ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

году он посылал статьи в Петербург в газету "Звезда". Ленин ценил его как знатока французского рабочего движения. В письме ученикам фракционной каприйской школы от 30 августа 1909 года Ленин зовет их приехать в Париж, чтобы послушать лекции таких "нефракционных русских с.-д., выдающихся по знакомству с движением рабочего класса за границей", как Шарль Раппопорт. А год спустя — в письме в Центральный Комитет РСДРП — Ленин с удовлетворением констатирует: "Мы объединили вокруг ЦО и "Дискуссионного Листка" ряд партийных меньшевиков (Плеханов, Раппопорт, Авдеев), с которыми у нас вполне налаживается чуждая всякой фракционности партийная работа, несмотря на все наши разногласия"89.

В своих воспоминаниях о Ленине, написанных в 1924 году, Раппопорт рассказывает: "Я имел счастье работать с ним и под его руководством как "партиец", в центральном органе "Социал-Демократ"… в Париже и как председатель школьной комиссии (школы Лонжюмо, около Парижа). Я видел, как он добросовестно изучал историю революции в Национально!! библиотеке; я часто и долго с ним беседовал… Как Сократ, он более старался узнавать, чем поучать других"90.

Интересны отрывки из "Неизданных мемуаров" Шарля Раппопорта, которые Жан Фревиль цитирует в своей книге "Ленин в Париже" по машинописной рукописи, хранящейся во французской Национальной библиотеке (рукопись была выдана ему по специальному разрешению Фанни Вожейн-Раппопорт, дочери покойного социалистического деятеля). В "Мемуарах" содержится мало данных о жизни Владимира Ильича в Париже. Но они дают возможность определить отношение Раппопорта к Ленину и содержат интересные суждения о нем.

Шарль Раппопорт, полностью поддерживавший некоторые начинания Ленина, не скрывает и того, что их разделяло. "Ленин, как подлинный русский революционер, никогда не остановится в пути", — писал он. Свое собственное поведение он характеризует такими выражениями: "Разумом всю свою жизнь я оставался марксистом (с 1902 г.) и жоресистом в душе".

"Я никогда не был большевиком душой и телом"91.

Ленин не забыл об услугах, оказанных Раппопортом революционному делу, и о его участии в создании Французской коммунистической партии в 1920 году. Эти обстоятельства объясняют тот факт, что, когда в мае 1922 года после 35-летнего отсутствия на родине Раппопорт приехал в Россию, он был тепло встречен в Москве. "Ленин предложил официальному органу, газете "Известия", относиться ко мне как к ветерану социалистического движения", — вспоминает Раппопорт. Однако их встреча не состоялась, так как Ленин заболел в тот самый день, когда намеревался принять Раппопорта. "Всю жизнь я жалел об этом несостоявшемся свидании", — писал Раппопорт.

Знаком был Ленин и с другими французскими социалистами: Анжелой Руссель, членом постоянной административной комиссии Французской социалистической партии, которая по просьбе Владимира Ильича переводила на французский язык для Международного социалистического бюро доклад РСДРП Штутгартскому конгрессу II Интернационала; с Луи Робленом, депутатом от департамента Ньевр, который 11 января 1909 года дал Ленину рекомендательное письмо в Национальную библиотеку92, и др.

Во время своего кратковременного пребывания в Ницце в марте 1909 года Ленин познакомился с Жаном Нувелем. В то время Нувель был секретарем социалистической организации Ниццы и корреспондентом "Юманите" (он оставался им, до 1914 года). После съезда в Туре ОН вступил во Французскую коммунистическую партию и был ее активным работником до самой смерти. Увлеченный русским революционным движением, Нувель выступил в 1911 году с планом помощи большевикам в их пропагандистской работе в России. Снабженный доверенностью в "надлежащей форме", которой акционерное общество поручало ему произвести изыскания в лесах Кутаисской губернии с целью покупки — разумеется, фиктивной — лесов, он весной 1912 года получает от русских властей просимую визу. Перед отъездом в Россию Нувель в апреле 1912 года посетил Ленина в Париже на улице Мари-Роз. Здесь он получил пакет от Ленина. Выполнив свою миссию, Нувель еще полгода пробыл на Кавказе, где его тепло приняли русские и грузинские большевики. Вернувшись осенью в Париж, он уже не застал там Ленина — Владимир Ильич переехал в Краков19*.

