ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Как теперь понятно, акция была отчаянным жестом добровольцев, брошенных на танки с «коктейлем Молотова» в руках. Здесь мы устроили совершенно безнадежную атаку против «вооруженного до зубов» космоса. Или попытку осуществить технологическую революцию, вовсе противную законам вселенной. Акт бессмысленный, но отражавший слепую веру людей в едва расшифрованные ими марсианские знания.

Судя по всему, в успех миссии не верил почти никто. Даже энтузиасты, сдавшие гены в общий банк и позволившие скопировать свой стек для комплектования экспедиции необходимыми клонами, и те сильно сомневались, доберутся ли носители их личных воспоминаний до конечной цели путешествия?

В полном соответствии с названием Адорацион предстал как воплощение мечты. Мир, окрашенный в зеленый и оранжевый цвета, действительно имел пригодную для человека атмосферу, составленную из кислорода и азота в той же пропорции, что и атмосфера Земли. Соотношение между площадью суши и океана выглядело еще более удачным.

Прибывшие в трюмах «Лорки» клоны животных с удовольствием поглощали местную растительность, а хищников на планете почти не было. Те немногие их виды, что имелись, легко шли под выстрел.

Сами поселенцы – то ли от набожности, то ли из-за ощущения, будто они в настоящем Эдемском саду, – первым делом построили собор и принялись воздавать хвалы Господу за столь счастливое окончание путешествия.

Прошел год.

В то время сверхнаправленная гипертрансляция лишь начинала свое развитие и не могла вместить больше, чем самый простой информационный код. С трудом фильтруя помехи, на Земле разбирали тексты сообщений, и последние все больше напоминали крики животных, запертых в глубине заброшенной хозяевами постройки.

Столкновение экосистем стало сражением двух армий, ни одна из которых не желала отступить. Из миллиона с лишним прибывших на «Лорке» поселенцев за первые восемнадцать месяцев погибло больше, чем семьдесят процентов.

Опять назад, в лабораторию.

Сегодня колонизацию превратили в искусство. Ни один органический объект не покидает корабля до тех пор, пока экологическое моделирование не покажет его полного соответствия экосистеме. Сперва новые миры исследуются автоматическими зондами, собирающими образцы всего, что возможно. Затем данные на огромной скорости обрабатываются искусственным интеллектом машин, а полученная модель обкатывается с возможными вариантами присутствия форм земной жизни. Моделирование ускоряет ход событий примерно в две тысячи раз по сравнению с их реальным темпом, позволяя куда быстрее обнаруживать потенциальные опасности.

Наконец, усовершенствованное моделирование не только выявляло, но и решало проблемы. Компьютер сам предлагал необходимые, на его взгляд, шаги и варианты генетического или нанотехнологического вмешательства. После распечатки не содержавшего ошибок заключительного протокола оставалось лишь приступить к освоению нового мира.

В сборнике сводок с результатами моделирования более чем тридцати уже освоенных миров можно встретить несколько планет, развитие которых происходило с периодическими всплесками. По своей сути это иллюстрации истории успеха планеты Земля – мира, породившего сильных, высокоодаренных, быстро адаптирующихся к обстановке существ, настоящих атлетов. Большая их часть – растения, микробы и насекомые.

Впрочем, среди живых созданий крупного размера встречались свои чемпионы. Овца-меринос, медведь гризли и морская чайка – вот наиболее яркие постоянные участники рейтинга. Обычно их невероятно тяжело стереть с лица планеты.

Особенно чаек.

Поверхность воды вокруг траулера покрывал слой из белых птичьих тушек. Все это месиво спокойно качалось на волне неподалеку от берега в неестественной тишине.

Корабль представлял жалкое зрелище. Его корпус болтало на ослабших якорных цепях. Борт был черным со стороны, обращенной к Заубервиллю. Местами обгорелую краску снесло до металла. Два иллюминатора выбило тем же взрывом, а на палубе валялись остатки расплавившихся сетей.

Оплавился даже корпус палубной лебедки. Похоже, все, кто не спрятался в трюме, должны были погибнуть от ожогов. Не менее чем третьей степени.

На палубе не было ни одного трупа. Мы знали это еще по виртуальной конструкции.

