ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В плане брошюры15* "Европейская война и европейский социализм" сохранилась ленинская пометка: "Приватное собрание левых Интернационала в Копенгагене".

На этом совещании присутствовали: от Франции Ж. Гед и Ш. Раппопорт, от Бельгии де Брукер, от Болгарии Д. Благоев и Г. Кирков от Германии Р. Люксембург и Э. Вурлт, от Польши Ю. Мархлевский (Карский, от Испании П. Иглесиас, от Австрии А. Браун, от России В. И. Ленин, Г. В. Плеханов, Д. Б. Рязанов. Совещание левых обсудило вопрос об опасности оппортунизма во II Интернационале и необходимости усиления борьбы с ним59.

Симптомы решительной размежевки с ревизионистами все более нарастали. "Борьба с ревизионизмом отсрочена, но эта борьба придет неизбежно"60,— писал Ленин, подводя итоги конгресса.

После завершения работы конгресса16* Ленин приезжает 30 августа (12 сентября) 1910 года в Стокгольм для свидания с матерью. Это была их последняя встреча.

Из Стокгольма Ленин снова заехал — по пути в Париж — в Копенгаген и выступил там с рефератом о конгрессе. М. Кобецкий, бывший в то время секретарем Копенгагенской группы содействия РСДРП, вспоминает: "Реферат состоялся в понедельник, 26 сентября 1910 г. На нем присутствовало человек около 100 — членов копенгагенских эмигрантских групп: нашей (группа содействия РСДРП), бундовской, польской, латышской, все почти исключительно рабочие. Владимир Ильич говорил о Копенгагенском конгрессе… говорил очень ясно и просто. Слушатели были очень довольны и благодарны". И далее Кобецкий сообщает один факт, очень характерный для Ленина: "Владимир Ильич с готовностью согласился прочесть этот реферат, тогда как все мои попытки (я был секретарем нашей группы, уговорить кого-нибудь из других наших делегатов выступить с докладом остались безрезультатными"61.

Против клеветы и дезинформации

В день открытия Копенгагенского конгресса, 28 августа 1910 года, газета "Форвертс" напечатала злобную анонимную статью "Русская социал-демократия". Статья имела подзаголовок: "От нашего русского корреспондента". Автор ее (как потом выяснилось, это был Троцкий) писал о разложении, о распаде партии, пытался ошельмовать газету "Социал-Демократ", ЦК РСДРП и Ленина.

Не в первый раз эта газета — центральный орган Германской социал-демократической партии — выступала с тенденциозным освещением положения в РСДРП с позиций ликвидаторов и троцкистов. Изолированные от участия в русском революционном движении, осужденные партийными организациями в России, ликвидаторы и троцкисты обратились за поддержкой к лидерам II Интернационала, тем самым еще раз доказав, что оппортунизм русский, как писал Ленин, проявление оппортунизма международного, доказав родственность свою как правым оппортунистам II Интернационала (меньшевики-ликвидаторы), так и центристам (Троцкий)17*.

Прикрываясь фразами о своей внефракционности, Троцкий старался изобразить дело так, будто борьба между большевиками и меньшевиками идет из-за влияния "на политически незрелый пролетариат"18*. Он извращал большевизм и историю русской революции.

Возмущенные клеветническим выступлением Троцкого и в первую очередь предоставлением ему трибуны редакцией "Форвертс", Ленин, Плеханов и польский социал-демократ Д. Барский обратились с гневным протестом к Правлению СДПГ19*. Публикация редакцией "Форвертс" статьи Троцкого квалифицировалась ими как "беспримерное нарушение интернациональной солидарности и братства по отношению к русской социал-демократии". Самым энергичным образом протестовали она против "вероломной критики" РСДРП и ее центральных учреждений.

