ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Сунь, ворота открыты?

– Нет. Насколько можно понять, нет. Лейтенант Ковач, мне кажется, детали лучше прояснит госпожа Вордени.

Я постарался прочистить горло:

– Вордени? Как слышно? Прием.

– Я занята, – сердито ответила археолог. – Что обнаружили на судне?

– Пока ничего.

– Хорошо. И мы ничего. Конец связи.

Я взглянул в сторону Сутьяди. Тот стоял неподвижно, уставив глаза в одну точку где-то перед собой и без всяких эмоций на свежей физиономии новенького «Маори». Хмыкнув, я снял наушник и отошел к палубной лебедке – проверить, работает ли она. Уже за моей спиной Сутьяди потребовал обстоятельного доклада от Хансена.

Схема лебедки оказалась не сложнее, чем у погрузчика нашего шаттла. С помощью Вонгсават мне удалось запитать мотор прежде, чем Сутьяди отключился от канала связи. Его взгляд вернулся к нам как раз вовремя, чтобы увидеть, как барабан начал медленно вращаться, и крюк остановился над первым из неводов.

Достать сети из воды оказалось не так просто. Понадобилось минут двадцать, чтобы просто зацепить их, и к этому моменту к нам успели присоединиться Крюиксхэнк и Депре, закончившие свою разборку с крысами. И все равно переваливать через борт и укладывать пропитанные холодной водой тяжелые сети было работой нешуточной. Никто из нас не ходил в море на рыбацком судне и, что совершенно понятно, невозможно сразу управиться с сетями, не имея начальной подготовки. Мы скользили по палубе и постоянно падали.

Впрочем, добыча того стоила.

В последней секции невода мы увидели останки двух тел, по груди и ногам обмотанные сохранившими свой блеск новенькими цепями, когда-то увлекшими их под воду. Рыба обглодала плоть до костей, и кожа, напоминающая старую клеенку, висела клочьями. Черепа с пустыми глазницами оказались нелепо прислонены один к другому так, будто два пьяницы смеются над одним и тем же дурацким анекдотом. Трясущиеся головы и дикий оскал.

Какой-то момент мы стояли молча, разглядывая находку.

– Хорошая догадка, – сказал я, обращаясь к Сутьяди.

– Имеет смысл взглянуть.

Он подошел ближе и стал внимательно изучать лежавшие в сети кости.

– Сначала их раздели, потом обмотали сетью. Это видно по положению рук, ног и концов цепи. Понятно, что сделавший это не хотел, чтобы тела всплыли. Непонятен смысл. Зачем прятать тела здесь, если сам корабль дрейфует на воде и его может захватить любой, например, житель Заубервилля, желающий спастись?

– М-да. Однако никто не спасся, – заметила Вонгсават. Депре задумчиво отвел взгляд в сторону, посмотрев вдаль, на линию горизонта. Там догорал Заубервилль. Затем он предположил:

– А если это военная акция?

Припоминая даты и события, я мысленно оценил шансы.

– Год назад военные действия шли далеко к западу отсюда. А теперь они на юге. – Я кивнул в сторону дымов на горизонте. – Похоже, что-то их напугало. Не думаю, что сюда пришли делать то, что могло спровоцировать удар с орбиты. Это могла быть операция прикрытия, отвлекающий маневр перед бомбардировкой. А помните Буткинари-Таун?

– Еще бы, – сказала Вонгсават, со значением поднося руку к левой скуле.

– Примерно год назад. Кажется, новость прошла по всем каналам. Массированный налет. После такого на планету не нужно посылать команду спасения гражданских лиц.

– Так для чего же они спрятали трупы? – спросила Крюиксхэнк. Я только пожал плечами.

– Чтобы убрать подальше от чужих глаз. Не дать обнаружить себя с воздуха, избежать прибытия команды по расследованию. Исключить вероятность попадания тел в руки противника прежде, чем дела в Кемпополисе пойдут в гору.

– В Индиго-Сити, – поправил Сутъяди.

– Да уж… Только не произносите этого названия при Сяне. Он едва не вцепился мне в горло, стоило назвать Дананг жестоким ударом. А я еще думала, будто говорю комплимент!

– Называйте как хотите.

Я задумчиво поводил глазами из стороны в сторону.

