ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Стеклянные дома
Генератор клиентов. Первая в мире книга-тренинг по автоворонкам продаж
Укрощение тигров. Как стать лидером творческой команды
Гордая птичка Воробышек
Сильные слабости. Как превратить свои минусы в плюсы и стать счастливой
Благими намерениями
Курсант
Французское искусство домашнего уюта
Легенда нубятника

Он крепче обнял девушку и почувствовал, как она тоже прижимается к нему всем телом. Джесс закрыл глаза и с трудом подавил готовый вырваться из груди страстный стон. Он решил лишь держать Онести в объятиях, и не более того! Как бы привлекательна она ни была, какой бы волшебный аромат от нее ни исходил и как бы ни трудно было ему сохранять над собой контроль, он будет спокойно лежать с закрытыми глазами.

Дыхание Джесса остановилось. Нервы напряглись до предела. В этот момент ему хотелось лишь вдыхать аромат ее волос, но губы сами коснулись виска Онести... Потом прижались к ее шее... Теплой мочке миниатюрного уха... Каким-то образом его ладонь оказалась на ее бедре, а пальцы, проникнув под шелк панталон, стали нежно поглаживать гладкую кожу ягодиц. Когда же Джесс почувствовал, как восстала и затвердела его мужская плоть, он порывисто прижал девушку к себе. И тонкое одеяло, которым они оба были прикрыты, показалось ему чуть ли не раскаленным...

Слабый внутренний голос предупреждал, что он балансирует над пропастью, но закипевшая в жилах кровь уже не внимала требованиям рассудка.

А Онести все крепче прижималась к нему. Соски ее груди окаменели. Низ живота запылал нестерпимо жарким огнем. Дыхание сделалось лихорадочным.

Она открыла глаза и на мгновение отстранилась.

– Джесс?

– Вы хотели увидеть кого-то другого?

– Боже, что вы делаете, безумец?!

– Неужели не понятно? Ваши зубы стучат от холода, да так громко, что с этого дерева начали падать листья. Вот я и решил вас немного согреть.

– Но я не просила меня трогать! Равно как и не приглашала ложиться рядом.

– Мне показалось, что в данном случае никакого приглашения не требовалось.

– Не сомневаюсь, что в конце концов это должно было случиться! – пробормотала Онести, чувствуя, как в ней растет раздражение.

– Что должно было случиться? – захихикал он.

– А вот то самое! То, что я здесь, рядом с вами. И готова, как вы, конечно, думаете, безраздельно вам принадлежать. Уверена, что, как только я повернусь на спину, вы окажетесь на мне.

Появившееся на лице Джесса выражение изумления тут же сменилось холодной маской ущемленной мужской гордости.

– Вы не были столь стыдливы и недоступны при первом моем прикосновении.

– Тогда все было по-другому!

– В каком смысле? И что с тех пор изменилось? Ведь я хочу вас! А вы – меня! Назначьте наконец цену!

В глазах Онести вспыхнуло самое настоящее бешенство, щеки сделались пунцовыми.

– Вы спрашиваете, что с тех пор изменилось? Очень многое! Начать с того, что я больше не работаю у Скарлет Роуз. Не желаю выставлять свое тело на потеху каждому постояльцу, независимо от того, сколько тот готов заплатить. Это относится и к вам. Я не продаюсь ни вам, ни кому бы то ни было еще! И ни за какие деньги!

Девушка повернулась на другой бок и потянула одеяло на себя. Она уже не помнила, что еще накануне была готова продать Джессу свою невинность только за то, чтобы он согласился на ее предложение.

Джесс же сжал зубы от злости. Дьявол! Она была холодной как лед! Но к тому же очень усталой и... напуганной.

Однако Онести очень хорошо понимала, что за человек лежал рядом. Ей хотелось наказать Джесса и за допущенную им во время ее сна вольность, и за то, что он разбудил в ней спавшие чувства, чего до сих пор не удавалось сделать никому, но в глубине души Онести очень даже хотелось, чтобы Джесс и дальше был столь же настойчивым...

Она крепко зажмурилась, чтобы горячие слезы, начавшие заполнять глаза, не хлынули по щекам. Дьюс бы сказал, что она очутилась между дьяволом и сладостно сияющим голубым океаном. И в результате накликала на себя больше бед и всякого рода неприятностей, нежели могла переварить.

