ЛитМир - Электронная Библиотека

Таня согласно кивнула. Лиза же делала все, что прикажут.

С расселением проблем не возникло. Девчонок определили вместе, им досталась комната на третьем этаже, правда, к ним подселили еще двух незнакомок.

Но как-то так само собой получилось, что Таня и Юлька были сразу приняты за старших. Таня из-за ее солидности, а Юлька… Она не задумывалась над этим. Стоило ей попасть в комнату, как она мгновенно освоилась, бросила рюкзак на кровать слева от балконной двери. Таня молча заняла место напротив. А девчонок устроили на оставшихся трех кроватях.

Таня представилась сама и представила Юльку и Лизу. Девчонки назвались: Вероника и Ксюша. – Оказалось, что они из Подмосковья. Учатся в восьмом классе.

– Выходит, мы с тобой тут самые древние, – рассмеялась Юлька, обращаясь к Тане.

– Не думаю, – отозвалась та.

Собственно говоря, Юльке действительно было не важно, есть ли еще в санатории ребята ее возраста. Потому что она распахнула балконную дверь и выглянула наружу:

– Ух ты, – восхитилась она, – отсюда до моря – рукой подать!

Она вышла на балкон и замерла, вглядываясь в бирюзовую гладь до горизонта.

– Силища! – с уважением поделилась она с Таней.

– Да, – согласилась та, – люблю море!

– Смотри, а балкон-то один на всех, длиннющий, – заметила Юлька.

– Прикольно… Ладно, пошли вещи разбирать, а то нам еще в столовую надо идти, – напомнила Таня.

В столовую отправились все вместе. Младшие льнули к старшим. А Таня, видимо, привыкла всех опекать. Да и Юлька не возражала. Что ж с ними делать, глупые еще.

На столах стояли таблички с номерами. Девчонки без труда нашли свой.

– Я столько не съем! – испугалась Юлька, когда пожилая полная тетенька в белом халате поставила перед ней тарелку с первым.

Размеры тарелки внушали уважение. В одной такой тарелке можно поместить салат на всю семью, или использовать ее вместо супницы.

– Да что ты, детка, – всплеснула руками добрая тетечка, – кушай! Бледненькая какая! Господи! Вам надо поправляться, – уговаривала она девочек, – иначе будете болеть, и женихов у вас не будет, – о женихах она произнесла громким шепотом и покосилась на соседний стол, где как раз эти самые «женихи» и сидели, причем с двоими из них Юлька была знакома. Как-никак летели вместе. Наверное, мальчишки все слышали. Вон, у одного даже уши стали малиновыми. Незнакомый мальчишка с малиновыми ушами вдруг посмотрел на Юльку и покраснел еще сильнее.

– Приятного аппетита, – неожиданно произнес он.

– Взаимно, – Юлька растерянно улыбнулась. Взяла ложку и погрузила ее в суп, исходящий ароматным паром.

– Вежливый, – заметила Таня, покосившись на соседний стол.

Добрая женщина расставляла тарелки и приговаривала:

– Бедные дети! Это из какой же дали прилетели! Ох, страсть-то какая! Там ведь у вас витаминов нету, и солнышка нету. А у нас-то благодать! Конечно, вам бы на лето сюда, – сокрушалась она, – но на лето у нас только блатным путевки полагаются, – снова понизила голос тетенька. – Ну, ничего, мы вас выходим, птички вы мои малые. Как вас звать-то?

Девочки представились.

– Ну, а меня зовите тетей Зоей. – Она улыбнулась широко и добродушно, как родная. – И добавки, добавки не забывайте спрашивать!

Когда тетя Зоя удалилась, девчонки не выдержали и стали хихикать. Юлька медленно ела обжигающий суп, непривычно густой и жирный. Удивляясь сама себе, она осилила содержимое бездонной тарелки. Вспомнила, что давно не ела. Правда, она оказалась единственной за столом, кто осилил порцию супа. Ну, разве только маленькая Лиза не подвела тетю Зою.

За супом последовали громадные блюда со вторым. Это уже был явный перебор. Но жареная рыба пахла так вкусно! И Юлька постаралась втолкнуть в себя хоть кусочек.

Компот пила, отдуваясь.

– Ой, кажется, я свое пузо не втащу на этаж, – жаловалась Вероника. Ксюша с ней согласилась. Лиза скромно потупила глазки.

– Да, кормить, как видно, будут на убой, прощай, талия! – констатировала Таня.

