ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– А что с Яном? – спросила Вордени. Голос ее дрожал.

– Он съехал, пока нас не было рядом. – Вдруг меня как током ударило. – Он прошел в ворота? Вы это видели?

– Да, тютелька в тютельку, – неожиданно ядовито сказала Вонгсават. – Мужики умеют пилотировать, когда захотят. Черт, это был мой корабль…

– Он был напуган, – без всякого выражения сказала археолог.

Депре взглянул на нее через кровавую маску.

– Мы все были напуганы, госпожа Вордени. Это его не извиняет.

– Дурак!

Она обвела нас полубезумными глазами.

– Вы все! Гребаные! Идиоты! Он боялся не этого. Чертова. Представления. Он боялся вот кого!

Она наставила на меня палец. И пригвоздила взглядом.

– Где Сян? – наконец спросила Сунь. В этом светопреставлении чужих технологий никто и не вспомнил про обычно молчаливого ниндзя.

– Отчасти размазан по Люку, – грубовато ответил я. – Остальное прилипло к полу у выхода в причальный порт. Спасибо ультравибраторам «Нагини». Вероятно, он напугал Яна. Не так ли, Таня?

Вордени спрятала глаза.

– А его стек?

Лицо Сутъяди не выражало ничего, но я и не нуждался в картине его внешней реакции. Волчьи импульсы пытались сделать со мной то же самое: хотелось оскалить клыки.

Упакуйте и заберите стеки с собой.

Я легко справился с рефлексами и отрицательно покрутил головой.

– Маркус, это ультравибраторы. Он получил залп в упор.

– Но Шнайдер… – Голос Вонгсават дрогнул, однако она продолжила:

– Я надеюсь…

– Забудь о Шнайдере. Он уже мертв.

– Придет его очередь…

– Забудь о нем, Амели. Он реально мертв.

Их взгляды сосредоточились на мне, как и не желающий поверить взгляд Вордени.

– Я заминировал топливо «Нагини». Поставил на детонацию с условием ускорения в планетарной гравитации. Он испарился в момент прохождения ворот. Ничего не осталось.

Над нашими головами сошлись в механическом танце две новые волны золотистых и фиолетовых стрел. Сверкая, одна стирала другую.

– Ты взорвал «Нагини»? Уничтожил мой корабль?

Нетрудно понять, какие чувства владели пилотом. Но внешне Вонгсават казалась почти спокойной. Депре вполне здраво заметил:

– Раз от «Нагини» ничего не осталось, вероятно, Карера посчитает нас мертвыми.

Хэнд смотрел на меня с тем же видом, какой был у него около зарослей сонгспира.

– Возможно. Если Карера действительно ждет нас за воротами. Если наш Посланник не играет в свою игру.

– Хэнд, что такое? Неужели успел войти в долю со Шнайдером? Вы же шли в паре.

– Ковач, о чем ты говоришь…

Возможно, нет. Я не был уверен, к чему склониться.

– Карера придет в любом случае. Таков способ его мышления. Он захочет увидеть корабль. У него должен быть способ борьбы с нанобами. Но пока он останется на месте. Видит, как падают на песок обломки «Нагини» и как по нашу сторону ворот идет полномасштабный военный конфликт. Что на время охладит его пыл. И даст нам фору.

– На что нам фора? – спросил Сутъяди.

Наступил переломный момент, и в ход пошла пресловутая интуиция Посланника. Периферийное зрение докладывало о выражениях лиц и позах, оценивая степень лояльности или недоверия. Ограничивая эмоциональный фон, я оставлял лишь то, что могло пойти на пользу ситуации, и гасил остальное. Отказавшись от волчьего понимания лояльности, я смягчил то, что еще витало в пространстве между мной и Вордени. И опустился в холодную определенность момента. Момента истины. Посланник – время действовать и время сыграть последнюю карту.

– Прежде чем заминировать «Нагини», я снял со спасенных тел скафандры и спрятал их в нише ближайшего зала, первого за причальным портом. Кроме одного, с пробитым шлемом, остальные вполне пригодны к использованию. Нужно их просто зарядить. Воздушные баллоны накачаются сами из окружающей нас атмосферы. Достаточно включить клапан. Уйдем в два приема. Один из первых вернется со скафандрами и заберет остальных.

– И это в предположении, что Карера ждет нас за воротами. Не думаю, что это правильно, – язвительно заметила Вордени.

