ЛитМир - Электронная Библиотека

– Лужков ведет себя как маленький Наполеон, уже нос задрал и видит себя Президентом. А от Гусинского в Правительстве Москвы по четвергам получают конверты… Для каждого чиновника лежит своя сумма: от пятисот долларов до нескольких тысяч. Так сказать, эквивалент ценности конкретного служащего… Надо бы проверить эти сведения, Александр Васильевич!

В.А. Гусинскому было обидно, что Б.А. Березовский меня посещает, а он не может. Владимир Александрович считал себя не глупее Бориса Абрамыча. И напрасно. Березовский перехитрит, переиграет кого угодно, а не сможет – так убежит: «А уж от тебя, Гусь, и подавно уйду!» В итоге так и получилось. Сообразив, что через меня до Президента не доходит «выгодная» информация, Березовский решил действовать через Таню Дьяченко. Раскусил он будущего советника Президента России по имиджу быстро. Таня обожает подарки. И Березовский преподнес ей сначала с виду «Ниву» – изнутри иномарку, потом «Шевроле»… Приглашал женщин из семьи Президента в дом приемов ЛогоВАЗа, изысканно угощал. Именно там весной 1996 года был разыгран спектакль для «бедной» Тани, когда Федоров, Юмашев и Березовский пугали дочку Президента «кровожадными убийцами» Барсуковым и Коржаковым. Но мыльная опера лопнула, так и не достигнув кульминации. Хотя так называемая «Новая газета» пыталась из того, записанного на пленку спектакля состряпать уголовное дело под названием «Фавориты». Березовский на второй день после записанного разговора прибежал к Барсукову с этой пленкой, причитая, что не имеет к ней никакого отношения, тем самым сдав и сумасшедшего Федорова, и хитрозадого Юмашева, и наивную дуру, вместе взятых.

…Как-то за обедом, обращаясь ко мне и Барсукову, Президент повысил голос:

– Почему вы не можете справиться с каким-то Гусинским?! Что он вытворяет?! Почему везде разъезжает?! На него все жалуются, и моя семья тоже. Сколько раз случалось, что Таня или Наина едут, а им перекрывают дорогу из-за этого Гусинского. Тоже мне, гусь лапчатый… Его НТВ распоясалось, ведет себя нахально. Я вам приказываю: разберитесь с ним.

Эта тирада означала, что Березовский отыскал верную дорогу к ушам Ельцина.

– Как разобраться, если нет законных оснований? – спросил я.

– Неважно… Зацепитесь за что-нибудь, преследуйте его везде, не давайте ему прохода. Создайте ему такую атмосферу, чтобы у него земля под ногами горела.

– Хорошо, подумаем, как создать такую атмосферу.

На следующий день, 2 декабря 94-го года, мы ее создали. Я приказал установить за Гусинским демонстративное наружное наблюдение или, выражаясь профессиональным термином, «японское». Кортеж банкира, как правило, состоял из четырех машин. Одна из них – «форд» – по внешнему виду напоминала броневик. Гусинский и вправду вел себя на дороге нахально: нарушал правила движения, мог двигаться по встречной полосе. Чтобы не отстать от быстроходного обоза телемагната, требовалось лишь плотно сесть ему на «хвост». Утром сотрудники подразделения наружного наблюдения СБП подъехали к воротам дачи Гусинского в Успенском и прицепились. Так, все вместе, под сирены добрались до здания мэрии на Новом Арбате – там был расположен офис «Мост-банка». Охрана банкира нервничала, сам Гусинский тоже до смерти перепугался. Он сразу же позвонил начальнику ГУВД В.И. Панкратову и сообщил, что его кто-то преследует. Тот перевел Гусинского на Рушайло – начальника Московского РУОПа. Владимир Борисович Рушайло – человек неглупый во всех отношениях. Он прислал для разведки обстановки оперативную группу. Ребята подошли к моим сотрудникам и попросили предъявить документы. После обоюдного представления мирно и спокойно, расстались. Эту сцену из окон мэрии наблюдали служащие группы «Мост» во главе с хозяином.

Когда руоповцы уехали, преследуемый впал в панику. В отчаянии он рискнул использовать свое «секретное оружие», своего «Трианона», – позвонил Евгению Вадимовичу Савостьянову, который в ту пору возглавлял управление ФСК по Москве и Московской области.

