ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но в одном Мэнди права — им нужны деньги. Сколько бы Джолин ни печалилась о том, что придется снова встретиться с Грантом, именно это она сделает. Остается только надеяться, что ей удастся кое-что заработать. Вздохнув поглубже, она скрестила пальцы на удачу.

Джолин вошла в ресторан, пряча неловкость за быстрым уверенным шагом и ослепительной улыбкой. Кевин сидел у нее на руках.

Она огляделась в поисках Гранта, но его нигде не было видно. Вероятно, он так рано не приходит, предположила она, чувствуя облегчение оттого, что их встреча откладывается.

Мишель, свежая и эффектная, одетая в красивый кашемировый костюм бледно-голубого цвета, приветливо встретила Джолин, представила ее двум работникам, а потом помогла установить манеж в комнате для отдыха по соседству с кухней, откуда за Кевином можно будет присматривать через открытую дверь.

— Надеюсь, все получится, — сказала Джолин, представив, что ей придется разрываться между работой и сыном. Она взглянула на его пушистую макушку и почувствовала, как у нее сжалось сердце. Справится ли она?

— Конечно, получится, — успокоила ее Мишель, погладив по руке. — Мы все здесь будем приглядывать за ним. Я договорюсь с Грантом, чтобы ты заканчивала работу до ленча.

Джолин взглянула на Мишель, несколько удивленная и заинтригованная. К чему Мишель отвлекаться от своих дел, чтобы устраивать это? Не найдя ответа, она собралась просто поблагодарить ее, когда услышала голос Гранта.

«Идет сюда, — отметила Джолин, обернувшись. — Лучшая защита — нападение». И она одарила его своей самой ослепительной улыбкой.

— Доброе утро. Может быть, мы обсудим меню, пока я не приступила к работе?

Грант удивился такой агрессивной приветливости, но порадовался тому, что Джолин не держала на него зла из-за случившегося накануне. Он знал, что именно по его вине она попала в ловушку. Большую часть своих познаний о женщинах он получил от Стефани, своей бывшей жены. Если бы подобное произошло с ней, она заставила бы его жестоко поплатиться за то, что он поставил ее в неловкое положение.

Но Джолин совсем другая. Ему нравилось, как она выглядит, нравились ее «вареные» джинсы, обтягивавшие ноги и ягодицы, нравился нежно-голубой свитер, плотно облегавший грудь, при виде которой ни один мужчина не смог бы остаться равнодушным. Грант понимал, что она особенная. И именно такую женщину он хотел видеть рядом с братом. Тони заслуживал самого лучшего, и, если Джолин действительно окажется такой исключительной, какой кажется сейчас, Грант непременно сделает так, чтобы они были вместе.

Единственное, что его беспокоило, — это то, как он сам реагировал на Джолин. Ее лучистые глаза, казалось, просвечивали его насквозь, и что-то в них заставляло учащаться его пульс.

«Это все метафизика, — сказал он мысленно. — Не обращай внимания. Дрожь со временем пройдет. Она предназначена Тони, так и будет».

Он долго смотрел на нее, прежде чем ответить. Только огромным усилием воли Джолин не позволила себе покраснеть.

— Рад, что вы пришли, — наконец сказал Грант. — У меня такое чувство, что сегодня мы будем вместе творить историю десерта.

— Что заставляет вас так думать? — спросила она.

— Флюиды, — ответил он. — Неужели вы не чувствуете? Это будет волшебно. Я король, а вы Микеланджело. Я эрцгерцог, а вы Моцарт.

Засмеявшись, она лукаво заметила:

— Если подразумевается, что вы мешок с деньгами, а я талант, думаю, вам лучше несколько умерить свои ожидания. Я пришла сюда для хорошей стряпни, а не для высокого искусства.

— Для хорошей? Соглашайтесь на великолепную стряпню, и мы придем к компромиссу, — сказал он, улыбаясь.

Джолин постаралась принять суровый вид профессионала.

— Как насчет меню? — напомнила она.

— Конечно, — ответил он. — Пройдемте в мой кабинет и…

— Я бы предпочла остаться здесь, чтобы приглядывать за Кевином, — прервала его она.

Грант, нахмурившись, взглянул на манеж в соседней комнате.

— Ах, да, Кевин, — в его голосе не было ни капли энтузиазма.