После обеда захотелось спать, просто смертельно! Но как же тут спать, когда надо все посмотреть, пробежаться по территории, сходить к морю. Но, как оказалось, вот так запросто гулять по территории было никак нельзя. В санатории существовал четкий распорядок дня, все ребята обязаны были ему следовать.

Так что после обеда никого из корпуса не выпустили. Прибежали медсестра, воспитательница и двое вожатых – девушка и парень. Они разогнали ребят по комнатам, пообещав к вечеру раздать всем расписание лечебных процедур и школьных занятий.

– А сейчас нам что делать? – спросила Юлька.

– Тихий час! Отдыхайте! – приказала медсестра.

– Спать днем?! – возмутилась Юлька. – Тут что, детский сад?!

Медсестра нахмурилась:

– Здесь санаторий, девочка! И ты приехала сюда укреплять здоровье! Поэтому будь добра подчиняться общему распорядку и не нарушать дисциплину!

Юлька плюхнулась на кровать и обреченно вздохнула. Вот тебе и раз! Прилетела к морю! Нет, она понимала важность дисциплины. Все-таки не один год занималась легкой атлетикой. Спорт, он, знаете ли, построен на очень жесткой дисциплине. Но здесь в санатории спортом и не пахло. Юльку заперли в корпусе и собирались заталкивать в нее пищу, как в утку, заставлять спать днем и лечить! Вы меня простите, но это уже ни в какие рамки не лезет!

Юлька поделилась своими соображениями с девчонками.

– Погоди, все устроится, – пообещала Таня.

– Я не могу ждать, – возмутилась Юлька, – мне надо тренироваться!

– Здесь наверняка есть спортивный комплекс, – предположила Таня, – надо только спросить…

– Ага, есть ли у нас в расписании спортивные занятия. – Юлька попыталась передразнить медсестру.

А вот и она. Легка на помине. Вошла без стука, раздала градусники и удалилась.

– Вообще! – Юлька сунула градусник под мышку. – Зачем, спрашивается, строить санаторий на берегу моря и никого к этому морю не пускать? Это, значит, чтоб больные дети с тоской вглядывались в синюю даль, потом постепенно впадали в депрессию, становились вялыми и безразличными, и тогда их можно безнаказанно лечить, они и слова не скажут!

Таня засмеялась. Ее робко поддержали остальные.

– Ну, ты скажешь. – Таня покрутила головой.

Юлька воодушевилась. Она влезла на кровать с ногами и стала сочинять на ходу:

– Представляете, прилетаем мы домой, а наши родители нас не узнают. И не хотят забирать с собой. Они требуют вернуть им их детей; а нас, то есть жирных, равнодушных и вялых непонятно кого – вернуть обратно, туда, откуда приехали!

– Ой, мама! – испугалась Лиза.

А Таня уже хохочет вовсю, повалилась на кровать, ногами дрыгает.

Юльке тоже смешно.

Но досмеяться им не дали, снова явилась медсестра, на этот раз за градусниками.

– Девочки, во время тихого часа должна быть тишина! – строго заметила она. Взглянула на Юлькин градусник:

– А у тебя, между прочим, температура!

– Да нет у меня никакой температуры, – огрызнулась Юлька.

– Как же нет! Тридцать семь и одна!

– Какая же это температура, – не сдавалась Юлька.

– Повышенная! – заявила медсестра и с оскорбленным видом выплыла из комнаты.

Юлька разозлилась окончательно. Даже хотела позвонить родителям, чтоб ее немедленно забрали отсюда.

– Да не связывайся ты, – посоветовала Таня, – пусть говорит, что хочет. Она же на работе.

– А мне здесь нравится, – негромко сказала Лиза.

– А я тоже домой хочу, – всхлипнула Ксюша.

– И я, – добавила Вероника.

– Ну-ну, успокойтесь, – прикрикнула Таня, – подумаешь, градусники им дали и спать заставили. Вы же ничего еще здесь не знаете. Мы только первый день.

Девчонки замолчали, прислушались.

– Вы как хотите, – Юлька вскочила с кровати, – а я пойду на разведку.

– Как?

– Куда? – всполошились все.

Юлька подмигнула:

– Во время тихого часа проверять нас не будут, так? Вот я и сбегаю на волю.

– Да как ты из корпуса-то выйдешь? – не поняла Таня.

3
{"b":"2009","o":1}