ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

7* М. И Ульянова приехала к Владимиру Ильичу в Женеву в октябре 1908 года. Ходила на занятия в Женевский университет, собиралась поступать на курсы языков в Сорбонне (Париж), чтобы получить звание учительницы французского языка

8* Свидетельство о браке (франц.).

9* По сведениям, которые удалось уточнить французскому писателю Жану Фревилю в архиве департамента Сена, это был шестиэтажный дом. В нижнем этаже были три лавки, на остальных этажах — меблированные комнаты. Отель не имел названия. В настоящее время на месте, где помещались дома по бульвару Сон-Марсель, начиная с № 21 и кончая № 35 (все они снесены), помещаются здания Института палеонтологии и клиники для полицейских

10* В настоящее время квартира в доме № 4 по улице Мари-Роз превращена в музей, который оборудован Французской коммунистической партией в сотрудничестве с Институтом марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. Музей был открыт 27 апреля 1965 года. Еще раньше, 22 апреля 1945 года, на доме была установлена мемориальная доска с надписью: „Ленин (22 апреля 1870 г. — 21 января 1924 г.) жил в этом доме с июля 1909 по июнь 1912 г.“.

11* Ленин прилагал усилия к тому, чтобы переубедить заблуждавшихся товарищей, помочь им вернуться на партийные позиции. Так, в июле 1009 года на страницах „Пролетария“ он высказал уверенность, что „т. Лядов, много лет поработавший в рядах революционной социал-демократии, но так долго останется в новой фракции богостроителей-отзовистов…“ и вернется в партию большевиков (ПСС, т. 19, стр. 58).

Много сил приложил Ленин, чтобы сохранить для партии такого даровитого работника, как Луначарский. Горький вспоминал, как Ленин говорил ему: „Луначарский вернется в партию… На редкость богато одаренная натура. Я к нему „питаю слабость“. Я его, знаете, люблю, отличный товарищ! Есть в нем какой-то французский блеск. Легкомыслие у него тоже, французское…“ („Воспоминания о В. И. Ленине“, т. 2. М., 1969, стр. 250).

Для Ленина было очень характерно понимание и великодушие по отношению к бывшим противникам, нашедшим потом дорогу к партии. Впоследствии, в декабре 1918 года, он сказал о некоторых деятелях, признавших необходимость Октябрьской революции и тяготевших к большевикам: „…когда есть люди, которые увидели свою ошибку, тогда надо принять их, отнестись к ним снисходительно“ (ПСС, т. 37, стр. 381).

Бывшие члены группы „Вперед“, осознавшие свои ошибки, заняли после Октябрьской революции высокие посты: Луначарский стал наркомом просвещения, Покровский — его заместителем, Менжинский — наркомом финансов, Красин — наркомом внешней торговли, а затем послом во Франции

12* Необходимо отметить, что западные „советологи“ в „трудах“, посвященных биографии Ленина и истории нашей партии, как правило, изображают в извращенном виде историю борьбы большевиков с ликвидаторами и отзовистами, представляют ее как борьбу Ленина за установление своего личного влияния, „личной диктатуры“ в российской социал-демократии (например, J. Reshetar A concise history of the Communist party of the Soviet Union. N Y, 1960, p. 79, 81).

О том, что вся эта внутрипартийная борьба в РСДРП не имела якобы принципиальной почвы, а являлись лишь результатом „личных трений“ (в частности, между Лениным и лидерами меньшевизма), говорится и в книге, посвященной Ю. Мартову, вышедшей на русском языке в Нью-Йорке („Мартов и его близкие“. Нью-Йорк. 1959, стр. 95)

13* „За 12 лет“ — предполагаемое трехтомное издание произведений В. И. Ленина. Первый том вышел из печати и середине ноября 1907 года в Петербурге. В том вошли основные статьи и брошюры, написанные в 1895–1905 годах.

14* Следует хотя бы очень кратко остановиться на фальсификации философского наследия Ленина западными „советологами“. Они тщательно выискиваю, в его трудах следы непоследовательности, признаки „отхода“ от основных принципов диалектического и исторического материализма, „отхода от Маркса“. Так, искажая грубейшим образом смысл гениального ленинского философского труда, Джон Решетар приписывает Ленину следующее нелепое утверждение: „Лишь партия может решать, как должен отражаться внешний мир“. (/. Reshetar. A. concise history of the Communist party of the Soviet Union, p. 86).

