ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости
Академия чёрной магии
Я – бренд в Instagram и не только. Время, потраченное с пользой
Богатый папа, бедный папа
Пламя и кровь. Кровь драконов
Невеста Смерти
Знаменитое Таро Уэйта
Злодей для ведьмы. Ключ к мечте
Книга жизни. Для тех, кто отчаялся найти врачей, которые могут вылечить
A
A

Какая-то женщина из ближайшей группки помахала ей рукой и крикнула:

– Привет! Ну и холодная же здесь водичка!

– Да, пожалуй, сегодня не поплаваешь. Спасибо. – Шеннон поспешно удалилась.

Она быстро шагала по пляжу.

– Идиотка! – бормотала она себе под нос. – Я же могу прямо сейчас развернуться и вернуться домой, если захочу. Но мне этого не хочется!

Она нашла узкую песчаную полоску у подножия скал. Скалы здесь поднимались полого. По-видимому, когда-то тут прошел оползень, а ныне земляные холмики поросли высокой травой и полевыми цветами. Слышалось жужжание пчел. Шеннон расстелила на песке полотенце, встала на него коленями, скинула рубашку, а затем стянула с бедер юбку. Тонкий материал голубого с золотом бикини туго обтягивал ее бедра и грудь. Может, из-за полуденного зноя или еще по какой другой причине, но она ощутила некоторое возбуждение.

Она стояла на коленях на своем полотенце под лучами солнца. Совсем рядом с ней по самой кромке воды среди набегающих волн шли две юные девушки, взявшись за руки. Одна бессознательно обвила рукой талию другой, а затем ее рука скользнула в бикини, обтягивающее ягодицы.

«Судя по всему, в статье все написано верно», – подумала Шеннон.

Она вынула свою книгу из сумки, раскрыла ее и улеглась на живот. Мягкий песок слегка промялся под ее бедрами. Она было сняла темные очки, но солнечные лучи били прямо в глаза. Тогда она вновь нацепила их и принялась под их защитой осматривать пляж.

Женщины всех возрастов сидели группками на песке, играли в бадминтон, плавали. Она пригляделась повнимательнее. Можно было видеть несколько малолетних малышей, но ни одного мужчины.

Неподалеку молодая женщина в одиночестве загорала на расстеленном полотенце. На вид ей можно было дать года двадцать три. У нее были длинные черные в завитках волосы. Шеннон подумала, что любой мужчина с удовольствием бы полюбовался холмиками ее чуть тронутых бронзовым загаром грудей, выпирающих из тесного лифчика бикини.

Женщина пошевелилась, повернулась на бок (Шеннон заметила резко очерченные черты лица, полуприкрытые от солнца глаза), затем улеглась лицом вниз. Длинные ноги были покрыты песком, который по мере высыхания менял свой цвет от охры до ярко-белого. Любой мужчина загляделся бы на две округлые половинки, разделенные изумрудно-зеленым ремешком бикини. Любой мужчина почувствовал бы… что?

Шеннон вдруг ощутила тепло между ног.

Она села и достала из сумочки крем от солнца. Пластмассовая бутылочка показалась прохладной. Она налила немного бледноватой жидкости в руку и размазала ее по рукам и плечам. Затем вновь наполнила ладонь и принялась размазывать крем по животу, бедрам, ляжкам и икрам.

– Хотите, я вам намажу кремом спину?

Шеннон вскинула голову и смущенно улыбнулась. Молодая женщина в завитках стояла над ней. Солнечные лучи опаляли ее плоский живот, бледные бедра и изумрудно-зеленое бикини. Шеннон присмотрелась к ней. Ее рот был, пожалуй, великоват, чтобы быть красивым, а темные брови слишком густыми. Ее глаза были наполовину прикрыты козырьком от солнца, но когда их взгляды встретились, Шеннон натолкнулась на долгий изучающий взгляд – и перестала улыбаться.

– У вас такая чистая нежная кожа, вы можете обгореть, – произнесла наконец Шеннон. – Давайте сначала я вас намажу, а потом вы меня. Может, принесете ваше полотенце сюда?

– Конечно. – Незнакомка быстро повернулась, кинув через плечо: – Меня зовут Лаура.

– А меня Илэйн.

– Вот и я, Илэйн. – Полотенце упало на песок. Лаура встала на него коленями, а затем плюхнулась всем телом, будто нырнула в воду. – Вы правы, я начинаю обгорать, у меня уже болит кожа.

– Не беспокойтесь. – Шеннон взяла косметичку. – Сейчас мы это поправим.

Легкий ветерок с моря шевелил тонкие волоски на ее руках, сдувал волосы на глаза. Она щедро налила крема в ладонь. После секундного колебания нагнулась и провела ладонью поперек спины Лауры, под развевающимися черными волосами.

Теплая мягкая кожа под ее рукой покрылась мурашками, но тут же разгладилась. Лаура не произнесла ни слова. Шеннон размазала жидкий крем по лопаткам Лауры под тесемками лифчика. Затем подобрала ей вперед волосы и смазала плечи. Крем быстро впитался в разгоряченную кожу.

