ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Великое перерождение
Мужские правила
Никого не жаль
Танцы на стеклах
Карма
Таблетка полиглота. Как изучать иностранные языки
Интроверты. Как использовать особенности своего характера
Gears of War: Господство
Лгунья
Содержание  
A
A

Об этой напряженной борьбе мы узнаем, в частности, из письма Н. К. Крупской от 20 декабря 19Ю года В. А. Карпинскому и его жене в Женеву:

„…Дорогие друзья, что это от Вас ни от кого ни слуху, ни духу. Как дела с „Рабочей газетой“, сколько экз. продано? Много ли послано в конвертах?

Из России получили ряд благоприятных отзывов. В Россию пошло около 1700 номеров, требуют еще 200, но у нас уже разошлись почти все 3000 и, чтобы набрать необходимые 200 номеров, надо собирать отовсюду остатки.

Троцкий через Венскую группу поднял поход на „Рабочую газету“. Призывает рабочих всячески бороться с „Рабочей газетой“, как предприятием фракционным.

В Цюрихе Троцкий читал реферат и провел ту же резолюцию… Из всего этого — нам прислали подробный отчет о реферате Троцкого — видно, что устанавливается блок между голосовцами, троцкистами и впередовцами для борьбы с большевиками и меньшевиками-партийцами“83.

„Рабочая газета“ сыграла большую роль в разоблачении этого „заговора против партии“. В каждом ее номере звучал пламенный призыв Ленина к борьбе. „За работу же, товарищи! — писал Ленин во втором номере „Рабочей газеты“ 18 (31) декабря 1910 года. — Боритесь везде и повсюду за постройку организаций, за создание и укрепление рабочих с.-д. партийных ячеек, за развитие экономической и политической агитации. В первой русской революции пролетариат научил народные массы бороться за свободу, во второй революции он должен повести их к победе!“84

Тираж „Рабочей газеты“ доходил до 5 тысяч экземпляров. И большая часть тиража, несмотря на огромные трудности, попадала из Парижа к месту назначения — в Россию. Bceго вышло в Париже девять номеров газеты; последний— 30 июля (12 августа) 1912 года.

„У нас теперь „положительная“ работа во всю, — пишет Крупская 12 мая 1911 года М. В. Кобецкому. — „Рабочая газета“, „Звезда“. „Мысль“, участие в разных легальных органах России, школа…

С этой стороны было бы все хорошо, если бы наши примиренцы не ставили подножек из боязни „восстановления фракции“… надежды на созыв российской коллегии ЦК нет уже никакой, все это знают; пленум мешают созвать меньшевики, заседающие в большинстве в ЗБЦК.

Недавно Либер ездил по швейцарским колониям с рефератом, воспевая „Рабочее дело“ и „Рабочую мысль“, понося „Искру“, восхваляя ликвидаторов из „Нашей зари“ вообще и Потресова в частности. Ликвидаторы его поддерживали всячески. Акимов приветствовал и т. д. 18*

Рабочие на местах строят организации, только аресты донимают.

Ну, всего лучшего. Н. К.

В. И. шлет большой привет“85.

Как много говорит исследователю этот драгоценный документ! Здесь и успехи, которыми гордятся большевики: постановка „Рабочей газеты“, начало выхода в России легальных марксистских органов газеты „Звезда“ и журнала „Мысль“, начало работы ленинской школы в Лонжхомо, восстановление — после страшного урона, нанесенного годами контрреволюции, — местных партийных организаций. Здесь и гневные слова о подрывной работе ликвидаторов и попустительстве им со стороны примиренцев.

Вопрос о созыве партийной конференции был в принципе решен на январском Пленуме 1910 года. Однако подготовке конференции мешала раскольническая деятельность ликвидаторов, „впередовцев“ и троцкистов, а также „подножки“ примиренцев.

Ленин и другие большевики, члены ЦК, находившиеся в эмиграции, а также польские социал-демократы берут на себя инициативу созыва совещания членов ЦК за границей.

Совещание проходило в Париже с 28 мая (10 июня) по 4 (17) июня 1911 года. Из девяти членов ЦК РСДРП, находившихся за границей и приглашенных на совещание, прибыли все, за исключением бундовца Ф. М. Ионова.

В совещании участвовали три представителя от большевиков (В. И. Ленин, А. И. Рыков и Г. Е. Зиновьев), два от Социал-демократии Польши и Литвы (Ян Тышка и Ф. 0. Дзержинский), по одному от Бунда (М. И. Либер), „Голоса Социал-Демократа“ (Б. И. Горев) и Социал-демократии Латышского края (М. В. Озолин).