"В разгар работы Международного конгресса… — говорилось в письме, — в Центральном органе Германской партии вдруг появляется без какого-либо повода, без всякой видимой надобности статья с невероятными нападками на русскую социал-демократию. В упомянутой статье беззастенчиво критикуется все социал-демократическое движение России; статья пытается в самых мрачных красках представить перед заграницей упадок, бессилие и разложение социал-демократии в России. Далее в ней раскритикованы и охаяны снизу доверху все без исключения существующие фракции и направления в партии; наконец, содержатся грубые нападки по адресу официальных центральных учреждений партии — Центрального Комитета, Центрального Органа — обвинение их в фракционной однобокости и т. д.; неслыханным образом оклеветаны и отдельные члены этих центральных учреждений"62.

Анонимный автор, подчеркивают Ленин, Плеханов и Барский, стремился своей статьей повредить интересам социал-демократического движения в России. Опубликовав статью, центральный орган германской социал-демократии нарушил свой интернациональный долг.

Несмотря на протест Ленина, Плеханова и Барского, антибольшевистская кампания в правой социал-демократической печати продолжалась. Один из лидеров меньшевизма, Мартов, выступает со статьями в "Арбайтер цайтуяг", органе австрийских социал-демократов; появляется новая клеветническая статья Троцкого, на этот раз в журнале "Нойе цайт".

Троцкий старался представить большевизм в виде течения с узкосектантскими взглядами, а отход от РСДРП антипартийных ликвидаторских элементов изображал как разложение всей партии. В другом номере "Нойе цайт" Мартов, открыто проповедуя либерально-буржуазные взгляды на уроки русской революции, исказил смысл борьбы РСДРП за углубление и развитие революции.

Познакомившись со статьями Мартова и Троцкого, Ленин немедленно запросил Каутского о возможности выступить в "Нойе цайт" против клеветы и дезинформации. Как и следовало ожидать, редакция журнала отказалась поместить опровержение Ленина. И он пишет в связи с этим несколько дней спустя Ю. Мархлевскому (Карскому): чрезвычайно обидно, что лидеры II Интернационала, в том числе Каутский, не видят "пошлости и гнусности таких статей, как Мартова и Троцкого… Ведь это прямо скандал, что Мартов и Троцкий безнаказанно лгут и пишут пасквили под видом "научных" статеек!!"63 Далее Ленин сообщает, что "написал уже около половины большой статьи против Мартова и Троцкого вместе"20*, и предлагает Мархлевскому включить в его статью ряд дополнений, в которых резко критикует фальсификацию Мартовым исторической роли пролетариата в революции 1905 года.

Статья Ю. Мархлевского, защищающая ленинскую позицию, появилась в "Нойе цайт" 28 октября 1910 года. Это было еще одним выражением сотрудничества польских социал-демократов с Лениным, большевиками в борьбе против российского и международного оппортунизма64.

Добившись публикации в немецкой социал- демократической печати материалов, опровергающих ложь меньшевиков, Ленин сначала выступает в "Социал-Демократе" со статьей "О том, как некоторые с.-д. знакомят Интернационал с положением дел в РСДРП", а затем со статьей "Исторический смысл внутрипартийной борьбы в России". Эта статья была опубликована 29 апреля (12 мая) 1911 года в № 3 "Дискуссионного Листка". В ней Ленин убедительно доказывает, что Мартов вместо объективного анализа положения в РСДРП "излагает взгляды меньшевизма", а Троцкий "плетется за меньшевиками, прикрываясь особенно звонкой фразой". "…Если немецким товарищам Троцкий говорит, что он представляет "общепартийную тенденцию", то мне приходится заявить, что Троцкий представляет лишь свою фракцию и пользуется некоторым доверием исключительно у отзовистов и ликвидаторов"65, — подчеркивает Ленин.

В 1910–1912 годах меньшевики и Троцкий пытались организовать финансовый нажим на большевиков с помощью своих покровителей в Международном социалистическом бюро, в частности К. Каутского. Дело в том, что Каутский был одним из трех "держателей" (арбитров, членов третейского суда), которым были переданы на хранение, по решению январского Пленума ЦК РСДРП 1910 года, деньги, принадлежавшие большевистской фракции. Сумма равнялась примерно 300 тысячам франков21*.

43
{"b":"200940","o":1}