Малыш увидел Гранта, и его личико просветлело.

— Песенье! — закричал он, тыча в Гранта пальцем и радостно подпрыгивая.

Все, кто был в кухне, рассмеялись, и даже Грант изобразил некое подобие улыбки.

— Привет, Кевин, — сказал он, кивнув ребенку. — Извини, сегодня печенья нет. — Отвернувшись от малыша, он грозно взглянул на свой персонал.

— Вам что, больше нечего делать? Джолин показалось, что в его глазах мелькнула искорка веселья. Она очень на это надеялась. Если Грант с Кевином не поладят, ее пребывание здесь, очевидно, будет недолгим.

— Вы уже познакомились со всеми? — спросил Грант, направляясь вместе с ней к столику в углу. — Это Пикар, наш шеф-повар, — он подозвал высокого мускулистого мужчину. Тот широко улыбнулся и окинул Джолин одобрительным взглядом, прежде чем пожать ей руку.

— Мое настоящее имя Гас Блаунт, — признался он ей. — Все это насчет Пикара — для посетителей, которым нравится, чтобы им готовил именно француз.

Джолин рассмеялась: его акцент был ближе к Бронксу, чем к Парижу, к тому же высказывался он очень комично.

— Но неужели у них не появляется никаких подозрений, когда они говорят с вами? Его глаза лукаво заблестели.

— Я никогда не произношу ни слова. Только улыбаюсь и качаю головой, словно совершенно не понимаю английского, и вскоре они оставляют попытки заговорить со мной.

Он продемонстрировал, как все происходит, и она снова рассмеялась.

— А вы знаете хотя бы слово по-французски? — спросила Джолин. Он пожал плечами.

— Ни единого. Но что за беда, ведь улыбка-то на всех языках одинаковая.

— Это точно, — согласилась она, тронутая его откровенностью.

Гас весело помахал ей и вернулся к своей работе. Джолин ликовала: оказанный теплый прием согрел ей душу. Все, кого она здесь встретила, были настроены дружелюбно и приветливо. Один только Грант вызывал у нее беспокойство.

Как она и думала, он дожидался ее, облокотившись на стол с видом человека, который вот-вот начнет стучать ногами.

— Извините, я не хотела заставлять вас ждать. — Но когда она встретилась с ним взглядом, в ее лучистых глазах горел вызов, никак не сочетавшийся со словами.

К удивлению Джолин, его крупный рот скривила улыбка, и она поняла, что он опять смеется над ней.

— Забудьте, — сказал он. — У меня бесконечное терпение.

Джолин нахмурилась, не вполне уверенная, что за этим не кроется очередной подвох. Но прежде чем она успела что-нибудь ответить, кто-то еще вошел в кухню, и Джолин увидела, что Грант приглашает тучную женщину средних лет подойти и познакомиться.

— Это Фу-Фу, — объявил он Джолин, когда женщины пожимали друг другу руки.

— Она будет вашим помощником.

— У меня.., у меня будет помощник? — удивилась Джолин, которой и в голову не приходило подобное.

— Разумеется, — подтвердил он. — Фу-Фу помогает всем, кто в ней нуждается. Она у нас на побегушках.

Женщина поспешно затрясла неаккуратно обесцвеченной шевелюрой и пробормотала что-то неразборчивое, должно быть по-французски.

— Какое странное имя, — озадаченно произнесла Джолин. — Вас зовут Фу-Фу?

— Oui, oui. — Косметика, казалось, была нанесена на ее лицо строительным мастерком, но она так приветливо улыбалась, что таяло сердце.

— Вы, должно быть, из Франции, — сказала Джолин, но все же вопросительно взглянула на Гранта.

— Фу-Фу не из Франции, — покачав головой, объяснил он. — Она из Швейцарии.

— Хорошо, — согласилась Джолин. — Но говорит она по-французски.

— Mais oui, — пропищала Фу-Фу детским голоском. — А еще по-итальянски.

— Она определенно похожа на француженку, — мягко заметила Джолин своему новому боссу и улыбнулась.

— Верно. Словно сошла с одной из картин Тулуз-Лотрека. — Грант театрально вздохнул, подняв брови. — Я не уверен, что нам здесь нужен именно такой имидж, но на безрыбье и рак рыба, что касается французов.

— Вы хотите сказать?..

7
{"b":"20088","o":1}