ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Потянувшись назад, Хэнд загасил одну из свечей, не вставая со своего места. Обычная маска уже вернулась на его лицо. Голос казался совершенно ровным.

– Ковач, ты как всегда: подходишь к неизвестному с позиции накачанного шимпанзе. Пора знать, что некоторые ритуалы требуют уважительного отношения, независимо от их прямого эффекта.

– Кажется, я могу это понять в общих чертах. Но тебя просто тянет рассуждать в терминах платежных систем. Услуга за услугу или «qui pro qui». Небольшая услуга ценой малой крови. Очень выгодно, Хэнд, и вполне, вполне в корпоративном стиле.

– Ну что тебе нужно, Ковач?

– Интеллектуальной беседы. Жду на улице.

Пройдя сквозь занавеску, я с удивлением отметил легкую дрожь в руках. Вероятно, непроизвольная реакция имплантированных в ладони биопластин. Иногда они чувствительнее носа гончей собаки и отзываются на любое вмешательство в цепь, управлявшую рефлексами. Скорее всего мои биопластины переносили радиацию хуже остального тела.

Я не мог избавиться от запаха из жилища Хэнда. Словно влажное тряпье, запах прилип к нёбу, и я попытался выхаркать его. В висках запульсировала боль. Поморщившись, я замычал словно настоящая обезьяна. Словно обезьяна, которую резал своими руками. Прочистив горло, осторожно кашлянул в последний раз и присел на стул в комнате для совещаний. Руки больше не дрожали.

Хэнду понадобилось около пяти минут для того, чтобы убрать атрибуты своего культа и снова предстать в образе готового к действию сотрудника «Мандрагоры», каким его привыкли видеть в лагере. Под глазами у него красовались синие круги, а кожа приобрела серый оттенок. Но я не заметил в глазах Хэнда того отстраненного выражения, которое наблюдал у остальных, быстро умиравших от радиации. Похоже, он вообще не выпускал наружу свои ощущения. Используя весь свой опыт Посланника, я видел в его облике лишь готовность к неизбежности.

– Надеюсь, это достаточно важно, Ковач.

– Надеюсь, что нет. Амели Вонгсават доложила о самопроизвольном отключении бортовой системы мониторинга. Прошлой ночью «Нагини» была обесточена минут пять или шесть. – Задумчиво покачав головой, я продолжил: – Да. Именно так. Что было не сложно сделать. По словам Амели, достаточно выключить цепь питания. И никаких сигналов тревоги.

– О Дамбалла… – Хэнд смотрел в сторону берега. – Кто еще знает?

– Ты. Я. Амели Вонгсават. Она сказала мне, я сказал тебе. Наверное, ты расскажешь все своему богу? Надеюсь, он что-нибудь посоветует.

– Ковач, давай не будем…

– Хэнд, время принимать управленческое решение. Я считаю, Вонгсават здесь вне подозрения. В противном случае не существует причин рассказывать мне о факте отключения. Я определенно знаю, что не могу подозревать самого себя и, очевидно, тебя. Но решить, кому доверяю из остальных сверх сказанного, не могу.

– Вонгсават протестировала корабль?

– Да, по ее словам. Проверено все, что можно проверить на земле. Меня больше волнует оборудование Вордени.

Хэнд устало прикрыл глаза.

– Великолепно, – он стал разговаривать точно как я.

– В смысле безопасности я предложил бы Вонгсават взять с собой нас двоих, скажем – для осмотра нанососедей. Тогда можно будет проверить системы. Вылазку проведем после полудня: после нарушения запретной зоны пройдет вполне достаточно времени.

– Годится.

– Предлагаю тебе носить это при себе. Так, чтобы никто не видел, – я протянул Хэнду полученный от Вонгсават разрядник.

– Умно, не так ли? Хранился в каюте «Нагини» – из стандартного аварийного комплекта. На случай мятежа. Если стрельнешь не того парня, последствия относительно минимальны. – Хэнд потянулся за оружием. – Получи и распишись. – Он опустил компактное оружие в карман куртки. – И поговори с Вонгсават. Она хорошо подготовлена. Нас трое, а вместе мы способны в зародыше подавить любые события.

– Правильно, – Хэнд снова прикрыл глаза, на сей раз придавив веки большим и указательным пальцами. – Да, правильно.

