перекрыв брань нашего археолога. – Думаю, вам лучше спуститься и посмотреть самим.

Я мчался на пляж бегом, на финише проиграв Хэнду два метра. Сигареты и мои не вылеченные как следует легкие ни на что не влияли в виртуальности. Должно быть, резвость чиновника происходила от большой заботы за корпоративные финансы. Похвальное рвение.

Мы первыми оказались рядом с Вордени. Остальные члены группы сильно отстали, они еще не адаптировались к новым телам.

Археолог стояла перед упавшей скалой – в той самой точке, где была совсем недавно, при первом посещении виртуального берега. И я не сразу понял, на что она смотрит.

– А где же Хансен? – глупо спросил я. Вордени указала вперед:

– Он вошел внутрь. Решил посмотреть, что там.

Теперь я увидел их. Серые отметины на камне от лазерного луча, двухметровая, образовавшаяся в скале расщелина и проход, уводивший неизвестно куда.

– Ковач? – в интонации Хэнда слышалось едва уловимое веселье.

– Вижу. А как давно обновили модель?

Хэнд подался вперед, внимательно рассматривая лазерные отметины:

– Сегодня.

Таня Вордени негромко проговорила, обращаясь сама к себе:

– Зондирование поверхности высокоорбитальным спутником.

– Именно.

Вордени потянулась в карман за сигаретами:

– Ладно. Собственно, здесь нам нечего искать.

– Хансен! – проорал Хэнд в пролом, сложив ладони рупором. Очевидно, он забыл о переговорном устройстве.

– Слышу вас хорошо, прием, – послышался из наушников спокойный голос нашего эксперта по взрывам. – Здесь ничего нет.

– Разумеется, нет, – прокомментировала Вордени, не обращаясь конкретно ни к кому. И привела подходившую к случаю цитату: – «…нечто, напоминающее круглую площадь, около двадцати метров в диаметре. Скальные породы выглядят необычно, вероятно, оплавлены».

Хэнд с раздражением бросил в микрофон:

– Не более чем экспромт. Компьютер «Мандрагоры» еще анализирует то, что внутри.

Прячась от ветра, Вордени старалась зажечь сигарету.

– Задайте более простой вопрос: есть ли что-то внутри.

Хэнд переадресовал вопрос дальше. Спустя секунды пришел ответ.

– Да, по центру что-то вроде валуна или сталагмита.

Вордени кивнула.

– Это и есть ваши ворота. Вероятно, компьютеру лучше взять старые данные, снятые при первых сканированиях. Пока машина анализирует свежие снимки поверхности, на которых нет ничего, кроме каменной осыпи, и…

– Здесь кто-то есть, – сказал Хэнд, едва не проглотив микрофон.

– Да, похоже на то. Смотрите-ка…

Археолог меланхолично выпустила в небо дым, показывая направление. Недалеко от берега, в каких-то нескольких сотнях метров, на якоре стоял траулер. Судно слегка болталось на волне, в поднятой над морем сети угадывался какой-то груз.

Небо ярко вспыхнуло.

При выходе из виртуальной модели ощущения не были столь неприятными, как это происходило внутри комплекта обнаружения и поиска после катастрофы. Все же возвращение в реальность напоминало ванну со льдом. Конечности онемели от неимоверного холода, и меня начало трясти. Открыв глаза, я увидел перед собой очередное произведение психографического искусства.

– Чудесно, чудесно. – Эти слова я выстучал зубами, садясь и пытаясь найти опору. Дверь моей кабины открылась с приглушенным звуком. В проеме я увидел Хэнда. Он стоял в расстегнутом комбинезоне, щурясь от яркого света реального мира. При виде чиновника я скривился.

– Это было необходимо?

– Ковач, сначала оденься. – Он застегнул на шее молнию, продолжая говорить:

– У нас есть кое-какие дела. Мне нужно быть на месте не позднее, чем к вечеру.

– А ты не слишком резко… – Хэнд уже развернулся к выходу.

– Хэнд! Наши рекруты до сих пор не адаптированы к новому телу. Они долго не выдержат.

– Они уже осваиваются с местностью. – Хэнд бросал слова через плечо. – Десять минут реального времени или два дня виртуального. Потом загрузим их в реальность и оставим там. А если кто хотел попасть в Дэнгрек раньше нас, этим людям придется пожалеть.

– Пожалеть, что не оказались в Заубервилле! – Мой голос сорвался. – Тогда пожалели бы… как остальные!

Я слышал, как его ботинки протопали по коридору. Человек из «Мандрагоры» шел, застегнувшись «на все пуговицы», в отличном, подогнанном по фигуре комбинезоне. Кливер поднят, за все уплачено. Он ушел, озабоченный предстоящим делом, а я остался сидеть голой задницей в луже собственной, ни на кого не направленной злости.

Часть третья

ПОДРЫВНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ

Между виртуальностью и жизнью есть одно простое отличие. В модели вам ясно, что существование всего поддерживается всемогущей машиной. Реальность не дает такой уверенности, легко воспитывая убеждение, будто сама находится под полным вашим контролем.

Квеллкрист Фальконер, «Мораль над краем пропасти»

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

Невозможно пересечь половину планеты на космическом корабле и посадить его незаметно.

Мы и не пытались.

«Мандрагора» включила нас в приоритетный старт и дала нисходящую параболу, совпавшую с суборбитальной трассой военных транспортников Картеля. В заданной точке мы нахально ушли с курса, приземлившись на секретной посадочной полосе близ окраины Лэндфолла. Полуденная жара только начинала спадать.

Летели на новеньком штурмовике «Локхид-Митома». Приземлившись, корабль идеально слился с бетоном. Он показался мне отлитым из закопченного стекла скорпионом, которому оторвали жало. Увидев наш борт в первый раз, Амели Вонгсават скептически хмыкнула.

– Серия «Омега», – проговорила она, обращаясь персонально ко мне. Вероятно, потому что я забрался в кабину за ней следом. Говоря, она одновременно приводила в порядок волосы, закручивая пряди вверх, чтобы освободить доступ к расположенным на затылке разъемам полетной симбионики, а затем подколола их клипсами. – Наша крошка может сесть на Корпоративном бульваре, даже не обломав деревьев. Потом вы пускаете плазменные торпеды в парадную дверь Сената, делаете стойку на струе и оказываетесь на орбите раньше, чем они поразят цель.

42
{"b":"20085","o":1}