Совещание поставило в порядок дня „вопрос о воссоздании ЦК в связи с общим положением партии“86.

С докладом выступил Ленин. Он изложил историю попыток восстановления Центрального Комитета РСДРП в России, закончившихся арестом всех большевиков, членов Русской коллегии ЦК. Ленин указал, что ликвидаторы полностью устранились от участия в работе коллегии. Совещание избрало комиссию по созыву конференции — Заграничную организационную комиссию (ЗОК). На нее было возложено образование Русской коллегии из представителей местных партийных организаций для проведения практической работы на местах по созыву конференции.

Подводя итоги работы июньского совещания. Ленин писал: «Все большевики должны сплотиться теперь теснее… собрать разрозненные силы и идти в бой за РСДРПартию, очищенную от проводников буржуазного влияния на пролетариат»87.

В конце сентября 1911 года на совещании представителей местных партийных организаций в Баку была создана Российская организационная комиссия (РОК)88.

«Впервые после четырех лет развала и разброда, — подчеркивал Ленин, — собрался — вопреки невероятным преследованиям полиции и неслыханным „подножкам“ голосовцев, впередовцев, примиренцев… русский с.-д. центр… Впервые работа по восстановлению нелегальных организаций на местах систематически и дельно охватила… обе столицы, Поволжье, Урал, Кавказ, Киев, Екатеринослав, Ростов, Николаев, — ибо РОК собралась после объезда всех этих мест… Конечно… трудности предстоят еще гигантские… Но главное сделано. Знамя поднято; рабочие кружки по всей России потянулись к нему, и не свалить его теперь никакой контрреволюционной атакой!»89

Видную роль в приближении конференции сыграло совещание заграничных большевистских групп, состоявшееся в декабре 1911 года в Париже. Роль этих групп была в тот период очень велика. «Заграничная база необходима и неизбежна для партии, которая действует в таких условиях, как наша, — отмечал Ленин. — Это признает всякий, кто подумает над положением партии». «Пока есть столыпинская Россия, — подчеркивал Ленин, — есть эмиграция, она связана тысячами нитями с Россией и никакими ножами не перережете»90.

В то время большевистские и объединенные группы РСДРП существовали во многих городах Европы: Антверпене, Берне, Бремене, Берлине, Женеве, Лозанне, Лейпциге, Лондоне, Нанси, Льеже, Брюсселе, Ницце, Цюрихе и др. Они помогали распространять партийную литературу, пересылать ее в Россию, собирали средства для нужд партии. Заграничные группы содействия РСДРП служили источником кадров, посылая партийных работников в Россию, на места. Особенно большую роль играла парижская группа большевиков, работавшая в 1908–1912 годах под непосредственным руководством Ленина19*.

Пражская конференция РСДРП

Парижский кружок содействия «Рабочей газете» 11 ноября 1911 года обратился к заграничным большевистским группам с предложением созвать совещание групп содействия РСДРП, готовых оказать помощь Российской организационной комиссии.

Совещание заграничных большевистских групп состоялось в Париже 14–17 (27–30) декабря 1911 года. На нем присутствовали 11 делегатов с решающим голосом (от Парижа, Нанси, Цюриха, Давоса, Берна, Женевы, Льежа, Берлина и Бремена). Совещательные голоса имели Ленин, Крупская, Семашко и другие члены оргбюро по созыву совещания и работники редакции «Рабочей газеты»91.

Детально осветив ход борьбы против ликвидаторов, «впередовцев» и примиренцев начиная с январского Пленума ЦК, Ленин в своем докладе подчеркнул, что решительный разрыв с ними был вызван отмежеванием несоциал-демократических элементов от партии. Уделив особое внимание созыву общепартийной конференции РСДРП, Ленин указал, что образование Российской организационной комиссии знаменует конец партийного кризиса.

Совещание постановило: объявить о создании большевиками Заграничной Организации РСДРП с отделами (секциями) на местах, привлекать в них всех партийцев, согласных поддерживать Российскую организационную комиссию, Центральный орган партии «Социал- Демократ» и «Рабочую газету». Совещание приняло предложенную Лениным резолюцию, которая приветствовала образование Российской организационной комиссии, и заявило, что поддержка ее — долг каждого партийца. На совещании был избран Комитет Заграничной Организации. В него вошли И. Ф. Арманд (она выступала на совещании с докладом об организационных задачах большевиков), М. Ф. Владимирский и Н. А. Семашко (оба выступали по вопросу о положении дел за границей), В. Н. Манцев и Н. В. Кузнецов (Сапожков). Все пятеро — члены парижской группы большевиков.

12
{"b":"200940","o":1}