Наступило время, когда она должна была признаться себе в том, что совершила большую ошибку. А потому должна как можно скорее найти способ избавиться от этого человека...

– Вставайте, Онести! Пора в дорогу!

Девушка на мгновение открыла глаза, несколько раз моргнула и, увидев над собой темное небо, снова сомкнула веки.

– Отстаньте! Еще даже не начало светать.

– К тому времени, когда вы соизволите прийти в себя и одеться, станет совсем светло. К тому же я хотел бы успеть к Новому году попасть в Нью-Мексико. Так что вставайте! Иначе мне придется ехать без вас.

Онести повернулась на живот и подложила под голову вещевой мешок. Ее неудержимо тянуло к Джессу. Кроме того, она чувствовала такую слабость, что сомневалась, сможет ли вообще подняться на ноги, даже если очень захочет.

– Поезжайте! Я вас догоню.

– Как вам будет угодно!

Сквозь дремоту она слышала удаляющиеся шаги Джесса, потом какой-то шорох и скрип подтягиваемых подпруг. После чего вновь стало совсем тихо. Даже слишком...

Она вновь открыла глаза, приподнялась и оглянулась по сторонам.

– Вы ищете меня? – услышала она голос Джесса. Он стоял, прислонившись спиной к лошади, и насмешливо смотрел на нее.

– Вы... Вы просто разбойник! – завопила Онести. – Никогда больше не смейте так со мной обращаться! Или вы забыли, что должны меня охранять?!

Насмешка сбежала с его лица. Он внимательно посмотрел на свою спутницу и холодно сказал:

– В таком случае вам следовало бы приучиться отрывать свою ленивую задницу от постели еще до наступления полудня. Я понимаю, что это никак не вписывается в ваш обычный распорядок дня. Но имейте в виду: если вы не встанете, не оденетесь и не приготовитесь к отъезду до рассвета, то я поеду один.

Онести забросила упавшую на плечо прядь волос за спину и прошипела:

– Тогда мне придется вас уволить с должности телохранителя!

Джесс громко расхохотался:

– Как же бы мне повезло!

Он повернулся и снова принялся подтягивать седло. Онести внимательно посмотрела на своего спутника. В последние дни Джесс пребывал в отвратительном настроении. Онести не была настолько наивной, чтобы не понять причины. Она уже знала, что на состояние духа мужчины сильно влияет сексуальное удовлетворение или же, наоборот, озабоченность. Джесс, несомненно, испытывал последнее...

– Могу ли я надеяться, что ваше дурное настроение пройдет само собой, или же вы намерены продолжать валять дурака до того дня, когда мы расстанемся? – очень холодно спросила Онести.

– Если вы недовольны мной, то поищите другого лопуха, – хмыкнул он в ответ.

– Что ж, может быть, я так и сделаю...

Одевшись, Онести спустилась к реке. Поднимавшееся над горизонтом солнце ослепительными бликами отражалось в глади воды. Онести нагнулась и опустила ладонь в прохладную воду. И тут ее внимание привлекло странное нагромождение скал на противоположном берегу. Казалось, они готовы вот-вот сползти в реку по огромной гранитной плите, служившей им основанием.

Онести долго смотрела на них и вдруг почувствовала, что у нее перехватило дыхание, а сердце бешено заколотилось.

«Правда заключена в плывущих камнях...»

А что, если это они и есть?! Вдруг она и впрямь нашла то, что завещал отец? Неужели после трехмесячных поисков, за которые она обследовала буквально каждую ложбинку, каждый ручеек, каждое ущелье, и все – безрезультатно, ей наконец-то повезло?

Онести посмотрела через плечо назад и увидела Джесса, колдовавшего над костром. По выражению его лица было видно, что он раздражен долгим отсутствием спутницы. Но теперь она не могла вернуться, не убедившись в правильности своей догадки. Или же в очередной ошибке...

Онести сняла башмаки, затем – чулки и осторожно погрузила ногу до лодыжек в воду, которая была такой холодной, что ей показалось, будто бы все тело и даже кости пронзили тысячи микроскопических иголок.

Постояв несколько секунд, она отважно двинулась вперед через быстрый поток. Надо было торопиться, пока Джесс не потерял терпение и не бросился ее разыскивать. За это время Онести должна была пройти каких-нибудь десяток с небольшим метров по мелкой воде. Это не составило бы большого труда, если бы вода не была такой ледяной.

29
{"b":"20089","o":1}