Затем Шеннон набрала крем в обе ладони, склонилась вперед и принялась массировать ноги Лауры, постепенно дойдя до ее икр. Она добавила крема и вдруг заметила, что ее руки дрожат.

«Можно ли быть уверенной, что она… Впрочем, все сейчас прояснится».

Шеннон добавила еще немного крема на ладонь и стала втирать ее кончиками пальцев в правую ляжку… Нежная кожа дернулась, как у пони, когда на нее садится муха. Шеннон продолжала мягко нажимать на прохладную плоть, не отрывая пальцев, постепенно подбираясь к расщелине между упругими ягодицами Лауры. Вот она уже втирает крем по внешней стороне ягодиц, не покрытой бикини.

Рука Шеннон автоматически потянулась к завязанным узелком тесемкам. Она остановилась. Одно движение – и тонкая ткань упадет…

Она снова набрала крем в ладони и начала массировать другую ляжку, втирая крем движениями вверх, поднимаясь все выше по мягкой округлости попки вплоть до места, где хребет исчезал в трусиках бикини. Усилием воли Шеннон преодолела искушение и заставила свои пальцы двигаться вверх к резко очерченным лопаткам.

Шеннон ощутила теплоту и некоторый трепет между ног. Ее ладони задержались на теплой спине Лауры.

– Здесь я вам помогу сама. – Лаура завела руку за спину и потянула тесемку бикини. Узелок развязался, изумрудно-зеленый лифчик упал на полотенце.

Шеннон увидела плавную линию груди. Вся дрожа, она стала натирать торс Лауры. Ее пальцы поднимались выше, однако она не осмеливалась коснуться груди. Обеими ладонями она ласкала талию, живот, опускаясь все ниже.

Шеннон почувствовала, что трусики ее бикини увлажнились, дыхание участилось. Она присела на корточки. Соски под лифчиком начали затвердевать. На секунду потеряв самообладание, Шеннон подумала: «А вдруг она это заметила! Я хочу ее, я действительно хочу ее».

– А теперь я вас натру, если вы не против, – произнесла Лаура томным, глубоким, волнующим голосом. Она села. На обнаженной груди отпечатались складки, оставленные полотенцем. – Ложитесь на спину.

Шеннон не сняла темные очки. Она поудобнее устроилась на спине под палящим солнцем. На полотенце попали песчинки, занесенные ветром. Веселые голоса раздавались неподалеку; начинался отлив.

Шеннон закрыла глаза. Она чувствовала дуновения теплого ветерка, смешанный запах соли, озона и пота. Она ждала.

Прохладная, липкая от крема рука коснулась ее ноги. Спина Шеннон расслабилась, и пальцы Лауры заскользили по ее икрам к коленям. Вверх и вниз, сначала на колене, затем под ним. Ритмичные поглаживания, растирающие крем по ее горячей коже, массируя ее. Шеннон приподняла другое колено, и процедура повторилась. Затем руки исчезли.

Однако через секунду Шеннон вновь ощутила прикосновение. Теперь ладони ласкали ее ляжки и бедра. Руки Лауры уверенно продвигались вверх, массируя мускулы, покрывая уже смазанную кожу Шеннон новым слоем крема. Чувственные движения привели ее в возбуждение, между ног стало жарко. Она пошевельнулась, едва сдерживая стон.

Пальцы Лауры нежными движениями добрались до чувствительной кожи промежности, спустились вниз, снова двинулись вверх. Шеннон с закрытыми глазами пыталась удержать бедра прижатыми к полотенцу.

Вдруг руки Лауры оставили ее.

Пауза затянулась. Шеннон открыла глаза. Лаура склонилась над бутылочкой с кремом. На ней были только трусики бикини. Соски ее небольших, но полных грудок были бледно-розовыми. Отпечатки, оставленные полотенцем, уже почти исчезли.

Лаура выпрямилась. Шеннон поспешно вновь закрыла глаза. Через мгновение руки Лауры уже растирали крем на горячем от солнца животе, разглаживая кожу. Шеннон почувствовала, как кончики липких пальцев дошли до лифчика, сдвинули его вверх и без задержки двинулись дальше. Ладони Лауры обхватили груди Шеннон. Жар в паху становился непереносимым. Шеннон открыла глаза. Лаура склонилась над ней, стоя на коленях, закрывая солнце, лучи которого пробивались сквозь ее спутанные темные волосы. Ее крепкие ладони еще сжимали обнаженные груди Шеннон. Под взглядом Шеннон соски ее бледно-розовых грудей набухли и затвердели.

23
{"b":"20087","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мир Льда и Пламени. Официальная история Вестероса и Игры Престолов
Мой самый второй: шанс изменить всё. Сборник рассказов LitBand
Чужестранка. Изгнанник: графический роман
Психология для самых маленьких. #дунины_сказки
Злые зубы
Усмири зверя
Метро 2033: Холодное пламя жизни (сборник)
Разрушительница пирамид
Коралина. Графический роман