– Штука в том, что, если исключить найденные нами трупы, судно предстает обыкновенным траулером, за которым никто никогда не вернется. Оно не привлечет никакого внимания и ни хрена не значит в сравнении с глобальными событиями.

– Если траулер из Заубервилля, тогда это местная проблема, – возразил Сутъяди. – Но кто были эти люди? Нет ли поблизости судов старого Чанга? Ковач, до них километров тридцать!

– Нет причин считать траулер местным. – Я махнул рукой в сторону совершенно спокойного моря. – На этой планете можно нанять судно в Буткинари и переплыть океан, не пролив чашки кофе.

Крюиксхэнк тут же выступила со своим мнением:

– Да, тела можно спрятать и в лодке, забросав чем попало. По сути, ничего не меняется.

Депре молча подошел к сети и приподнял край. Оба черепа смотрели на него.

– Стеков памяти здесь нет, – констатировал Депре. – Тела опустили в воду, чтобы их нельзя было опознать. Думаю, в воде это происходит гораздо быстрее, чем на судне, где только крысы.

– Смотря какие крысы.

– Да ты эксперт по крысам…

– Возможно, их похоронили таким способом, – последнее предположение исходило от Амели Вонгсават.

– Что, в рыболовной сети?

– Мы теряем время, – громко произнес Сутъяди.

– Депре, вывали их на палубу и упакуй так, чтобы останки не достались крысам. Позже нам может понадобиться заключение эксперта. Вонгсават и Крюиксхэнк, я поручаю вам обыскать судно от киля до клотика. Ищите то, что поможет узнать, что тут произошло.

– Иди, не знаю куда, и принеси, не знаю что, – недовольно возразила пилот.

– Выполняйте. Интересует все, что даст информацию. Например, одежда этих двоих…

Капитан покачал головой, с раздражением думая о новых фактах.

– Короче, осмотрите все. Абсолютно все. Мне нужен результат. Лейтенант Ковач, пойдете со мной. Нужно проверить охрану периметра.

– Конечно.

Его уловку я принял с легкой улыбкой.

Сутъяди не собирался проверять периметр. Он уже знал обстановку от Хансена и Сунь, так же, как я. И после них не нужно было проверять.

Сутъяди не хотел видеть периметра. Он хотел видеть ворота.

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

Эту картину Шнайдер описывал не раз.

Однажды, в один из спокойных моментов в гостях у Респинеджи, про это говорила мне Вордени. Мы даже заказали трехмерную модель ворот в одном фотоателье, на Энгкор-роуд, воссоздав артефакт при помощи нашего археолога. Чуть позже Хэнд и компьютер «Мандрагоры» обработали изображение до масштабов полноразмерной модели, обход которой мы совершили в виртуальной реальности.

Ни одна модель не могла сравниться с реальностью.

Ворота стояли в сделанном людьми углублении, словно растянутое в высоту экранное отображение одной из картин школы дименсионализма либо элемент идиотского техномилитаристского пейзажа работы Мглонго или Осупила.

По виду гигантской структуры чувствовалась, что она словно вложена сама в себя, причем не один раз – напоминая шесть или семь летучих мышей десятиметрового роста, прижавшихся друг к другу спинами, как фаланга в позиции «обороны».

В конструкции не было ничего, напоминавшего собственно «ворота».

В сумраке, под скупыми отблесками света, пробивавшегося между нависавших сверху скал, все сооружение будто пригнулось в напряженном ожидании.

Основание конструкции имело треугольную форму со сторонами приблизительно в пять метров. Впрочем, нижняя часть основания больше походила на вросшие в землю корни дерева, чем на геометрически правильную конструкцию. Насколько я мог судить из прежнего опыта, материал выглядел обычным для марсианских сооружений сплавом темного цвета с матовой черной поверхностью. На ощупь поверхность не отличалась от мрамора или оникса, однако всегда стреляла в тебя статическим электричеством, хотя и не слишком чувствительно.

Облицовка из техноглифов грязно-зеленого и красного цвета обрамляла всю нижнюю секцию странными, неровными волнами, нигде не поднимаясь выше одного метра от уровня грунта. У верхней границы символы казались потерявшими четкость и менее яркими – они словно истончались, теряя качество и даже уверенность присущего им единого стиля. Словно марсианские исполнители этой техногравировки опасались работать вблизи того, что находилось на одну плитку выше – чуть позже именно это сказала Сунь.

46
{"b":"20085","o":1}