ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Не было, пожалуй, среди лидеров меньшевиков такого человека, который бы столь враждебно относился лично к Ленину, как Федор Дан. Это именно он во время дебатов в русской секции Копенгагенского конгресса в августе 1908 года заявил, что Ленин «губит партию». На вопрос 3. И. Кржижановской, как может один человек погубить партию, Дан раздраженно ответил: «Да потому, что нет больше такого человека, который все 24 часа в сутки был бы занят революцией, у которого не было бы других мыслей, кроме мысли о революции, и который даже во сне видит только революцию. Подите-ка, справьтесь с ним»76.

С приездом Дана в Париж атмосфера в редакции «Социал-Демократа» стала очень напряженной. Ленину приходилось постоянно вести борьбу с членами редакции — меньшевиками. Но несмотря на все трудности, становившиеся подчас невыносимыми (был момент, когда борьба достигла такого напряжения, что Ленин чуть было не ушел из редакции), Ленин и на страницах «Социал-Демократа» вел решительную борьбу против ликвидаторства и отзовизма, против примиренчества, против Троцкого. Его статьи занимали в газете центральное место. В отдельных номерах публиковалось до четырех его статей. Всего в газете было опубликовано более 80 статей и заметок Ленина.

На смену реакции шел новый революционный подъем. «Полоса полного господства черносотенной реакции кончилась. Начинается полоса нового подъема. Пролетариат, отступавший, хотя и с большими перерывами — с 1905 по 1909 год, собирается с силами и начинает переходить в наступление»77, - писал Ленин.

Одним из важнейших показателей, по которому Ленин мог судить о наступлении нового революционно подъема, были письма из России, особенно от рабочих. Обобщая впечатления Ленина (и свои лично) о письмах такого рода, Крупская сообщала 18 ноября 1910 года женевским большевикам: «В Питере, пишут, дела пошли отлично, рабочие недурно сорганизовались по районам, старые работники входят опять в работу, у рабочих сильная тяга в партию. Привет товарищам. Ильич кланяется. Н. К.»78

Рабочие забастовки, борьба крестьян против помещиков и кулаков, демонстрации рабочих и студентов в связи со смертью Л. Н. Толстого — все это свидетельствовало об оживлении революционных и демократических сил, о повороте в настроении народных масс. В 1911 году в стачках участвовало свыше ста тысяч рабочих — вдвое больше, чем в 1910-м. В этих условиях еще более возрастала роль пролетарской партии, которая одна только и могла возглавить и политические выступления рабочего класса, и его экономическую борьбу.

Между тем антипартийные течения и группы, существовавшие внутри российской социал-демократии, усилили в 1910–1911 годах свою фракционную деятельность. Они противопоставили себя партии. Меньшевики-ликвидаторы по-прежнему выступали с открытой проповедью ликвидации партии.

Еще вреднее ликвидаторов, по мысли Ленина, был Троцкий и его сторонники. «…Троцкий и подобные ему „троцкисты и соглашатели“, — с возмущением писал Ленин, — вреднее всякого ликвидатора, ибо убежденные ликвидаторы прямо излагают свои взгляды, и рабочим легко разобрать их ошибочность, а гг. Троцкие обманывают рабочих, прикрывают зло, делают невозможным разоблачение его и излечение от него»79.

Много вреда приносили и отзовисты, которые окончательно откололись от большевиков и обособились в самостоятельную фракцию, сгруппировавшись вокруг своего фракционного журнала «Вперед» (Г. А. Алексинский, А. А. Богданов, А. В. Луначарский и др.). Особенно агрессивно по отношению к Ленину и ленинцам вел себя Алексинский.

Однажды вечером, — вспоминает Крупская, впередовцы ворвались в кафе на авеню д’Орлеан, на заседание большевистской группы16*. Алексинский прервал председателя и потребовал слова. Когда ему было отказано, он свистнул. Его пособники решили сорвать собрание и стали опрокидывать стулья, оскорблять собравшихся. Тогда хозяин кафе потушил свет, что утихомирило страсти. «Драка не состоялась, — пишет Крупская- Но долго после этого, чуть не всю ночь, бродил Ильич по улицам Парижа, а вернувшись домой, не мог заснуть до утра»80.

