ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дорогой шеф, или Немножко нервно
Утраченный дневник Гете
Весь этот свет
Диетология. Руководство
Победная весна гвардейца
Руководство для девушек по охоте и рыбной ловле
Гнев
Кузнец душ
По осколкам разбитого зеркала
A
A

Ее рука нырнула в глубь его брюк, одновременно она засунула палец между ног под кружевные трусики и начала водить им туда и обратно в своем лоне. Рука моментально оросилась ее собственной влагой, а пышущая жаром расщелина затрепетала.

Другая ее рука проскользнула под бархатную твердость его пениса. Спутанные влажные волосы его промежности пружинили. Она сгребла его мошонку в ладонь, прижав ее к натянувшимся трусам. Его спина выгнулась дугой.

– Пора, – прошептала она.

Она приникла к спине мотоциклиста, ощущая запахи кожи и мужского пота, ее собственных выделений и выхлопных газов проносящихся мимо автомашин. Она засунула обе руки в его трусы, одной рукой массируя мошонку, а другой обхватив древко члена.

Она принялась сильнее трудиться над ним, обхватив член уже обеими руками. Ноги еще крепче сжали бока мотоцикла. Ее промежность плотнее уперлась в заднее сиденье.

Его грудь бурно вздымалась, она слышала его тяжелое дыхание, несмотря на шум дорожного движения. Его спина выгнулась, прижав ее груди. Ее соски натянули майку, во всей груди ощущалась ноющая боль. Потной щекой она прислонилась к его плечу, плотно сомкнув глаза, вдыхая запах кожи.

«Давай, давай…» Ее рука крепче сжала член, двигаясь вверх и вниз по горячей скользящей кожице. Над ними было голубое небо, замелькали металлические фермы. Замигали лучи солнца, отраженные водой. Под ними сверкнула Темза, когда они вдруг одолели подъем и мотоцикл вылетел на Тауэрский мост. А она все сжимала член рукой и двигала ею вперед и назад, вперед и назад.

Байкер всем телом забился в конвульсиях в ее руках. На секунду она встала во весь рост, упершись стопами в подножки мотоцикла, оторвав зад от сиденья и наклонившись вперед. Ее парусиновая юбка так и осталась задранной на бедрах. Она почувствовала, как густая горячая влага потекла по ее ляжкам. Горячая влага, которая была еще прохладной на промокшей развилке ее кружевных трусиков.

Спина мотоциклиста выгнулась дугой.

Сильная струя горячего семени ударила ей прямо в руки внутри его кожаных брюк. Он кончал, приподнявшись над сиденьем мчащегося мотоцикла. Он кончал еще и еще прямо в ее ладони, резкими толчками подаваясь вперед всем тазом, подергиваясь узкими бедрами, обвитыми ее руками, его обтянутые ягодицы на какой-то момент подскочили вверх, почти достав до ее лица.

Она жадно вдыхала запах пота, кожи и его семени, ощущая аромат цветов в пору цветения.

Заднее колесо мотоцикла занесло.

Шеннон подскочила, непроизвольно ухватилась за талию водителя и тяжело шлепнулась обратно на сиденье, широко раздвинув ноги.

Мотоцикл обогнул участок, где велись дорожные работы, проскочил на красный свет и оказался под мостом у станции метро.

Неудовлетворенная, она поерзала по сиденью мотоцикла. От запаха байкера, оставшегося на ее руках, у нее перехватывало дыхание от желания. Она прижалась всем телом к нему, массируя своей грудью его спину, не обращая внимания на восхитительную боль.

Мотоцикл курьера нырнул в боковые улочки, попав в узкие проулки среди пакгаузов, соединенных высокими заборами. Рев мотора эхом отдавался среди викторианских кирпичных стен.

Резко заскрежетали тормоза, и мотоцикл застыл под кирпичной аркой.

» Шеннон услышала слабый голосок. Она с трудом сообразила, что это звук радиоприемника мотоцикла разносится под мостом.

Оглохшая от шума, потрясая руками, она откинулась назад.

– Это нечестно! – выпалила она, задыхаясь. – Нечестно! Ты уже все… кончил, а я еще нет.

Мотоциклист не обращал внимания на ее слова. Не успела она пошевельнуться, как он задрал ногу, слез с мотоцикла и быстро поставил его на подпорки. Затихло последнее эхо мотора. Жаркий, совершенно пустой проулок, куда они заскочили, был поразительно тих. Где-то над рекой слышался крик чаек.

Байкер потянул за ремень своего шлема. Он сдернул его с головы и пригладил обеими руками густые влажные волосы. Одной рукой он дернул молнию на своей куртке. Она распахнулась, открыв мягкую, мокрую от пота майку и блестящие мускулы. От него пахло потом и извергнутым семенем.