У истоков Французской коммунистической партии

Переехав из Парижа в Краков, Владимир Ильич не переставал следить за развитием рабочего и социалистического движения во Франции.

Предательство лидеров социалистической партии Франции, вставших к началу мировой империалистической войны на позиции социал-шовинизма и призвавших пролетариев поддержать "свою" буржуазию в этой войне, вызывает гнев Ленина. Работа "Социализм и война" переводится по инициативе Владимира Ильича на французский язык и распространяется во Франции: французские рабочие должны знать всю правду о войне!

В январе 1916 года во Франции были изданы резолюции Циммервальдской левой. Приезд французских левых социалистов на Кинтальскую конференцию Ленин расценивал как отголосок протеста масс, нараставшего во Франции против империалистической резни. Он писал в 1916 году, что империалистическую войну вела "не Франция демократическая и революционная, не Франция 1792, не Франция 1848 гг. и не Франция Коммуны", а "Франция буржуазная, Франция реакционная"93.

Ленин призывал пролетариат всех стран, втянутых в мировую бойню, бороться против войны. "Я верю в французский революционный пролетариат, — писал он 10 февраля 1916 года. — Он подтолкнет и французскую оппозицию"94. Это обращение Ленина к французским товарищам ("О задачах оппозиции во Франции") было опубликовано отдельной листовкой на французском языке и получило широкое распространение среди рабочих под заглавием "Sur la tache de l’opposition en France".

Один французский рабочий сказал, прочтя письмо Ленина: "Я думал, что социализм мертв, но теперь я вижу, что он живет, и весть об этом живом социализме я понесу в массы"95.

Именно они, французские рабочие, к которым обращался Ленин через головы предавших их вождей, отказывались изготовлять военное снаряжение, предназначенное для антисоветской интервенции. Именно они отказывались грузить это снаряжение на суда, направлявшиеся в Россию. Именно они первыми заявили: "Руки прочь от Советской России!" Отблеск великого пожара, начавшегося в 1917 году в России, упал на французскую землю, и Франция — страна замечательных революционных традиций — развернула свои собственные красные знамена. Но это отнюдь не был "экспорт революции": зерно упало на подготовленную почву.

На многолюдных митингах рабочие горячо одобряли ленинскую политику. Многие из выступавших подчеркивали, что русские большевики под руководством Ленина продолжают дело, начатое в 1871 году коммунарами Парижа. Участники митингов буквально не давали говорить тем ораторам, которые пытались осуждать Октябрьскую революцию. Так было, например, с правыми социалистами Пьером Лавалем и Пьером Реноделем, которые пробовали клеветать на Ленина и большевиков на митинге 12 января 1919 года в Париже в помещении Зимнего цирка. Анализируя сообщения французской печати об этом собрании, Владимир Ильич писал: "И во Франции, как мы видим, имеются сочувствующие большевистскому движению. Французские массы, это, может быть, одни из самых опытных, политически самых воспитанных, самых живых и отзывчивых масс. Они не позволят оратору на народном собрании взять ни одной фальшивой ноты, — его остановят. Хорошо еще, что, при французском темпераменте, его не стащили с трибуны!" и Ленин делает знаменательный вывод: "французский пролетариат за нас"96.

В защиту Советской России боролись замечательные мастера культуры, гордость французской нации — Ромен Роллан, Анатоль Франс. Анри Барбюс, Раймон Лефевр, Поль Вайян-Кутюрье, Поль Ланжевен, Жан-Ришар Блок и др. Молодой революционный поэт Поль Вайян-Кутюрье пишет новые слова на мотив известной песни "Привет вам, солдаты 17-го полка" (которую в период своего пребывания в Париже так любил петь Ленин). Он славил в ней моряков, исполняющих свой интернациональный долг. "Привет вам, черноморские моряки" — так называлась эта песня, получившая большое распространение во Франции97.

58
{"b":"200940","o":1}