Все, кто тяготел к примиренчеству (А. И. Рыков, Л. Б. Каменев, Г. Е. Зиновьев и др.), тормозили партийную работу. Члены Русского бюро ЦК, занимавшие примиренческие позиции, сначала Дубровинский и Гольденберг, а затем (после их ареста) Ногин и Лейтейзен, вели бесконечные переговоры с ликвидаторами, а те саботировали ЦК. В результате в течение полутора лет, прошедших после январского Пленума, созвать ЦК в России так и не удалось.

Примиренцы А. И. Любимов (Марк) и М. К. Владимиров (Лева) основали летом 1911 года парижскую группу так называемых «большевиков-партийцев» (они назвали себя так, желая подчеркнуть свои объединительные стремления). Примиренцем был и С. А. Лозовский Дезориентированный внутрипартийными разногласиями, он в этот период, по словам Крупской, предпочел уйти во французское профессиональное движение17*.

«Рабочая газета»

Борьба за возрождение партийных центров

В августе 1910 года был решен вопрос об издании большевиками (совместно с группой меньшевиков-партийцев во главе с Плехановым) нового нелегального печатного органа — «Рабочей газеты». Инициатором ее создания был Ленин.

«Мы рассчитываем на помощь местных организаций и отдельных групп рабочих, — писал Ленин в „Объявлении об издании „Рабочей газеты““, обращаясь к русским рабочим, — ибо исключительно их активная работа над газетой, исключительно их поддержка, их отзывы, их статьи, материалы, сведения и замечания могут поставить на ноги и обеспечить ведение „Рабочей Газеты“81.

В первом номере, который вышел в Париже 30 октября (12 ноября) 1910 года, указан адрес для корреспонденций и писем: „Мг. Oulianoff, 4, rue Marie Rose, Paris XIV“. Это был адрес квартиры Ленина, адрес штаб-квартиры партии.

Первый номер „Рабочей газеты“ был напечатан в типографии „Imprimerie Union“, находившейся на бульваре Араго, дом 50.

В ответ на ленинское обращение в Париж прибывали десятки писем и корреспонденций со всех концов России. В одной из корреспонденций с Урала, напечатанной в № 6 „Рабочей газеты“, говорилось: „Мы не можем, к сожалению, сказать, что у нас сохранилась прочная организация со всеми необходимыми для нее коллективами, районами и т. д. Но у нас осталась преданность делу РСДРП, уцелели отдельные единицы и группы людей, которые неустанно ведут дорогое им дело РСДРП“.

Автор другого письма (фамилию свою он не назвал), из Иркутской губернии, выражая глубокую благодарность за посылку ему „Рабочей газеты“, пишет: „Находясь в глуши и далеко от центра, мне за последнее время не было известно о жизни нашей партии… Пишущему эти строки приходилось ходить на 2 вечера и читать „Рабочую газету“, делать разъяснения, так как люди желают знать что-нибудь новое, но не могут сами читать, ибо малограмотные и совсем есть неграмотные“. Далее он пишет: „Вполне сочувствую благому начинанию — Организ. Ком. за созыв Всероссийской конференции, дабы положить конец „ликвидаторскому“ злу… Шлю привет. Ссыльный — рабочий Иван“. Особенно трогательны следующие строчки: „Постараюсь среди своих знакомых собрать несколько рублей — хотя бы немного помочь Вам, товарищи“82.

Ленин руководил „Рабочей газетой“ и редактировал ее. В газете сотрудничали С. И. Гопнер, Н. А. Семашко, С. Г. Шаумян и другие большевики. Секретарем редакции была Крупская. Большую материальную помощь оказывал газете Горький.

Появились кружки содействия „Рабочей газете“; они оказывали ей материальную помощь и помогали редакции в транспортировке газеты в Россию. Первый такой кружок, естественно, был создан в Париже, затем они появились в Берне, Цюрихе, Антверпене, Копенгагене, Стокгольме, Льеже и других городах Европы.

Вокруг ленинской „Рабочей газеты“ разгорается напряженная идейная борьба. Троцкий и его сторонники противопоставляют ей венскую „Правду“. Формируется блок между „голосовцами“, троцкистами и „впередовцами“ против Ленина, большевиков и поддерживавших их меньшевиков-партийцев.

11
{"b":"200940","o":1}