– Здесь тоже пусто, – сказал Люк Депре, высовываясь с уходившего вниз трапа.

– На борту давно никого нет. Возможно, год или по крайней мере несколько месяцев. Еды полно. Харч доедают крысы и насекомые.

Сутъяди с удивлением переспросил:

– На борту есть пища?

– Да, и много.

Депре подтянулся к выходу из люка и сел на комингс:

– Похоже, у них была вечеринка. Но потом не осталось никого, чтобы убрать мусор.

– Видала я такие вечеринки, – отозвалась Вонгсават.

Внизу раздался звук, который ни с чем не спутаешь. Шипение лазерного выстрела. Модель «Санджет». Я, Вонгсават и Сутъяди рефлекторно напряглись. Депре заулыбался:

– Крюиксхэнк тренируется на крысах. Очень уж большие.

Сутъяди поднял оружие и совершенно спокойно оглядел палубу.

– Депре, прикинь-ка… Сколько их было?

Депре снова расплылся в ухмылке:

– Крыс? Трудно сказать.

Я сам с трудом не засмеялся. Сутъяди нетерпеливо повторил:

– Экипаж. Сколько людей было на судне? Сержант?

Депре пожал плечами, никак не отреагировав на «наезд» командира.

– Капитан, я не судовой повар. Ничем помочь не могу.

– Раньше я работала поваром, – неожиданно вмешалась Вонгсават. – Если прикажете, спущусь вниз и…

– Ты останешься здесь.

Сутъяди отошел к борту, по дороге пнув труп чайки.

– Начиная с этого момента, от вас потребуется немного меньше юмора и чуть больше желания работать. Можете начать с осмотра содержимого сетей. Депре спустится вниз и поможет Крюиксхэнк разобраться с крысами.

Тяжело вздохнув, Депре перевесил лазер на плечо.

– Моя работа, – загадочно проговорил он и исчез в трюме, держа оружие над головой.

Из переговорного устройства послышался какой-то хрип. Сутъяди склонил голову набок и прислушался. Мне показалось, что пора вернуть отключенную гарнитуру в разъем.

– …обеспечена безопасность.

Голос Сунь Липин. В ее руки Сутъяди отдал добрую половину группы, послав изучать береговую линию вместе с Хэндом, Вордени и Шнайдером. Этих троих наш капитан рассматривал как гражданских, вечно досаждающих военному человеку, или, что скорее, как неизбежное зло.

– Что такое «безопасность»?

– Мы расставили охранные системы по периметру и над пляжем. Радиус пятьсот метров, угол обзора – сто восемьдесят градусов. Все, что приблизится со стороны суши или по берегу, будет уничтожено. Зона довольно ограниченная, но это лучшее, что можно сделать.

Я решил, что пора вмешаться:

– Что скажете о… гм… цели нашей экспедиции? Место не тронуто?

Сутъяди фыркнул:

– Оно вообще-то цело?

Я наградил капитана гневным взглядом. Сутъяди с самого начала полагал, будто мы охотимся за призраком. Усовершенствованная психотехника Посланника читала нюансы его поведения словно раскрытую книгу. Сутъяди думал, что описанные Вордени ворота – археологическая выдумка, имевшая целью немного пощипать финансовые запасы корпорации «Мандрагора».

По представлениям Сутъяди, Хэнд продавал заведомо порченый орешек, а его хозяев вынуждала к действию обыкновенная жадность, подстегиваемая паническим страхом оказаться у кормушки последними. Капитану казалось, что по прибытии на место состоится разоблачение обыкновенной мистификации. На брифинге в виртуальной конструкции Сутъяди не особенно распространялся, но недоверие явно читалось на его аватаре.

Что ж, мне было трудно осуждать капитана. Судя по всему, добрая половина группы думала то же самое. Они просто рассмеялись бы ему в лицо, не предложи Хэнд ошеломляюще выгодный, гарантировавший выход из войны контракт.

Не далее как месяц назад я сам отнесся к сообщению Шнайдера с таким же недоверием.

– Да, объект обнаружен, – голос Сунь звучал как-то странно. Насколько я знал, раньше она не входила в число сомневающихся, а теперь тон вовсе граничил с благоговейным страхом. – Это… ни на что не похоже. Ни на что, мне известное.

45
{"b":"20085","o":1}