– Я…

Прежде чем Шеннон сумела что-либо произнести, он встал позади мотоцикла. Она не успела обернуться, как он широкой ладонью шлепнул ее между лопатками и пригнул к мотоциклу. Шеннон налегла на него всем телом, обхватив руками крепление руля.

Она ощутила его колени позади, на сиденье мотоцикла, вздрогнувшего под весом второго человека. Его хриплое дыхание отдавалось эхом под сводами моста.

Шеннон распласталась на корпусе, прижатая грудью к горячему металлу бака. Майка задралась до самого верха. Одна рука крепко прижимала ее книзу, а другой рукой он, ухватив ее за грудь, принялся тискать ее, пока Шеннон, закусив губу, не затрясла головой:

– А-а-а…

Она все еще упиралась стопами в подножки мотоцикла, с торчащим выше головы задом.

Освободившейся рукой он задрал ей юбку до самой талии. Пальцами он зацепил ее кружевные трусики и резко дернул их книзу. Летний ветерок обдал прохладой ее обнаженные ягодицы. Его руки тискали и ласкали ее обтянутые чулками ляжки, поднимаясь все выше и выше.

Затем она услышала звук расстегивающейся молнии.

Невероятно, но она почувствовала, как ее тело само выгнулось дугой, приподняв повыше зад.

Он оседлал ее вместе с мотоциклом.

Его мускулистые бедра уперлись в ее зад, по горячей коже струился пот, пальцы быстрыми движениями ласкали ягодицы. Вновь восставший член уперся во влагалище.

Она почувствовала, как он освободил одну руку и направил его внутрь. Толстая головка члена почти подбросила ее, но обильно смоченные губы приняли его в себя. Она подалась всем телом вверх и назад, помогая войти члену, толкая яички и живот. Его ствол глубоко проник в ее жаркое лоно, с жадностью поглотившее его. Сильными руками он обхватил ее ляжки и притянул к себе.

Все ее тело напряглось.

Доведенная до предела, трепеща от долго сдерживаемого удовольствия, она наконец кончила, почти задохнувшись от обжигающе острого наслаждения, а затем кончала еще и еще, прижавшись голым потным животом к кожаному сиденью мотоцикла, вцепившись руками в твердый металл, пока его руки крепко удерживали ее за талию, а вздувшийся член все долбил и долбил ее; ее киска все крепче сжимала его, пока он не кончил вторично и оба они не отвалились в изнеможении, а эхо их хриплого дыхания отражали кирпичные своды Саутворкского моста.

Наконец он наклонился к ее уху и еще прерывающимся голосом сказал:

– Я ведь даже не знаю, как тебя зовут! Шеннон вскочила на ноги. Еще дрожащими пальцами она отряхнула и расправила одежду, пробормотав что-то себе под нос, сама не зная что.

Его еще горячее семя вытекло из глубин ее лона, оставив пятно на сиденье мотоцикла.

Чувствуя глубокую расслабленность и удовлетворение, охватившее все ее существо, она улыбнулась и подставила лицо солнечным лучам.

– Это было очень мило, спасибо тебе. Прощай!

– Как это, прощай? – жалобно запротестовал он. – Разве я тебя больше не увижу, крошка?

– Нет, – просто сказала Шеннон.

Его голубые глаза выражали неподдельное изумление.

– Я что-то не врубаюсь, крошка! Почему нет?

– Потому что я не хочу, – сказала Шеннон. – Я не по этой части. Впрочем, кое-что ты можешь дать мне. Нет, не деньги. Вот это.

Она подошла и оторвала первую квитанцию из его блокнота. Его голос все еще звучал в ее ушах, пока она направлялась в сторону метро «Лондонский мост»: «Ну почему же?..»

На губах Шеннон блуждала задумчивая улыбка, а мысленно она уже была на обеде.

…Шеннон Гаррет опаздывала к обеду.

Солнечные лучи отвесно падали в узкие лондонские улочки. Каблучки ее босоножек взбивали пыль, когда она, срезав путь через дворик церкви Сент-Джил, запыхавшись, выскочила на Денмарк-стрит.

Она задержалась на минутку, чтобы посмотреть на свое отражение в витрине магазина. Белая блузка и кремовая юбка, белый парусиновый жакет, в руке портфель… Она всмотрелась получше, увидев женщину, которая никак не выглядит на свои тридцать, с волнистыми волосами, стянутыми у висков назад; ее каштановые волосы в витрине магазина казались темно-рыжими.

2
{"b":"20087","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Рай для бунтарки
Сыграй мою жену
Безнадежные войны. Директор самой секретной спецслужбы Израиля рассказывает
Уличный кот по имени Боб. Как человек и кот обрели надежду на улицах Лондона
Хищник. Официальная новеллизация
Темный паладин
Материнская любовь
Гордая птичка Воробышек
Когда темные боги шутят