– Знаю. Кажется, кто-то не хочет пропустить нас в эти ворота. Не так ли, Хэнд? Похоже, ты молился не тем ребятам.

Снаружи дала залп батарея ультравибраторов.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Амели Вонгсават подняла нас на высоту пять километров.

Отойдя на безопасную дистанцию, она включила автопилот.

Нас было всего трое.

Собравшись в рубке, мы расселись вокруг голографического дисплея и замерли в ожидании, словно охотники на номерах. Едва прошли первые три минуты ожидания и ни одна из систем «Нагини» не приказала долго жить, Вонгсават облегченно вздохнула. Так, словно ждала этого момента с самой нашей высадки.

– Наверное, волноваться не о чем, – сообщила она без особой уверенности. – Кто бы ни играл в свою игру здесь и сейчас, ему не захочется умирать заодно с остальными – независимо от поставленных целей.

Я невесело добавил:

– Зависит от полученного мандата.

– Ты полагаешь, Ся…

Я приложил палец к губам:

– Никаких имен. Еще не время. Не позволяй воображению опережать события. Между прочим, твоя идея, будто затесавшийся среди нас вредитель верит в свое счастливое спасение, может оказаться ошибочной. У всех нас есть стек памяти на случай, если эта штука свалится вниз. Штурмовик не может рухнуть?

– Нет, если в топливо не подмешали взрывчатку.

– Вот и решение, – заключил я и повернулся к Хэнду. – Верно?

Поиски не отняли много времени. Едва Хэнд взломал защитную мембрану на первой же взятой в хранилище емкости высокого давления, как нас бросило через люк в направлении рубки. Извернувшись, я успел хлопнуть по пульту экстренной герметизации. Автоматика моментально уплотнила люк, закрыв замок с глухим стуком.

Я перевернулся на спину. Из глаз в два ручья текли слезы, а легкие… их просто раздирало от кашля.

– Твою мать!..

В поле зрения показалась Амели Вонгсават.

– Ребята, что вы…

Хэнд жестом приказал пилоту отойти.

– Оксидантная бомба, – захрипел я, продирая глаза. – Снаряжена недавно и поставлена на неизвлекаемость. Амели, что хранилось в первом отсеке?

– Минуту. – Исчезнув в люке, пилот углубилась в диагностику. Потом откуда-то из глубины донесся ее голос: – Похоже, там хранилось медицинское оборудование. Материалы для автохирургии, что-то из антирадиационных препаратов. Два спасательных комплекта на случай катастрофы и один костюм для иммобилизации при травме. Да, еще одно место… Заявочный буй «Мандрагоры».

Я кивнул в сторону Хэнда.

– Символично.

С силой оттолкнувшись от пола, я сел и привалился спиной к изогнутой стене.

– Амели… проверь, пожалуйста, где находятся остальные буи. И провентилируй первый отсек до того, как мы снова откроем люк. Я и так умираю слишком быстро, даже без чертова окислителя.

Как раз над моей головой обнаружился диспенсер с питьевой водой. Потянувшись, я достал пару баночек, метнув одну в руки Хэнда.

– Оп-ля! Смоем оксиды.

Поймав банку, Хэнд издал короткий смешок. Я тоже оскалился.

– Итак…

Упаковка пшикнула, и Хэнд задумчиво произнес:

– Итак, что бы там ни было – утечка, имевшая место в Лэндфолле, преследует нас по сей день. Как думаешь, могли посторонние ночью войти в лагерь?

Эта мысль посетила и меня.

– Сомнительно. Многое против этого: нанобы, два кольца внешнего охранения, смертельная радиация по всему полуострову. Чтобы решиться на диверсию, нужно быть конченым психом.

– Те кемписты, что проникли в башню «Мандрагоры», хорошо отвечают данному требованию. В итоге им пришлось погибнуть по-большому… вместе со стеками.

– Знаешь, Хэнд… Будь я на их месте, сам сделал бы то же самое. Уверен: в арсенале корпорации есть особые средства для виртуальных допросов.

Не обратив никакого внимания на мой выпад, Хэнд продолжал рассуждать:

– Пробраться на борт «Нагини» вряд ли труднее, чем проникнуть в здание «Мандрагоры».

– Да. Но больше похоже на другое: в нашем доме завелась крыса.

57
{"b":"20085","o":1}