Стремясь принизить роль Ленина как теоретика, упомянутый во Введении Фишер фальсифицирует историю создания труда „Материализм и эмпириокритицизм“, всю борьбу Ленина на философском фронте. „Теперь все это кажется лишь бурей в эмигрантском стакане чаю, — пишет он. — Ленин сам признавался, что ссорились из-за философии потому, что при создавшемся в России положении другого дела не было. Вся полемика Ленин — Богданов отражала патологическое состояние маленькой партии, возглавляемой талантливым забиякой, который был совершенно не терпим к оппозиции и вдобавок разочарован неудачами своей организации, увядавшей вдали от родной почвы“ (L. Fischer. The life of Lenin. N. Y., 1964, p. 67).

В 1968 году издательство Парижского университета выпустило в серии „философы“ небольшую книгу Роже Гароди „Ленин“. Если в „Большом повороте социализма“ Гароди называет „устаревшей“ советскую „модель“ социализма, то в книге, посвященной философскому наследию В. И. Ленина, он объявляет ленинскую формулировку о том, что материалистическая теория является приблизительной копией реальности, „изжившей себя“ (R. Garaudy. Lenine. Paris, 1968, p. 37–38).

Так с открытыми врагами ленинизма смыкаются ренегаты коммунистического движения (как известно, ревизионист Гароди исключен из Французской коммунистической партии).

15* Максимов — псевдоним A А. Богданова

16* Большевистская группа собиралась обычно в одном из кафе на авеню д’Орлеан, иногда в кафе „О Манийер“ в доме № 11 на авеню д’Орлеан, иногда в кафе „О пюи руж“ на углу авеню Шатийон, напротив церкви Сен-Пьер до Монруж. На месте кафе „О пюи руж“ сейчас возвышается здание агентства Парижского национального банка; кафе „О Манийер“ ныне не существует (Жан Фревилъ. Ленин в Париже, стр. 185).

Собрания большевиков часто устраивались и в кафе «Дю Льон», недалеко от статуи Бельфорского льва на площади Данфер-Рошро. В этом кафе был шахматный клуб, и Ленин до начала собрания часто играл там в шахматы (см. воспоминания И. М. Полонского и А. С. Гречнеша-Чернова в книге «О Ленине». М., 1963, стр. 140–141, 196; С. И. Гопнер — во втором томе «Воспоминаний о В. И. Ленине», стр. 293; Н. А. Семашко — в журнале «Прожектор», 1927, № 1 (95), стр. 16–17).

В «Парижском вестнике» за 1910 год (29 октября, № 34, стр. 3) имеется упоминание об этом кафе. На левом берегу Соны, говорится в объявлении, образовался русско-французский шахматный клуб. Его адрес: авеню д’Орлеан, 5. Далее в объявлении сообщалось, что в клубе пока 18 человек и что запись производится по представлению одного из членов клуба по средам и субботам вечером. Членский взнос — I франк за 3 месяца.

В «Парижском вестнике» за 1011 год (№ 7, стр. 4) в разделе «Шахматы» также упоминается это кафе

17* Впоследствии признавший свои ошибки В. П. Ногин был назначен народным комиссаром торговли и промышленности, а С. А. Лозовский выдвинут в 1921 году на пост председателя Профинтерна. Ответственные посты занимает М. К. Владимиров.

18* ЗБЦК — Заграничное бюро ЦК РСДРП. После выхода из него в мае 1911 года представителя большевиков Н. А. Семашко оно находилось в руках ликвидаторов и примиренцев, таких, как М. И. Либер (М. И. Гольдман) — один из лидеров Бунда, ликвидатор, в 1908–1911 годах член ЗБЦК; «Рабочее дело»— журнал «экономистов» (1899–1902); «Рабочая мысль» — газета «экономистов» (1897–1902); «Искра» — ленинская газета (1900 1903); «Наша заря» — легальный журнал меньшевиков-ликвидаторов, выходивший в Петербурге в 1910–1914 годах; А. Н. Потресов — идеолог ликвидаторства, редактор журнала «Наша заря»; В. П. Акимов (Махновец) — меньшевик-ликвидатор.

19* См Приложение (документ № 1)

ГЛАВА ВТОРАЯ

СВЯЗИ С РОССИЕЙ

«Всем духом своим на родине…»

Неразрывна была духовная связь Ленина с Россией. Вынужденная эмиграция только усилила ее.

14
{"b":"200940","o":1}