Я спокойно ответил:

– Я не говорил, что мы уйдем сейчас. Предлагаю пойти за скафандрами и забрать их, пока есть такая возможность.

– Но что, если Карера окажется на корабле? Что тогда делать? Будем прятаться?

Лицо Вордени снова исказилось ненавистью. Я ждал этой реакции.

– Да. Именно так. Предлагаю спрятаться. И подождать. Команда, высаженная на борт, должна иметь средства, чтобы локализовать нас у причального порта. Они не должны найти ничего, что подтвердило бы наше присутствие здесь, на борту, до момента, когда «Нагини» прошла сквозь ворота и разлетелась на атомы. Что логически означает факт нашей смерти. Таким образом, Карера выигрывает вчистую. В соответствии с общим планом он сбрасывает заявочный буй и уходит. Потому что не располагает ни людьми, ни временем на захват корабля длиной в пятьдесят километров.

– Нет, не располагает, – согласился Сутъяди, – но оставит небольшую группу прикрытия.

Я успокоил аудиторию.

– Тогда мы убьем их.

– He сомневаюсь, что по другую сторону ворот будет стоять второй заслон, – печально сказал Депре.

– И что? Господи, Люк… Ты ведь этим зарабатываешь? Нет?

Профессиональный убийца только улыбнулся в ответ.

– Да. Но мы едва переставляем ноги. А ты ведешь речь о свежих бойцах «Клина». Здесь оставят человек двадцать и столько же – по ту сторону ворот.

– Не верю, что мы на самом деле…

По корпусу прокатилась дрожь, заставив Хэнда и Вордени споткнуться, стоя на месте. Остальные устояли благодаря своей подготовке, однако…

Корабль застонал всеми своими фибрами. На этот стон едва слышимым низким звуком отозвались сонгспиры.

Внутри появилось нехорошее предчувствие. Что-то здесь не так.

Взглянув на экран, я увидел, что атака уже захлебнулась. На сей раз чуть ближе, чем при первой волне.

– Когда меня не было, вы решили, что мы в безопасности? Правильно?

– Ковач, мы действительно пришли к такому выводу. Стараясь говорить убедительнее, Вонгсават кивнула на Сунь и Вордени. Системный аналитик утвердительно наклонила голову. Вордени продолжала упрямо сверлить меня глазами.

– Судя по состоянию друзей, подвешенных над нами, они находятся здесь приблизительно двенадцать столетий. Нам известен и возраст наиболее молодых развалин Санкции IV. Отсюда вывод: нападения, подобные нынешнему, происходили по меньшей мере сто раз. И без какого-либо успеха.

Снова предчувствие беды. Обостренное чутье Посланника опять напомнило о себе. Я кожей чувствовал: что-то не так и дело плохо. Казалось, обоняние уловило запах гари.

… ловят несущую частоту…

… сонгспиры…

… время замедляет ход…

Я посмотрел на экраны.

Пора уходить отсюда.

– Ковач?

– Нужно уходи…

Я почувствовал, как слова сами сорвались с пересохших губ, словно против воли. И остановились.

Атакующая сторона сделала новый, по-настоящему сильный ход.

Из передней части их корабля словно вылетело что-то живое. Казалось, это была бесформенная и турбулентная клякса черного цвета. Словно на нас устремился сгусток ненависти. На втором экране было видно, как черное образование пожирает космос, оставляя после себя волну сокрушенного пространства. Чтобы понять сущность явления, не стоило напрягаться слишком долго.

Гиперпространственное оружие.

Плод неслабой фантазии. И тайная мечта любого большого начальника из флота Протектората.

Корабль – марсианский корабль! – содрогнулся. Теперь я точно знал, что второй, не похожий ни на что, был вовсе не марсианским. Наш корабль запульсировал так, что меня едва не вывернуло наизнанку. С нестерпимой силой заныли все до единого зубы. Закачавшись, я опустился на одно колено.

Перед столкновением в космос что-то ушло. Нечто бурлившее, изгибавшееся и широко раскинувшееся в пространстве, словно готовое взорваться. Я слышал, как напряжение отдавалось в корпусе корабля, и казалось, вибрация эта выпадала прямо из окружавшего нас реального пространства.

84
{"b":"20085","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Моя потрясающая бабушка из Сага. Том 11
Академия оборотней: нестандартные. Книга 1
Стамбул Стамбул
Глотнуть воздуха. Дни в Бирме
Острые края (сборник)
Острые предметы
Раб. История одного преображения
Назови меня своей судьбой
Шатун