– Женя, выручай, за мной бандюки какие-то увязались. Приехали менты по моему вызову, ничего с ними не сделали, умотали. Надежда только на тебя! – кричал слюнями в трубку Гусинский.

Его слова я привожу дословно, убрав только ненормативную, сугубо банкирскую лексику. Они взяты из радиоперехвата разговора.

Женя, как верный, хорошо прикормленный пес, выслал хозяину на помощь группу захвата из Московской ФСК. Но случилась накладка – смену, заступившую на дежурство, Савостьянов отчего-то не решился послать на «операцию», а отправил тех, кто уже отработал сутки. Парни эти перед уходом домой «расслабились» и приехали на разборку подшофе. Вместо того чтобы спросить у «бандюков» документы, начали стрелять. Сделали несколько пробоин в машине. Одна пуля попала в сотрудника Службы безопасности Президента капитана С. Никитина и пробила ему новую кожаную куртку. Он попытался выйти из машины, но получил рукояткой пистолета по темечку – нанесенная травма была зафиксирована в медицинском освидетельствовании. И вдруг кто-то из группы нападавших узнал коллегу, с которым работал прежде. Если бы этого не произошло, инцидент мог бы закончиться трагически – стрельбой на поражение.

Во время этого неожиданного столкновения я находился на мероприятии в Большом Кремлевском дворце. Мне доложили о стрельбе, о звонке Савостьянову. Я рассказал о случившемся Ельцину.

– Немедленно подготовить указ о снятии Савостьянова с должности, – приказал Президент и с раздражением добавил: – Не в тот огород борода козлиная полезла.

Минут через тридцать документ уже был подписан.

Я вызвал начальника Центра специального назначения контр-адмирала Геннадия Ивановича Захарова и велел ему лично поехать к мэрии, проверить машины Гусинского, обратив особое внимание на броневик. Тот взял с собой небольшую – 10 человек – группу бойцов своего спецназа. Они заблокировали проходы в здание и обыскали лимузины Гусинского. К сожалению, броневик «Форд» успел удрать. Захаров на своем «рафике» просто не в состоянии был за ним поспеть. Зато в остальных автомобилях обнаружили незарегистрированные пистолет Макарова и три помповых ружья, а также фальшивые удостоверения сотрудников милиции (ГУВД), незарегистрированные радиостанции, настроенные на милицейскую волну, сканирующие устройства, позволяющие вести радиоперехват.

Водитель бронированного «Мерседеса» Гусинского заперся в машине. На предложение выйти ответил категорическим отказом. Ему положили на крышу гранату, и он выскочил как ошпаренный. Хотя граната была безопасной – в нее даже не вставили запал.

Охранники «Гуся» действительно больше часа пролежали животами и лицами на снегу. Но лишь по одной причине – московское милицейское начальство не решалось доставить их за незаконное хранение оружия и поддельные документы в отделение. Пришлось звонить министру внутренних дел. И только по личному указанию генерала армии Ерина прислали, наконец, группу из МВД для оформления задержанных лиц.

Все это случилось в пятницу. А в субботу Борису Николаевичу в Барвиху позвонили помощники Сатаров и Батурин. Президент не хотел с ними разговаривать – не выносил наглых звонков в выходной день. Он только вышел из кинозала, пребывал в хорошем настроении, а тут адъютант сообщил о настойчивых телефонных звонках помощников.

– Ну что там еще? – вздохнул Ельцин и взял трубку.

Сатаров суматошно объяснил, что Коржаков самовольно устроил провокацию, из-за которой сейчас все банкиры России в срочном порядке пакуют чемоданы, а деньги переводят за рубеж. Президенту необходимо выступить с обращением, чтобы остановить панику.

Никакого обращения Ельцин делать не хотел, но и признаться в истинных мотивах инцидента тоже не мог.

– Ну ладно, пишите, что хотите, – зевая, ответил шеф Сатарову и пошел отдыхать.

Успешно удалось упаковать чемоданы только Гусинскому. Он, единственный из российских банкиров, отбыл в добровольную ссылку на пять месяцев в Лондон, а Березовский почувствовал себя победителем.

Рассказами Березовского про всемогущего Гусинского я был несколько заинтригован. И даже мысленно представлял Владимира Александровича эдаким Шварценеггером: высоким, сильным мужчиной, с властным выражением лица и проницательным взглядом. Но в жизни все оказалось проще и примитивнее.

44
{"b":"200868","o":1}